ПРИМЕРНЫЙ УЧЕ...

ПРИМЕРНЫЙ УЧЕНИК «БОЛЬШОЙ ДВАДЦАТКИ»

125
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В Москве завершил свою работу очередной саммит министров финансов и руководителей национальных банков Большой двадцатки – двадцати наиболее экономически развитых стран мира. Президент России Владимир Путин отлично использовал предоставленную ему возможность и рассыпался в похвалах самому себе и экономической политите своего правительства. В самом деле, как минимум, в финансовом отношении Россия является своего рода «примерным учеником» – страной с почти бездефицитным госбюджетом и четкой позицией по вопросу грозящей «валютной войны».

Как известно, российское правительство на Западе в последнее время как-то не очень принято хвалить, а уж президента России – и подавно. Даже если речь не идет о международной политике, о репрессиях против оппозиции или о заскорузлом бюрократическом аппарате – западные лидеры на похвалы Путину, как говорится по-русски, не тороваты. Очевидно, именно поэтому президент России, открывая очередной саммит Большой двадцатки, вспомнил извечный принцип: «Сам себя не похвалишь – никто тебя не похвалит» и рассыпался в похвалах своему правительству и его финансовой политике.

Впрочем, следует признать, что похвалы эти, по крайней мере, в области финансов, вполне обоснованы. В жаркой дискуссии о допустимом дефиците госбюджета и уровне задолженности, который может себе позволить та или иная страна, Россия вполне может разговаривать с Западом менторским тоном. У нее почти нет долгов. И пока цена на нефть ползет вверх – они вряд ли появятся.

Москва – идеальный посредник?

Подобная ситуация с госфинансами, по мнению многих экономистов, делает Кремль едва ли не идеальным посредником, который, как действующий председатель G20, в состоянии примирить между собой 20 ведущих стран мира, стать своего рода «примирителем», скажем, между вконец погрязшими в долгах, как принято считать в Европе, США, с одной стороны, и чопорной, считающей каждый цент Германией, успешно и массированно сокращающей свои долги и требующей того же от всех остальных – с другой.

Так что ничего удивительного нет в том, что в своей приветственной речи на открытии московского саммита Путин, в первую очередь, с похвалой описал финансовую политику своей страны: по его словам, она как была, так и останется предельно консервативной, взвешенной и ответственной за каждый рубль. О структурных проблемах, терзающих российскую экономику, он не сказал ни слова – но это не входило, похоже, в его намерения. Президент создал образ России – финансового «отличника».

О других членах клуба «самых развитых» этого утверждать, увы, нельзя. Основной темой для жарких споров в Москве был вопрос о балансе между необходимостью экономить госсредства и не меньшей потребностью в свежих инвестициях в госэкономики. Путин свою позицию обозначил с самого начала: «Мы должны позаботиться о росте (что означает инвестиции), однако одновременно задать себе вопрос – что возможно и реально?». Для России этот вопрос, кстати, весьма немаловажен: как известно, иностранные капиталы продолжают утекать из страны с пугающей скоростью, инвестиционный климат оставляет желать много лучшего – в первую очередь из-за непомерно развитой коррупции и бюрократической системы. Так что одной экономией российскому правительству точно не обойтись и вопрос «что вообще реально сделать в подобной ситуации?» – это вопрос, по сути, экономического выживания страны. Пока что ответа на него у Путина и его команды нет.

«Войны не хотим, но к отпору готовы»

В принципе, так называемая «финансовая война» стала основной темой нынешней встречи. Валютная политика различных стран и возможность, что кое-кто из них начнет искусственно снижать курс своей валюты ради искусственного подстегивания экспорта, беспокоила абсолютно всех. Главная проблема в этом случае – любая страна, решившаяся на подобный шаг, неминуемо подтолкнет все остальные страны к тому же. А это – реальная вероятность срыва в неуправляемую, глобальную гиперинфляцию.

Впрочем, руководитель Европейского Центрального банка Марио Драги, а также шеф МВФ Кристин Лагард всеми силами демонстрировали, что подобной возможности они не боятся – в своих выступлениях они подчеркивали «безосновательность» подобных разговоров и указывали на то, что ни одна из ведущих валют мира в данный момент подобных тенденций к обвалу не демонстрирует. В свою очередь, министр финансов России Антон Силуянов проявил понимание опасности: если его страна, как сообщил Силуянов, начнет манипулировать рублем – было бы вполне понятно, что страны-партнеры также занялись бы «похуданием» собственных валют, чтобы защитить свои экономики.

Так что, по большому счету, послание московского саммита вполне ясно: «валютной войны» не произойдет. В итоговой декларации зафиксировано обязательство стран G20 не снижать искусственно курсы своих валют, а ограничиться классической торговой и финансовой конкуренцией. «Четкое послание, заключенное в этом документе, – подчеркнул руководитель немецкого Бундесбанка Йенс Вайдеманн, – демонстрирует наше единство. В будущем наши дискуссии больше не будут проходить на столь повышенных тонах – это противопоказано оздоровлению глобальной экономики».

А вот с выплатой долгов вопрос пока что неясен. Несмотря на то, что и в этом случае финансовые лидеры «Двадцатки» попытались продемонстрировать единство, невооруженным глазом можно видеть, что им далеко до общего мнения. Немцы настаивают на выполнении взятых странами G20 в 2010 году обязательств – переполовинить дефициты госбюджетов. Однако тот же российский министр финансов в своем выступлении проявил своего рода понимание тех, кто этого делать не собирается. «Не все страны выполнили эту задачу, так как ожидалось, что экономический рост пойдет быстрее, чем это произошло на самом деле, – подчеркнул Силуянов, – Поэтому мы решили, что в этом году должны быть разработаны новые долго- и среднесрочные цели для бюджетной политики». Конечные цели, предостерег министр, должны быть на этот раз реалистичными.

В принципе, немецкая делегация вполне может смириться и с этим. В конце концов, она добилась своего – продемонстрировала, что консолидация бюджета и экономический рост – это не две противоположности, как утверждали до сих пор, скажем, англичане и американцы, желающие бороться с кризисом исключительно методом «впрыскивания» в экономику все новых свежих денег. Свою готовность идти на компромисс особо подчеркнул министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле: он заявил, что нынешняя встреча еще раз продемонстрировала, что Россия искренне желает во время своего председательства в G20 реально изменить ситуацию. Поэтому он оценил встречу, как эффективную.

Даже прием у Путина, по его мнению, продемонстрировал эту эффективность: «Это была не пустая болтовня, а весьма конкретный обмен мыслями» – поведал Шойбле – «Поэтому мы и поддержали общую итоговую декларацию. В конце концов, мы тоже – реалисты». Тут, пожалуй, следует заметить, что похвала из уст немецкого министра финансов, пожалуй, особо ценна для правительства Путина именно сейчас, после того, как с Запада в адрес Кремля неслась исключительно критика.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ