РОССИЯ «МЛАДШ...

РОССИЯ «МЛАДШИЙ ПАРТНЕР» КИТАЯ

19
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Россия очень гордится своими крупнейшими в истории военными маневрами «Восток-2018», которые недавно завершились на Дальнем Востоке. Проблема заключается лишь в том, что в этих маневрах принял участие Китай – и он в прямом смысле украл у Российской Федерации шоу. Все более становится заметно, что в «партнерстве» РФ и КНР главным является именно Пекин, а Москва играет роль младшего и значительно более слабого партнера.

Ничего подобного не бывало даже во времена СССР, когда коммунистическая «империя зла» считалась самым большим врагом Запада: российские маневры «Восток-2018» собрали 300 000 солдат, 36 000 танков и бронемашин, более тысячи военных самолетов и вертолетов, да еще и 80 военных кораблей. Проходили они на Дальнем Востоке, в 5 тысячах километров от Москвы и направлены были не столько на настоящее обучение и отработку боевого взаимодействия, сколько на запугивание любого, кто за ними наблюдал. Потому что обычно, как подтвердит любой эксперт по военному делу, такие удивительно большие маневры просто не могут быть эффективными: для настоящего обучения они должны быть значительно меньше. Для сравнения: чуть позже НАТО собирается провести в Норвегии крупнейшие маневры с 1989 года, и в них примут участие всего 40 000 солдат. А совместные украинского-натовские маневры, которые только что состоялись на западе Украины, вообще «весили» до 2.200 солдат – и это из всех стран-участниц.

Как и ожидалось, руководство НАТО согласилось наблюдать за маневрами россиян, несмотря на то, что происходили они на этот раз отнюдь не вблизи границ Альянса, как это было в прошлом году. Уже несколько лет подряд Россия все повышает частоту крупных военных учений. В прошлом году это были совместные с Беларусью маневры «Запад-2017» – по данным россиян, в них приняли участие 12.700 солдат, хотя натовские эксперты называют совсем другую цифру – около 40 000. НАТО считает, что все эти учения имеют основной целью «отработки крупных военных конфликтов», – заявил представитель Альянса Дилан Вайт.

Также за «Востоком-2018» внимательно наблюдали страны Северо-Восточной Азии, такие союзники США, как Южная Корея и Япония. Сами США «на всякий случай» выдвинули в западную часть Тихого океана дополнительные военно-морские силы. Но уже не столько из-за России, как таковой, а из-за того, что особенностью данных маневров стало участие в них китайских военных. Народная Освободительный Армия (так официально называется армия КНР) направила на российский Дальний Восток более чем 3 000 солдат и около 30 боевых самолетов и вертолетов. Причем, как отмечают некоторые наблюдатели, в их действиях тоже есть изрядная «изюминка»: свои боевые учения китайские воины провели не столько вместе с русскими, сколько немного отдельно от них, да еще и в местностях, которые на некоторых китайских картах до сих пор обозначаются, как территории Китая. Также в учебных действиях приняли участие монгольские войска.

Против кого дружите?

Следует отметить, что, хотя участие китайских военных в маневрах «Восток-2018» и является сравнительно небольшим (как раз, чтобы эффективно отработать нужные действия), но оно может указывать на некоторые подвижки баланса сил в азиатском регионе. Отношения между соседями-коммунистами, СССР и КНР, долгое время были более чем прохладными, и это имеет под собой исторические основания. Советский Союз помог китайским коммунистам после образования КНР в 1949 году восстановить их страну и автоматически приписал себе роль «старшего брата» в советско-китайских отношениях. СССР был более развит экономически, делал ставку на тяжелую промышленность, в то время как Китай времен Мао Цзэдуна, со своей аграрно-ориентированной экономикой и многочисленными социальными экспериментами вроде «большого скачка», мягко говоря, немного «заигрался», причем игры эти стоили жизни многим людям, а саму страну отбросили назад в ее развитии.
В начале шестидесятых годов начались, в первую очередь, идеологические распри между «товарищем Мао» и тогдашним советским лидером Никитой Хрущевым – распри, которые уже в 1969 году привели к вооруженным столкновениям между советскими и китайскими войсками на Амуре. Тогдашний президент США Ричард Никсон попытался сблизиться с Китаем, установив с КНР дипломатические отношения. Тогда уже бурлила Холодная война и, с точки зрения американцев, шаг навстречу Китаю рассматривался, как средство противодействия СССР: враг моего врага – мой друг.

Несмотря на то, что с тех пор отношения между китайскими коммунистами и официальными преемниками СССР, русскими, стали поспокойнее, сегодня многие обращают внимание на то, что влияние Китая на богатый полезными ископаемыми российский Дальний Восток значительно усилилось. Это отнюдь не препятствует Владимиру Путину искать благосклонности китайского президента Си Цзиньпина. На самом деле, ни с одним другим лидером никакой другой страны он в последние времена не встречался так часто, как с «товарищем Си». Путин принимал китайского лидера на экономическом форуме во Владивостоке (городе, который в китайских атласах, к слову, до сих пор зовется Хайшеньвей), который проходил параллельно с военными маневрами «Восток-2018». Он не поскупился на добрые слова: «Наши отношения с Китаем в военной сфере, сфере безопасности и в политике построены на доверии». Си Цзиньпин с ним с радостью согласился: «Дружба двух стран постоянно укрепляется». Оба президента, мило улыбаясь, вместе напекли перед камерами блинов, поели черной икры и выпили водки…

Сейчас их действительно кое-что объединяет – а именно, враждебность к «мировому гегемону», США, и их влиянию на другие страны. «Восток-2018», таким образом, может считаться пока наивысшей точкой китайско-российских отношений: до сих пор путинские вояки приглашали на свои маневры исключительно дружественные страны – в основном, Беларусь. Участие Китая в нынешних маневрах имеет для Путина большое символическое значение, поскольку, прежде всего, из-за войны, которую развязала Россия против Украины, она оказалась в международной изоляции и отчаянно пытается продемонстрировать, что это не так и что «мы все еще велики и мощны».

Что касается Китая, то его руководство очень переживает, прежде всего, из-за торговой войны с США – из-за «защитных» пошлин на китайский экспорт в Америку: как уже внедренных, так и тех, которыми Дональд Трамп пока только угрожает. Таким же образом американский президент сначала угрожал и другим странам, в отношениях с которыми США имеют большие торговые дефициты, и китайцы тоже сначала считали, что они могут противодействовать агрессивной политике Трампа тем, что заключат, например, с Евросоюзом и Японией двусторонние торговые соглашения. Но пока нервозность, которую можно наблюдать среди руководителей КНР, достигла такой степени, что даже страны-члены G7 вынуждены были координировать свои действия в отношении китайских партнеров.

На самом деле, критика стран Запада экономической политики КНР, даже, если не считать популистских выкриков Трампа, вполне понятна: речь идет об ограниченном доступе для иностранных компаний к китайскому рынку. Эти ограничения направлены на то, чтобы вынудить западных партнеров согласиться на трансфер технологий в Китай – а если партнеры не соглашаются, то КНР использует целую армию промышленных шпионов, чтобы эти технологии просто похитить. Кроме того, странам Запада отнюдь не нравится тот факт, что китайские предприятия и инвесторы поддерживаются государственными деньгами КНР – иначе говоря, китайский государственный капитализм стал для Запада большой проблемой.

Таким образом, участие Китая в российских маневрах – это сигнал США и всему Западу, что в ответ на давление с западной стороны, КНР может пойти на военное сотрудничество с Россией – так, по крайней мере, считает Дмитрий Тренин, бывший советский генерал, а ныне – директор московского Карнеги-центра. А Россия хочет продемонстрировать, что видит в США потенциального врага, а в КНР – потенциального союзника.

Россия – слабое звено

Правда, теперь уже становится понятным, что старые китайско-российские проблемы не слишком-то перекрываются нынешней «крепкой дружбой против Америки». Тот факт, что Владимир Путин проводит маневры на восточных границах своей страны, на китайской (да еще и монгольской) границе – это одновременно еще и сигнал Пекину: «Вот, посмотрите, наш Восток защищен». С другой стороны, Путин ведет целых две войны за границей – в Сирии и в Украине: он держит огромное количество войск в захваченном Крыму, он посылает солдат и технику на Донбасс, он воюет за Башара Асада на Ближнем Востоке … Все это – факторы, которые китайское руководство не желает так просто принимать, поэтому Китай остается на дистанции по отношению к путинской «недосверхдержавы». И лучшим примером этому может послужить тот факт, что сразу по окончании «экономического форума российско-китайской дружбы» во Владивостоке, китайские банки отказали в сотрудничестве российским – из числа тех, которые попали под американские санкции. Дружба дружбой, а денег не дадим…

Это и понятно. США и ЕС в экономическом, техническом и социальном измерениях, без сомнения, являются значительно более привлекательными партнерами, чем то, что Россия представляет собой сейчас, либо станет представлять в ближайшем будущем. Таким образом, КНР вполне справедливо опасается, что Россия, несмотря ни на нефть, ни на газ, может просто разориться, и вынуждена будет вновь переориентироваться. Да и сам Китай, скорее всего, охотно «помирился» бы с богатым Западом и прекратил бы махать перед его носом «русской тряпкой».

Но пока, по крайней мере, геостратегически, Путин и Си Цзиньпин интересуются друг другом. Опять же – согласно правилу: «Враг моего врага – мой друг». Однако, отношения в этой новой дружбе отныне – прямо противоположные отношениям КНР с Советским Союзом. На сегодняшний день, «младшим братом» недвусмысленно стала именно Москва.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ