САММИТ «НОВОР...

САММИТ «НОВОРОЖДЕННЫХ ГИГАНТОВ» ИЛИ НЕРАВНЫЙ БРИК

61
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В бразильской столице завершился саммит лидеров БРИК – четырех крупнейших «пороговых» стран: Бразилии, России, Индии и Китая. По мнению экспертов, эта встреча стала, скорее, некоей политической декларацией, нежели реальным экономическим совещанием. Сказалось серьезное неравенство четырех партнеров.

Встреча лидеров БРИК в Бразилии – уже вторая по счету с момента создания этой организации. Если рассматривать ее с «климатической» точки зрения, то можно отметить несомненное улучшение: после холодного российского Екатеринбурга годичной давности, руководителей четырех стран встретила 30-градусная жара бразильской столицы. Несмотря на теплый климат, многие отметили определенную холодность в отношениях между странами-партнерами: так, лидеры Индии и Китая несколько раз прилюдно ухитрились задеть друг друга критическими замечаниями, а радушный хозяин саммита, бразильский президент да Сильва, страдал от недостатка внимания репортеров на фоне своего гостя, находящегося в данный момент, без сомнения, в центре внимания международной прессы – российского президента Дмитрия Медведева.

Неравенство равноправных партнеров

Сама аббревиатура БРИК, по мнению некоторых, похожа, скорее, на термин из словаря угледобывающей промышленности. Придумал ее в 2001 году никто иной, как главный экономист знаменитого банковского дома Goldman-Sachs Джим О‘Нейл, обозначив таким образом, наиболее быстрорастущие экономики из числа так называмых «пороговых» стран: Бразилию, Россию, Индию и Китай он считал главными «моторами» мировой экономики ближайшего будущего. Следует заметить, что этот, без сомнения, талантливый экономист оказался совершенно прав: в период с 2000 по 2008 год эта «великолепная четверка» обеспечивала почти половину мирового экономического роста.

Впрочем, текущий финансовый и экономический кризис очень четко продемонстрировал, что ситуация в этих странах весьма различна. К примеру, Китай даже в 2009 году, по предварительным оценкам, обеспечил себе 9% экономического роста и стал, таким образом, мировым лидером по этому показателю. Индия отстала от КНР всего на 2%, а вот Бразилия, наоборот – «упала» в пусть небольшой, но все-таки минус. Еще хуже пошли дела у России: ее экономика «похудела» в прошлом году почти на 8%. «Какое же место займет Россия в этой группе?» – задался резонным вопросом российский президент в статье, написанной им специально по поводу саммита БРИК в Бразилии для немецкой газеты Handelsblatt. И сам же ответил: «В кризисные времена мы делаем ставку на всеобъемлющее обновление нашей экономики». Впрочем, ответ этот носит, скорее, декларативный характер: в конце концов, обновление экономики происходит и в остальных странах БРИК, но при этом у них оказываются лучшие, чем у России, стартовые позиции. Так что несомненным экономическим лидером в этой четверке стал Китай: в то время как Россия и Бразилия вынуждены бороться со структурными проблемами своих экономик и защищать статус «моторов экономического развития», КНР вырвался далеко вперед, сохранив динамику роста.

С другой стороны, Россия, по общему мнению, остается несомненным «харизматическим» лидером БРИК: выступлениям Дмитрия Медведева мировая пресса уделила больше внимания, чем речам любых двух лидеров других стран саммита, вместе взятым. Это неудивительно: после заключения в Праге нового договора о сокращении наступательных вооружений, после весьма удачного саммита в Вашингтоне, где Россия и США договорились об уничтожении 34 тонн оружейного плутония (эта скромная цифра на деле означает «начинку» 17 тысяч ядерных ракет), а также после громкого заявления о том, что «Россия вернулась в Южную Америку», сделанного Медведевым накануне в Аргентине, журналисты исправно заполняли до отказа залы, в которых выступал российский президент.

БРИК по расчету

Страны БРИК и на сегодняшний день составляют экономический гигант, – но только вместе взятые. Они представляют более 40% населения планеты и почти 15% ее валового национального продукта. С кризисом они (опять же, если считать всех вместе) справляются куда лучше, чем страны Запада: в будущем государства БРИК, по мнению экспертов, станут обеспечивать 60% мирового экономического роста. Но подобные радужные перспективы могут воплотиться в реальность только в том случае, если в самой мировой экономике произойдут серьезные структурные перемены. Пауло Феррачьолли, профессор экономики Католического университета в Рио-де-Жанейро, так охарактеризовал результаты саммита: «Первым, важнейшим и одновременно наиболее логичным совместным действием стала декларация лидеров БРИК о регулировании международной финансовой системы – в особенности, в той ее части, которая относится к интернациональным финансовым потокам, – этот вопрос стал важен еще до начала кризиса. К сожалению, так как мировая экономика достаточно быстро оправилась, эта тема, похоже, исчезла из дебатов». Руководители четырех стран БРИК попытались найти общий язык в этом отношении и выработать совместную позиции на глобальном уровне. В заключительной декларации отмечается стремление расширить влияние государств БРИК, в первую очередь, на Всемирный банк и на Международный валютный фонд. Кроме того, обсуждалась и более дальняя цель: возможность использования национальных валют во взаиморасчетах и даже введение общей для четырех стран валюты: чтобы уйти от зависимости от доллара США и евро. Впрочем, до реального воплощения этой идеи еще очень далеко.

Примечательно, что валютные споры бросили тень и на саммит БРИК: накануне министр финансов Бразилии Гвидо Мантега вслед за США повторил требование к Пекину повысить курс китайского юаня. Впрочем, официально эта тема в бразильской столице не обсуждалась. «Я полагаю, Индия, Бразилия и Россия, также заинтересованные в укреплении юаня, по политическим соображениям решили спрятаться за спины американцев и предоставили США «додавить» в этом вопросе Китай» – заявил Роберто Абденур, который был ранее, в разные периоды, послом Бразилии, как в Пекине, так и в Вашингтоне. Также «за кадром» официальных переговоров и итоговой декларации остались усилия стран БРИК создать альтернативу американскому доллару, как главной резервной валюте мировой экономики. «От саммита не следовало ожидать никаких взрывоопасных или революционных идей» – разочаровали репортеров представители бразильского правительства.

Право на лево

Руководители стран БРИК не стали требовать, вопреки ожиданиям, и больших прав в рамках различных международных организаций. Очевидно, это связано с тем, что такие права в любом случае медленно, но верно, появляются у всех четырех государств: после питтсбургского саммита «Большой двадцатки» (G20) развивающиеся и «пороговые» страны уже получили серьезное право голоса в рамках Всемирного банка и МВФ, так что лидеры БРИК сделали уже следующий шаг: они настаивают на всеобъемлющей реформе так называемого «Бреттон-Вудского пакта», регулирующего современную мировую экономическую систему.

Насколько повысилась уверенность «пороговых» стран, можно судить не только по только что завершившемуся саммиту БРИК, но и по климатическому саммиту в Копенгагене, где Индия, Китай и Бразилия угрожали бойкотом, так как не желали принимать на себя обязательства по снижению количества выбросов углекислого газа в атмосферу. Тогда их поддержала Южная Африка, чей президент Якоб Зума также был приглашен на этот раз в Бразилию в качестве почетного гостя. Индия, Бразилия и ЮАР составляют так называемую «группу IBSA» – еще один экономический союз, возникший сравнительно недавно. Таким образом, БРИК остается лишь одним «клубом по интересам» из многих.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ