САММИТ G20: М...

САММИТ G20: МИР БЕЗ ЛИДЕРОВ

27
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Нынешний саммит «Большой двадцатки» завершился и, наверное, единственные, кто смог с облегчением вздохнуть – это немецкие полицейские. Хотя с отбытием высоких гостей из Гамбурга массовые драки и поджоги автомобилей там сразу и не прекратились, но хотя бы появилась надежда, что все пройдет, и в городе снова воцарится немецкий Ordnung. А вот на мировой порядок, как продемонстрировал саммит, лучше не надеяться…

Конечно, для лидеров стран и правительств очень важной является возможность пообщаться друг с другом персонально. Это утверждение само собой является бесспорным аргументом для любого международного саммита или иного подобного события. Тем не менее, возникает вопрос – а в самом ли деле в Гамбурге состоялся такой разговор – в его самом первом, основном смысле? Обменялись ли государственные лидеры 20 стран мыслями, услышали ли друг друга, взвесили ли аргументы – как свои, так и оппонентов? Услышали ли заодно и тех, кто наделил их мандатом на правление – свои народы?

«А поговорить?»

На улицах Гамбурга во время проведения саммита «Большой двадцатки» разговоров и общения было очень уж немного – по крайней мере, мирных разговоров и мирного общения. Возможно, тысячи демонстрантов и хотели бы спокойно обменяться мыслями с большим начальством, собравшимся в этот портовый город, но подобной традиции в мире пока еще нет, и вряд ли таковая скоро появится. А вот совершенно аполитичные хулиганы со всех концов света, повадившиеся целыми толпами шляться на каждый такой саммит, не интересуются вообще никакими разговорами: почти четверо суток подряд они разносили в клочки один из самых богатых городов мира, давая волю своей ненависти. Пылали автомобили, летели камни, разбивались бутылки с «коктейлем Молотова» – где уж тут сесть да поговорить?

В целом, подобные сцены насилия являются типичными для любого саммита то ли «двадцатки», а то ли «семерки» – тем не менее, на этот раз насилие оказалось на изумление интенсивным, таким, что оно и в самом деле стало мешать, собственно, тем, кто собрался пообщаться – лидерам государств и правительств G20. И, если уж более 20 тысяч полицейских не хватило, чтобы обеспечить условия для разговора 20 таким лидерам – то в организации этих встречь и впрямь что-то надо менять. Скажем, министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль предложил, чтобы в будущем саммиты «двадцатки» проходили исключительно в Нью-Йорке, во дворце Объединенных Наций. Возможно, это и в самом деле было бы неплохой альтернативой нынешнему положению вещей, когда «бродячий цирк» из двух десятков государственных руководителей, пяти тысяч журналистов и многочисленных помощников, секретарей и прочего персонала вместе с десятками тысяч «профессиональных демонстрантов» шляются по всему миру…

Впрочем, основная проблема формата «Большой двадцатки» таким образом все равно не может быть решена. Неспособность к цивилизованному дискурсу на улице сама собой – вещь не слишком приятная, но еще худшей, еще более угрожающей для попавшего в полосу очередной турбулентности мира является неспособность лидеров ведущих стран услышать друг друга. Тот минимальный консенсус, который был зафиксирован в итоговой декларации нынешнего саммита и который «продают», словно победу – лишь подчеркивает эту неспособность. Через неделю после завершения этой встречи большинство из ее участников, скорее всего, даже и не вспомнит о том, что было написано в том гамбургском коммюнике – не говоря уж о том, чтобы выполнять эти решения.

Еще задолго до того, как лидеры стран и правительств прибыли на Эльбу, между ними бушевали споры и переговоры о формальных компромиссах, которые, прежде всего, имели целью как-то приукрасить и сделать незаметными основополагающие расхождения во взглядах. С темой свободной мировой торговли это еще как-то, худо-бедно, удалось, с темой защиты мирового климата – нет: в этой части саммит «двадцатки» превратился в саммит «девятнадцати против США». «Мы должны искать компромиссы, но не должны прогибаться» – заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель накануне саммита. Финальное коммюнике продемонстрировало, что любая гибкость участников саммита достигла своих пределов.

Победители и побежденные

Правда, в целом гостеприимная хозяйка саммита, Ангела Меркель, похоже, все-таки осталась довольной результатами: по ее словам, во многих направлениях стало понятно, что «вместе мы можем достичь большего, чем поодиночке» (так она выразилась на итоговой пресс-конференции с намеком на политику изоляции в исполнении Дональда Трампа). Тем не менее, расхождения преодолеть не удалось ни в одном из направлений. В первую очередь, это расхождения между США и другими 19 странами-участницами.

Консенсус между членами «двадцатки» о правильном мировом порядке развалился самое позднее – со вселением Дональда Трампа в Белый дом. США просто подали заявление об увольнении с поста мирового лидера и все более явно прячутся за стену в вопросах международной торговли и защиты климата. С этой точки зрения, Трампа можно причислить к тем, кто в этом раунде проиграл – правда, сам он так не считает, называя свое путешествие в Гамбург «чудесным». Впрочем, похоже, это просто его любимый эпитет: у него и Ким Чен Ын успел побывать «чудесным парнем», и забаллотированная Конгрессом программа здравоохранения вместо знаменитой Obamacare была «чудесной идеей», и даже последняя встреча с Владимиром Путиным, во время которой, похоже, не удалось достичь вообще никакого прогресса, все равно оказалась «чудесной».

Кстати, как раз Путина можно считать одним из победителей – по крайней мере, в пропагандистском отношении. Потому что для него не было важным – удастся ли ему хотя бы о чем-то договориться с Трампом, либо придется два с половиной часа подряд “Ваньку валять”: главное – президент США с ним встретился и пожал ему руку. Учитывая то, что предшественник Трампа, Барак Обама, прекратил прямое общение с Путиным еще годы назад – это уже «победа». Не зря же Трамп в официальном московском пропагандистском лексиконе опять из «Трампчмо» превратился в «Трампнаш» – ненадолго, до ближайших новых санкций или до очередного сбитого в Сирии «нас-там-нет-ского» самолета, но все же…

Вообще, с точки зрения Владимира Путина, этого самого мирового консенсуса никогда и не было. В этом кремлевский хозяин согласен с новыми президентом США: мир – это арена для конкурирующих между собой сил. Годами Путин работает на то, чтобы вновь встать на один уровень с США, почувствовать себя лидером сверхдержавы – и теперь, в Гамбурге, он, видимо, желал хотя бы сделать вид, что это так и есть. «Для меня честь встретиться с вами» – заявил Трампу человек, чьи хакеры совсем недавно сделали попытку манипулировать демократическими выборами в Америке…

Но, хотя заголовки мировой прессы в дни проведения саммита и полнились Трампом да Путиным – настоящим победителем встречи стал китайский лидер Си Цзинь Пин. Ему даже не пришлось для этого почти ничего делать – просто глобальный политический тренд в последнее время четко развернулся в сторону Китая. Именно президент Си позиционирует себя в качестве нового гаранта для свободной мировой торговли, заняв место, освобожденное Трампом. Тот факт, что КНР уж никак нельзя назвать образцом свободной торговли, что эта страна отлично умеет вставлять палки в колеса иностранным фирмам – похоже, просто никем не воспринимается. Еще и потому, что Трамп добровольно вызвался играть в этом спектакле роль «злого колдуна».

Никто не хочет за руль

Правда, все это еще не означает смену мирового лидерства. Путин разговаривает с Трампом «на одном уровне» не потому, что он до этого уровня поднялся, а потому, что уровень Трампа снизился. Китай не может и не хочет защищать в мире права и свободы – такие, как правовое государство, права человека или демократию. А провозглашенная Западом спасительницей Ангела Меркель, вряд ли чувствует себя уютно в роли нового мирового лидера – у нее сейчас и без того слишком много проблем.

Таким образом, вывод, который можно сделать с минувшего саммита G20 в Гамбурге – тревожен: нас ждет мировой порядок без лидера. Вместо этого – со многими изменчивыми альянсами, со многими локальными противостояниями. Именно они и будут определять в будущем международную политику. Америка больше не заинтересована в роли мирового лидера – это было продемонстрировано еще задолго до саммита, и в Гамбурге американцы также не проявили готовности озаботиться глобальными вопросами, а сам Дональд Трамп был даже настолько подчеркнуто равнодушен, что ухитрился в какой-то момент прислать в компанию лидеров стран вместо себя свою дочку Иванку, не имеющую никакой политической должности вообще. Что же до претендентов на освобожденное Трампом место – то некоторые из них, такие, как тот же Путин, может, и хотели бы на него усесться, но им это просто не под силу.

Возможно, когда-нибудь историки напишут, что в Гамбурге закончилась политическая эпоха. После Второй Мировой войны Великобритания и Соединенные Штаты Америки основали и институционно закрепили западный мир в его нынешнем виде. Но эти времена уже прошли. Дерегуляция финансовых рынков и ее последствия – неуравновешенность, кризисы, утрата легитимности – так раскачали англосаксонские страны, что они еще много лет будут заниматься, в первую очередь, сами собой. Всем остальным придется импровизировать.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ