РАЗВЕДКА: КАК...

РАЗВЕДКА: КАКОЙ ОНА ДОЛЖНА БЫТЬ?

230
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

О разведке и разведчика написано тысячи книг. И всё-таки есть такие, которые дают наибольшее представление об их работе, характере организации спецслужб. Конечно, наибольший интерес, на мой взгляд, представляет книга руководителя 12- го отдела генштаба вермахта «Иностранные армии Востока» Рейнхарда Гелена, создавшего на оккупированной союзниками территории Германии «Организацию Гелена», а затем возглавившего разведку провозглашённого государства ФРГ. Естественно, не может не привлечь внимания работы В. Суворова «Аквариум», Павла Судоплатова «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930-1950 годы», Юрия Дроздова «Записки начальника нелегальной разведки», Теодора Гладкова «Король нелегалов», Леонида Млечина «Председатели КГБ. Рассекреченные судьбы», В. Тырмос и Я. Верховского «Город Антонеску» и много других. И когда мы сегодня нелестно отзываемся о КГБ, то забываем, что было и ГРУ, и МВД и ещё организации, занимавшиеся подобным промыслом. И не следует забывать, во-первых, что подобные службы имеются во всех государственных образованиях, ну, может, за исключением Люксембурга, Монако, Андорры, Сан-Марино и ещё нескольких микроскопических государств, во-вторых, во всех этих службах было, есть и будёт много общего, от которого никуда не денешься. Об этом общем в спецслужбах и пойдёт речь.

Разведывательная служба

Так назвал одну из глав своей книги Рейнхард Гелен. Эта служба существует с древнейших времен. И он приводит отрывок из трактата о военном искусстве Сун-цзы. И жил этот «военный эксперт» с 550 до 479 гг. до нашей эры. Уже тогда он писал: «Узнать о будущем нельзя ни от богов, ни от демонов; нельзя этого сделать и копируя настоящее путём измерений и расчётов. О противнике же узнать можно с помощью человека. Для этого используется пять категорий шпионов: шпионы из числа местных жителей, шпионы, находящиеся в стане противника; шпионы-маршрутники, засылаемые к противнику и возвращающиеся назад после выполнения задания; шпионы, идущие на смерть, и шпионы, приносящие жизнь. Если будут задействованы все эти пять видов шпионов, никто не сможет узнать, каким путём получены сведения. И назовут это божественной тайной. И станет она самым ценным сокровищем властителя. Правитель должен лично руководить работой шпионов. Возвращающиеся после выполнения задания шпионы дают ему возможность познать противника…». Трактат о военном искусстве Сун-цзы – самый древний теоретический труд о военном искусстве, на 130 лет старше «Анабазиса» Ксенофена. В своих трудах работу древнекитайского эксперта использует не только Гелен, но и Виктор Суворов и ряд других исследователей. И ныне секретные службы во многом занимаются тем, чем занимались они 2,5 тысячи лет тому назад. Гелен отмечает, что деятельность секретной службы в представляющих для неё интерес государствах ныне охватывает следующие сферы:

– внешнюю политику,

– внутреннюю политику,

– настроения населения,

– военный потенциал,

– экономический потенциал (прежде всего военно-технический),

– уровень науки и техники. К этому добавляются и другие задания и поручения, в зависимости от того интереса, который представляет та или иная держава. И в решении этих задач можно использовать рекомендации Сун-цзы. Естественно, неизмеримо выросли возможности технических средств разведки. Разведывательные службы крупных государств располагают структурами для активного воздействия на политическое сознание населения государств-противников. Спецслужбы всегда были тесно связаны с учреждениями, которые занимались идеологической обработкой населения и спецпропагандой, рассчитанной на противника. К примеру, нацистская Германия широко использовала пропаганду в трёх основных направлениях: во-первых, антикоммунистическую, во-вторых, антисоветскую, в третьих, – антисемитскую. В круг задач разведывательных служб входит также контршпионаж и мероприятия по обеспечению собственной безопасности. Одной из старейших разведок мира является британская. Как и во многих других областях жизни, отмечает Гелен, традиции британской разведывательной службы остались неизменными до сих пор. И цитируемый автор предполагает, что именно по этой причине британская секретная служба не самая многочисленная в Европе, но самая работоспособная и эффективная. Сравниться с ней могут лишь разведывательные службы США и Израиля. Эта служба в Британии пользуется большим доверием парламента и правительства. Её проблемы рассматриваются с величайшим тактом, и общественности до недавнего времени была неизвестна даже фамилия её шефа. Советская разведывательная служба прошла наибольшее количество реорганизаций. Сам Комитет Государственной безопасности, отмечает Леонид Млечин, существовал с 1954 по 1991 год. Но именно эти три буквы стали синонимом российских органов безопасности. И это ведомство постоянно меняло название и подвергалось реорганизациям. Вначале оно называлось Всероссийской чрезвычайной комиссией (ВЧК), потом Государственным политическим управлением (ГПУ), затем Объединённым Государственным политическим управлением (ОГПУ, после образования СССР), Народный комиссариат внутренних дел, Народный комиссариат государственной безопасности, Министерство государственной безопасности, Министерство внутренних дел, Комитет государственной безопасности, Межреспубликанская служба безопасности, Агентство федеральной безопасности, Федеральная служба контрразведки. И нынешнее название службы – Федеральная Служба Безопасности – не обязательно последнее. «Некоторые возглавляли ведомство, – пишет Млечин, – совсем недолго – несколько месяцев, рекорд поставил Ю. В. Андропов: он был председателем КГБ 15 лет. Многие входили в известное здание на Лубянке под аплодисменты, обретали там власть и награды. Но мало кто уходил с Лубянки по своей воле или на повышение. Из госбезопасности в основном увольняют или убирают. Пятерых расстреляли. Другие попали в тюрьму или в опалу. Большой славы эта служба ещё никому не принесла. В истории Лубянки отразилась история всей России». И тем не менее, отмечает бывший начальник нелегальной разведки Юрий Дроздов, «Два последних периода её истории – советский и постсоветский, – содержат много больше положительного, результативного, нежели того отрицательного, что с наслаждением смакуется зарубежной и российской прессой, комментирующей открытых предателей. Я не могу разделить бытующей точки зрения, согласно которой безоглядное очернение прошлого способствует оздоровлению страны и общества. Скорее, наоборот». И действительно, в КГБ было ряд управлений. И каждое занималось своим делом, далеко не бесполезным для страны. И главные из них занимались разведкой и контрразведкой. Другое дело – 5-е Главное управление, которым руководил генерал Бобков. Оно занималось идеологией. Это то, что народ и воспринимал как КГБ. А после распада Союза ССР, он перешёл на службу к Гусинскому, которому служил верой и правдой. Было ещё ГРУ и ряд других разведывательных и контрразведывательных подразделений, но в целом, спецслужбы СССР своей задачи не выполнили. Они не сумели, в силу ряда обстоятельств, локализовать деятельность тех, кто не с режимом боролся, а стремился к развалу государства и его вооружённых сил. А ведь о некоторых они знали достаточно много, чтобы предугадать их действия. Но не забудем, что основные спецслужбы замыкались на президента, который отнюдь не питал тёплых чувств к структурам, призванным охранять безопасность страны. Именно поэтому и нынешняя оппозиция, состоящая частично из тех, кто был «героем» 90-х, так рьяно атакует спецслужбы России и ненавидит её армию. А вот как описывает историю американских спецслужб Гелен. Он отмечает, что история американской разведывательной службы начинается фактически со Второй мировой войны. До тех пор, не считая периода Первой мировой войны, она влачила жалкое существование и состояла из нескольких небольших структур – в армии (армейская разведка), на флоте (управление морской разведки) и при госдепартаменте (бюро разведки и исследований). Персонал их состоял из небольшого числа офицеров, чиновников и гражданских служащих. Во время Второй мировой войны с энергичной помощью британских союзников было создано Управление стратегических служб (УСС) во главе с генералом Донованом (получившим прозвище Дикий Билл). К концу войны Управление насчитывало 12 тысяч человек и координировало деятельность других разведслужб США. Аллен Даллес возглавлял в Швейцарии европейское бюро УСС. Фигуры, прямо скажем, уникальные, даже легендарные. Такие разведчики встречаются не часто. Заслугой управления можно считать то, что оно своевременно распознало значение науки и техники для нынешней разведки и умело использовало их в своей деятельности. После войны УСС ликвидировали, но вскоре стала ясна необходимость координации деятельности различных служб, включая ФБР, с тем, чтобы не только избежать параллелизма и даже антагонизма в работе, но и создать условия для сотрудничества. И в 1947 году был принят «Закон о национальной безопасности», в котором предусматривалось создание Центрального разведывательного управления (ЦРУ), а также Совета национальной безопасности (СНБ), в котором председательствовал сам президент. Совет должен был консультировать главу государства по всем вопросам внешней и внутренней политики. Что касается ЦРУ, являющегося по сути дела службой внешней разведки США, то его директора назначает лично президент США с согласия сената. Директором может быть либо кадровый офицер вооружённых сил, либо гражданское лицо (так же, как в спецслужбах России). Оклад директора установлен этим же законом. Директор ЦРУ входит в состав СНБ и уполномочен координировать работу всех служб, ведущих разведывательную деятельность или получающих какую-либо разведывательную информацию. В отличие от инструкций, которыми руководствуются все остальные государственные структуры, он сам принимает на работу и увольняет сотрудников, определяет организационную структуру управления и отделов, их штаты, устанавливает оклады. Единственное ограничение – они не должны превышать оклад директора ЦРУ, который установлен законом. ЦРУ не касаются указы, распоряжения и инструкции высших органов власти, которые обязательны для гражданских учреждений. Оно имеет собственные контрольные органы. После событий 11 сентября прошла реорганизация спецслужб, они стали ещё мощней, и за последнее десятилетие провели ряд уникальных операций, среди которых уничтожение главного террориста планеты – Усамы бин Ладена и ряд его помощников. Спецслужбы США по праву считаются самыми мощными в мире. По своей научно-технической оснащённости им нет равных на планете. В Великобритании деятельность спецслужб координировалась уже до войны. Во Франции координирующая функция была возложена на «второе бюро» генштаба. Германии же по Версальскому договору было запрещено создавать собственную разведывательную службу. Ей оставили лишь военную контрразведку – Абвер. С приходом Гитлера к власти, в Третьем рейхе были созданы мощные спецслужбы. Однако переиграть разведки США, Британии и СССР они не сумели.

Деятельность спецслужб

Р. Гелен и другие авторы едины во мнении: перед любой разведывательной службой стоит задача обеспечивать государственное руководство необходимой секретной информацией, которая имеет большое значение для проведения внешней и внутренней политики и обеспечения внешней безопасности. Полученные разведслужбой сведения должны дополнять имеющиеся данные и облегчать тем самым правительству принятие важных решений. Но представляемые документы и данные, и это Гелен утверждает не единожды, не должны быть – это необходимо подчеркнуть ещё и ещё раз – единственным основанием для принятия решений. Это ответ тем авторам «исторических хроник», которые обвиняют Сталина, что он, якобы, не принимал во внимание донесения разведчиков и не нанёс упреждающий удар. Но, естественно, нельзя упускать при этом из виду, что разведывательные материалы могут расставить особые, подчас совершенно новые акценты, которые при определённых обстоятельствах совершенно меняют общую картину. Так получилось в 1941 году. Израильские исследователи Валентина Тырмос и Яков Верховский пришли к выводу, что Сталин принял решение начать эвакуацию ещё до начала войны. В одной из глав своей работы «Город Антонеску» («Новый меридиан» №982, 2012) они приводят документально подтвержденные сведения об эвакуации целых отраслей промышленности на заводы-дублёры в восточной части страны. Документы датированы первыми днями войны, и в них определены маршруты, представлены эшелоны, названы пункты прибытия, одним словом, это материалы, для разработки которых требуется не один месяц. И эвакуация началась одновременно, организованно из всех приграничных республик. И вывезли около трёх тысяч крупнейших предприятий с персоналом. А в исследовании Валерия Павлика «Оборона Киева. КиУр. 1941» (Киев. 2011) приводится документ (Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 мая 1941 года) с указанием о разработке планов эвакуации предприятий, учреждений, материальных ценностей и т. п. в случае отступления. И фронтовые управления были созданы задолго до 22 июня. В это же время было принято решение о передислокации военных училищ Украины в восточные районы страны. К примеру, Киевское Краснознамённое пехотное училище имени Рабочих Красного Замоскворечья переместили в город Ачинск. В том же мае 1941 года были проведены досрочные выпуски из военно-учебных заведений с немедленным направлением выпускников по месту службы без предоставления положенных отпусков. И, самое главное, о чём мы забываем упоминать, это назначение Сталина 4 мая 1941 года Председателем Совета Народных Комиссаров, о чём было объявлено 6 мая, после его выступления перед выпускниками военных академий в Кремле. Это и была адекватная реакция на донесения разведки. Тем более что Сталину стало известно, что и Гитлер выступил перед выпускниками военных училищ в Берлине, в «Спортпалассе», 29 апреля 1941 года и тоже заявил, что следует в ближайшее время ожидать событий, которые окажут решающее влияние на судьбы мира. И об этом сообщило ГРУ. При этом все государства мира стараются предоставить своим разведслужбам, конечно же, в рамках их задач, возможно более полную свободу действий. Причины очевидны: деятельность служб должна обязательно сохранятся в тайне: компетентный контроль за ними со стороны неспециалистов, по меньшей мере, иллюзорен; в ходе работы могут случиться проколы, которых нельзя избежать даже при соблюдении величайшей осторожности, а они приводят подчас к совершенно неожиданным и нежелательным инцидентам, усложняющим отношения с другими государствами. Далее Гелен обращает внимание на задачи обеспечения безопасности внутри разведывательных служб. Это одна из самых трудных и ответственных задач. «Разведывательная деятельность должна проводиться тайно. Это незыблемое правило. Как и то, что сотрудники разведки обязаны тщательно скрывать свою принадлежность к этому учреждению. Офицеры аппарата безопасности придерживаются этих правил ещё более скрупулёзно. Их работу можно заметить только тогда, когда проваливается разведывательная операция. Успехи же службы безопасности, предотвратившей провалы и предательства, для разведки в целом, как это ни звучит парадоксально, означают крупные недостатки в её деятельности: значит были слабые места, персонал допустил нарушение действующих инструкций и приказов… Службу безопасности можно назвать разведкой в разведке…». Есть ещё одна закономерность, которой руководствуются страны, имеющие свои спецслужбы. Во всём западном мире крупные службы внешней разведки представляют собой структуры, зависящие только от глав государств или премьер-министров, фактически ими являющиеся (к примеру, Британия). В США, Франции и Англии эти органы не партийны. Они не подлежат реорганизации и обновлению при смене правительств, независимы от других государственных ведомств, самостоятельно решают вопросы своей безопасности. Но вольно или невольно их деятельность оказывает влияние на расстановку политических сил в странах. В СССР руководство спецслужб менялось, как правило, с приходом к власти нового генсека. Это одна из причин того, что в 90-е годы они не выполнили задач, которые стояли перед ними. Далее цитируемый автор отмечает, что внешняя разведка – это своего рода научно–исследовательский институт, где трудятся высококвалифицированные специалисты, в задачу которых входит получение – на основе сбора соответствующих фактов и данных – ясной и чёткой картины о политических и военных планах, экономическом потенциале и уровне научно-технического развития, будь-то партнёра или противника. Иначе говоря, даже страны-партнёры ведут на территориях друг друга разведывательную деятельность. Почти все используют дипломатические службы для сбора необходимых сведений, прикрывая эту деятельность дипломатическим иммунитетом. Весьма существенным является и другое замечание Гелена: «Конечно, разведслужба может подчиняться премьер-министру или даже специально-назначенному министру, не имеющему специальных знаний. Но в таком случае речь пойдёт о подчинении лишь в политическом плане. Что же касается руководства разведкой во всех других сферах её деятельности – оперативной, аналитической, организационной, финансовой, хозяйственной – то всё это должно быть прерогативой её шефа». При этом не обязательно, чтобы массам и даже оппозиции было известно имя непосредственного организатора разведывательных операций. Мы уже отмечали, что в Британии только недавно разрешили называть фамилию руководителя спецслужб. В России мы знали министра внутренних дел, начальника генштаба, Председателя КГБ и пр. и пр. Но никому не было известна фамилия начальника 1-го Главного управления КГБ, ведавшего внешней разведкой, начальника ГРУ и непосредственных организаторов операций. Всё это стало достоянием «широкой общественности» после того, как было разгромлено КГБ, и страна осталась без спецслужб и армии. Сейчас тот, кто был послан ликвидировать КГБ, не живёт в России. Там есть некоторые из тех, кому он передал довольно интересные документы. Что же касается бюджета этих подразделений, то, естественно, они являются строжайшей тайной. Но предположительно на их содержание отпускается до 10% военного бюджета страны. Общепринято, что высокопоставленные лица предоставляют в распоряжение разведывательной службы попавшую к ним информацию, даже случайную, представляющую хотя бы самую малую ценность. Французы называют таких лиц «почётными корреспондентами», в Германии они обозначаются термином «особые связи». В принципе, каждый дипломат информирует своё ведомство о полученной им информации. И если она заслуживает внимания, то попадает из МИДа по назначению. Поэтому спецслужбы и Министерства иностранных дел столь близки друг другу и закрыты для посторонних. И тут Гелен как бы даёт из своего далека ответ российским оппозиционерам, некоторые из которых, кстати, когда-то были весьма тесно связаны со спецслужбами, о необходимости не делать разведку чересчур секретной, что она должна свободно «просматриваться» общественностью и парламентом и что это якобы соответствует новым концепциям. И он вносит ясность в эту проблему: «Я всегда старался привлечь на сторону организации возможно больше друзей и сторонников. И прежде всего из области журналистики, но разрешал им знакомиться с организационными вопросами и методами нашей работы лишь в определённых пределах, не переходя границ, за которыми «просвечивание» стало бы опасным. Секретная служба не должна находиться в поле зрения общественности, за небольшим исключением…». Соответственно, подбор кадров в эти службы имеет свои особенности. Я иногда удивлялся, когда вдруг узнавал, что такой-то человек, окончивший успешно медицинский, юридический, физико-технический или иной другой институт вдруг оказывался на службе в разведке. И ответ на этот вопрос я нашёл у того же Гелена. Вот что он писал: «Я придерживаюсь мнения, что по опыту дружественных разведывательных служб нам необходимо иметь доверенных лиц в различных общественных учреждениях и прежде всего – университетах, которые давали бы систематически нам наводки на лиц, подходивших по своим данным к работе в разведке. И мы организовали такую систему. Ряд выдающихся деятелей науки, среди которых были… профессора, проявили высокое понимание специфики нашей работы и готовность поддержать её. Для них было ясно, что важную роль для немецкого государства деятельность службы могут успешно вести лишь сотрудники не только глубоко образованные, но и обладающие способностями к разведывательной работе…». Итак, человека готовили к работе в спецслужбах со студенческой скамьи. В СССР эту проблему было решать проще. Ведь там в каждом вузе был партийный комитет, который и мог рекомендовать тех или иных лиц для рассмотрения в соответствующие организации. Тем более что нет ни одной области современных знаний, которые не требовались бы разведке. Без научно подготовленных сотрудников, будь они из сферы гуманитарных или естественных наук, разведывательной службе ныне не обойтись. Что же касается возрастного ценза, то к разведке с армейскими мерками подходить тоже нельзя. В силу специфики военной службы – определены возрастные критерии пребывания в вооружённых силах. Большие физические нагрузки и другие особенности военной службы не позволяют переходить определённые возрастные рамки. В разведке подход несколько иной. На аналитической работе весьма ценны специалисты старшего возраста (естественно, не преклонного), которые накопили за время работы опыт анализа информации. Так что нужен в данном случае индивидуальный подход. Видимо, с этой целью в России и принят закон о возможности в необходимых случаях пребывания на госслужбе до 70 лет. Вот сколько интересного нам поведал Гелен и другие авторы, названные выше.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ