ПРИСОЕДИНЕНИЕ...

ПРИСОЕДИНЕНИЕ БЕЛОРУССИИ?

3
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Прокремлевские аналитики пророчат скорое присоединение Белоруссии к России.

Почему Могилев?

В белорусском Могилеве состоялся пятый по счету Форум регионов России и Беларуси. Почему был избран именно этот областной центр, а не Минск? В 2017 году объем внешней торговли областного центра с Россией составил более $1 млрд. В структуре экспорта, как сказано в одном из отчетов Могилевского облисполкома, преобладают шины, ДСП, лифты, химволокна, электродвигатели, молочная и мясная продукция, трубы из черных металлов.

Акцент на Россию сделан не случайно. Экономист Петр Мигурский, отмечая, что Беларусь, технологически являясь государством с «догоняющим типом развития экономики», то есть с неудачным опытом диверсификации рынков сбыта и с качеством продукции, не соответствующим стандартам ЕС или США, вынуждена довольствоваться рынком России.

Мы еще вернемся к экономическим реалиям Белоруссии. Пока скажем о форуме.

Путину навстречу

Поскольку личное присутствие на форуме Владимира Путина было подтверждено за считанные недели до этого события, Могилев стал в авральном порядке меняться на глазах, чего с ним не случалось десятилетиями. Как говорили местные жители, Александра Лукашенко здесь чествуют меньше, чем президента России.

Ну а по чести и затраты. Город, в принципе, и прежде был чистым и ухоженным, в отличие от большинства провинциальных центров России. Но тут другое. Срочное возведение объектов показушного характера, тех, которые смогут ласкать взор Путина. Это притом, что в Могилеве хватает домов, требующих срочного капитального ремонта, находящихся в плачевном состоянии коммуникаций и прочих бытовых затрат.

Разразилась серия скандалов в связи с обнародованием стоимости Триумфальной арки на въезде в областной центр со стороны Минска; ремонта Дворца культуры (место проведения форума регионов Беларуси и России); лестничного спуска с каскадным фонтаном к новому парку на берегу Днепра; реконструкции автодороги, по которой поехали во Дворец президенты.

Каждый этот объект «съел» от $2 млн. до $5 млн. бюджетных денег. Чтобы снизить нагрузку на городскую казну, мэрия распорядилась: все работающие должны пожертвовать в пользу мега-строек четыре дневных заработка. Если бы не логотипы форума регионов, которыми массово увешали витрины магазинов, окна учебных заведений, бока троллейбусов и даже пакеты с молоком, можно было подумать, что город готовится к Олимпийским играм.

С Москвой и без Москвы

И все – для того, чтобы город понравился московскому начальнику. Почему? Потому что, как отметил Александр Лукашенко, «Могилев – город больше русский, чем белорусский». Заявление более чем странное. Недаром оно ввело могилевчан в ступор: исторически это место литовско-польских корней, сегодня русских в городе не более 8%, их никто не притесняет. Стало быть, они не нуждаются ни в защите, ни в поддержке, что может подразумевать заявление Батьки.

Но Батька – он такой: как скажет – хоть стой, хоть падай. С одной стороны, Могилев «больше русский, чем белорусский». С другой стороны, Белоруссия – «суверенная и независимая страна», и этого удалось добиться благодаря устремлениям самих белорусов. По словам Батьки, независимости Белоруссии при развале СССР хотело и тогдашнее руководство России. Он, однако, предпочитает не вспоминать, что в 2002 году Владимир Путин фактически предложил Белоруссии войти в состав России, когда лидеры обсуждали создание союзного государства. При этом он добавляет, что не слышал подобных предложений от Владимира Путина, отчего у российского президента слегка дрогнула бровь.

Сидеть одновременно на двух стульях – особый политический дар. Причиной смены политической ориентации и предпочтений психологи называют фактическое отсутствие стыда или врожденный цинизм. Конечно, можно поименовать это явление как проявление политической тактики и даже дальновидности.

Батька помалкивает, что его страна и дня не прожила бы без ежедневных финансовых инъекций Москвы: Россия десятилетиями содержит белорусскую экономику, тратя на это $7-8 млрд. в год.

Притом Лукашенко не исключает, что экономические проблемы могут привести к потере независимости страны или обернуться кровопролитным конфликтом на ее территории. Это как понимать? Как определенную готовность влиться в другое государство, которым, при наличии последнего диктатора Европы, может оказаться только Россия? Как повторение Донбасса?

В любом случае, это заявление, сделанное минувшим летом на совещании в Шкловском районе Могилевской области, призвано вселить определенную тревогу в жителей страны.

Путин мог бы поправить белорусского коллегу. Дескать, умирать можно по-разному. Можно очутиться в раю, а можно сдохнуть в аду. Главный шахид всея Руси, как прозвали его белорусы, знает правильный ответ. Но озвучивает его устами нового посла РФ в Минске Михаила Бабича: «Если на Белоруссию нападут, Россия ответит на это нападение так, как если бы агрессии подверглась она сама».

То есть Москва уже взяла Минск под свое крыло, хотя тот еще не успел об этом попросить. Поспешность Кремля объясняется тем, что он хочет удержать Беларусь в рамках Таможенного союза. Батьке же важно показать, что стоит перед выбором: в какой из западных альянсов ему податься? Ему это нужно затем, чтобы поторопить Москву – нацелен, мол, на Европу, так что давай подгоняй еще бабла, родимая, если хочешь, чтобы мы с тобой, как прежде, вась-васькались. В том-то и дело, подчеркивает Владислав Иноземцев, доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества: «Деньги «батька» регулярно берет, но никакие пожелания Москвы (от признания тех же Абхазии и Южной Осетии до размещения на своей территории российских баз) не находят отклика».

То есть Лукашенко свою сахарную косточку регулярно получает, но, по оценке Москвы, не отрабатывает ее. Ссылаясь на разные объективные причины.

Последние месяцы можно считать провальными в деятельности Кремля. Пенсионная реформа и ее следствие – массовые демонстрации, за которыми последовало резкое снижение рейтинга Путина. Это на внутреннем поле. На внешнем – свои неудачи, от появления «солсберийской ОПГ», как именуют акцию по отравлению Скрипалей, которую поручили сотрудникам ГРУ в Великобритании, до упавшей ракеты. Очевидно, что такие провалы ярче обозначают мировое общественное мнение: статус великой державы, которую пытается взвалить на плечи России, пока этим плечам, простите за повтор, не по плечу. Все, что делает страна под Путиным, происходит по принципу «Плохо, но мы умеем еще хуже».

На фоне явного политического кризиса в России и полной потери лица перед мировым сообществом, а также одновременного заигрывания Батьки с Китаем и ЕС, которые приняли угрожающий для российских интересов характер, обостряется необходимость подогревать патриотический угар внутри страны. Поскольку Москва наработала успешный опыт по такому подогреву аннексией Крыма, эту модель можно использовать и в случае с Белоруссией. Только в 2014 году была часть суверенной Украины, а сейчас ничто не мешает совершить аншлюс целого государства. Идея та же – защита «русского мира».

Геополитический успех гарантирован

Во-первых, Минск и Москва взаимодействуют в рамках Союзного государства, которое и было задумано как начало реанимации СССР.

Во-вторых, белорусы в силу своего миропонимания природы и географической особенности близки к Москве.

В-третьих, она уже приручила их финансовыми инъекциями, за четверть века сделав из них классических нахлебников, используя страх бывшего директора совхоза перед рыночной экономикой.

В-четвертых, Батька, испортив отношения с мировым и, прежде всего, европейским сообществом, имеет в активе лишь большого восточного соседа, формально уже сделав свою страну придатком России.

Эксперты приходят к выводу: народ Белоруссии, сильно подуставший от отсутствия перспектив, может увидеть в Москве гаранта его мечты о достойной жизни и способен даже безо всяких референдумов и зеленых человечков влиться в состав РФ. Что в известной степени уже происходит, учитывая неутихающую белорусскую волну гастарбайтеров в Россию: в 2006 году был подписан пакет международных договоров, подтвердивших равные права белорусов и россиян на свободу передвижения и трудовую деятельность.

Тут, конечно, есть свои особенности. Русские в Белоруссии, формально могут считаться этническим меньшинством, которое нуждается в поддержке. Но проблема в том, что белорусы – народ миролюбивый, живет со своими русскими соседями без ссор. На какой основе пристегивать Белоруссию к России, да так, чтобы белорусы вопили от восторга от кремлевского захвата в чисто гитлеровском стиле?!

Примечательная деталь: чем хуже дела в народном хозяйстве страны, тем громче Лукашенко говорит, причем, к месту и не к месту, что независимость Белоруссии – это святыня, и на нее никто не должен покушаться. В то же время он повторяет: «Россия для нас – это святое».

Лукашенко явно запутался в святынях. Началось это в декабре 1999-го, когда он подписал договор о Союзном государстве Беларуси и России с бывшим в то время президентом РФ Борисом Ельциным. Лукашенко рвался в союз с Москвой, надеясь стать главой этого объединения. Но с приходом во власть Владимира Путина, надежды Лукашенко рухнули.

В Союзном государстве РБ и РФ, не признанном субъектом международного права, флага, герба и гимна нет. Зато есть общий парламент, кабинет министров, Госсовет, СМИ, а также амбиции и надежды. Москва рассчитывает на политическую привязку союзника. Минск – на внутрироссийские цены на газ и нефть, которые перепродает с выгодой для себя. Батька с его деревенской смекалкой понял, что, декларируя преданность Кремлю, получает возможность продажи на запад нефтепродуктов из российского сырья. За экспорт этой продукции с территории Союзного государства Минск платит РФ пошлины, но они несопоставимы с доходами: только в 2011-2015 годах они составили $22,3 млрд. Всего за последние 10 лет Беларусь получила от России также дотаций и скидок на $60 млрд.

Но почему Москва терпит Минск? Отвечает Александр Лукашенко: «Нам кто, прежде всего, руку помощи протянет? Русские. Неважно, какая причина в основе этого будет лежать. Они до сих пор боятся потерять Белоруссию». Вот, дескать и вынуждены платить.

Актуальная ситуация в экономике Белоруссии

О том, как идут дела, Александр Лукашенко говорит так: «Мы на фронте. Не выдержим эти годы, провалимся, значит, надо будет или в состав какого-то государства идти, или о нас просто будут вытирать ноги. Не дай бог, развяжут еще войну, как в Украине». Он подчеркивает, что единственным оправданием невыполнения намеченных планов в экономике может быть только смерть.

На первый взгляд, странное заявление, если учесть, что Беларусь экспортирует продукцию своих предприятий в 172 государства. Но, по данным статистики, 46% белорусского экспорта приходится на Россию.

Однако торговля с Россией – это не столько громкие цифры, сколько реальные риски. Белорусы ведут расчеты в долларах США, россияне – в российских рублях, в которых и заключены контракты с предприятиями РФ. Понятно, что как только рубль проседает (а делает он это с печальным постоянством), белорусские заводы и фабрики терпят убытки. То же касается белорусских предприятий, закупающих российские комплектующие: часто приходится покупать деталь в долларовом эквиваленте дороже, чем продавать готовое изделие завтра.

Белорусам приходится терпеть обременительное партнерство и выживать, поднимая цены и отгружая меньше продукции.

Порой Москва ловит Минск за руку. На том же реэкспорте санкционки, к примеру. Батька добавляет: «Так и мы же не святые. Русские – это наши братья. Они разные, бывают хорошие и плохие. Бывает, и молоко не пускают, и сахар не разрешают там продать, и нефть перекроют, и газ. Всякое бывает».

Иными словами, Москва и Минск друг друга стоят. Сейчас Белоруссия в очередной раз подошла к банкротству со своей своеобразной экономической моделью. Эксперты указывают: продавать Батьке уже нечего – все, что мог, он уже так или иначе продал или заложил. Беларусь – на первом месте по росту цен на постсоветском пространстве. После деноминации, убравшей с белорусских рублей четыре нуля, цены на непродовольственные товары выросли в среднем на 10%, а на некоторые продукты питания и услуги – на 20-30%.

Что касается Могилева, которым полюбовался Путин, тут дела вообще из рук вон плохо. На крупнейшем предприятии города «Могилевхимволокно», где когда-то работали 26 тысяч человек, сегодня заняты 7 тысяч. Причем, ожидается очередное сокращение – около 700 человек. Разразился скандал на заводе «Строммашина»: рабочим предложили перейти на одночасовой рабочий день «в связи с низкой эффективностью производства».

На Могилевщине наиболее низкая средняя зарплата в стране – лишь 776 белорусских рублей (330 евро в эквиваленте), а ее районы оказываются самыми бедными в Беларуси. Ситуация безвыходная. Вокруг могилевских рынков растет стихийная торговля. Пенсионеры из-за обнищания вынуждены продавать бывшие в употреблении вещи. На подступах к Быховскому рынку они даже вывешивают товар на ограде АЗС, что ранее было просто немыслимо. «И милиция на это уже не реагирует», отмечают наблюдатели.

За последние 3-4 года в центре Могилева закрылись практически все магазины не самой дорогой брендовой одежды и обуви. Вместо них появились секонд-хэнды – магазины, торгующие на вес поношенной одеждой.

Могилев имеет репутацию областного центра с самыми плохими в Беларуси дорогами. Это лишь главную трассу, по которой проехал кремлевский барин, вылизали и заровняли на европейский манер.

Автомат в руки и вперед

Что делает Александр Лукашенко? Для защиты мирной и цветущей жизни в стране обещает: «Семь миллионов автоматов раздам», по одному на каждого взрослого белоруса.

Что означает это заявление? То, что рейтинг Лукашенко в стране падает. И лучший способ поднять его – подготовить народ к отражению атаки извне. Тем более что Запад дает повод для таких заявлений, если иметь в виду планы по возможному созданию военной базы США в Польше, прозванной Форт-Трамп. Посол России в Минске Михаил Бабич сказал, что Россия защитит Белоруссию в случае внешней агрессии. В любом случае, это означает, по мнению политологов, потенциальное расширение российского военного присутствия на белорусской территории, вплоть до реализации идеи по созданию постоянной российской базы в Белоруссии. В 2015 году Путин подписал распоряжение о будущей российской авиабазе в Беларуси. На фоне Форт-Трампа ее строительство может быть форсировано.

После распада СССР в Беларуси остались стратегические военные объекты, подчиненные России на основании межправительственных соглашений. Это узел связи ВМФ в Минской области (Вилейка, 250 российских военнослужащих) и радиотехнический узел в Брестской области (Барановичи, 1200 российских военнослужащих). Оба объекта не наделены статусом военных баз, там нет летального оружия. Но эксперты указывают, что во время военных действий эти подразделения подвергнутся первому удару.

В противостоянии Запада и России Белоруссия видится Батьке островком стабильности. Надолго ли? Ведь кремлевские заступники белорусов отчасти уже пришли и еще придут к западному соседу. Причем, соседа даже не спросят: существует Договор о коллективной безопасности, из которого следует – при нападении на одну страну ОДКБ все остальные должны ее защищать.

Об этом напомнил на совместной коллегии военных ведомств России и Беларуси министр обороны РФ Сергей Шойгу. Он отметил, что совместно с белорусской стороной Россия продолжает готовить вооруженные силы к совместному применению в целях обеспечения военной безопасности Союзного государства.

Так что от кремлевской заботы Минску просто не спастись. Это должно, по замыслу военных стратегов Москвы, вызвать у белорусов еще большие симпатии к россиянам. Фактически речь идет о дальнейшем выдвижении российских вооруженных сил к польским границам.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ