«СВИДЕТЕЛИ»

«СВИДЕТЕЛИ»

9
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

«СВИДЕТЕЛИ» Witnesses, Россия – Беларусь – Чехия – Франция – Польша – Израиль, 2017, 100 мин, 12+. Реж. Константин Фам (реж. дебют); в рол.: Оксана Фандера (Розанна), Филипп Янковский (Хорст), Владимир Кошевой (Лео), Ленн Кудрявицки (Леон), Михаил Горевой (Ричард), Маруся Зыкова (Ада), Вячеслав Чепурченко (Курт), Маша Кинг (Рахиль), Алексей Петрухин (Отто)

Жанр. Военно-историческая драма.

Персона. Режиссер К.Фам (род. 13.7.1972 г. в Харьковской области) – на редкость колоритная персона, начиная с происхождения. Его мама – украинская еврейка С.Малкина, а папа – вьетнамец Нгуен Конг, герой борьбы с американским империализмом, которого Хо Ши Мин отправил учиться в СССР. Когда Константину говорят, что он больше похож на вьетнамца – он посмеивается – «Вы это вьетнамцам скажите». Посетив родину папы, он нашел множество родственников, куда хуже обстояло с линией по маме, которая долго скрывала свое еврейство. Они канули во время второй мировой, что особенно ярко почувствовалось Константином при посещении Освенцима, где и появилась идея «Туфелек». Впрочем, до них был трудный путь в искусстве. В 15 лет Константин поступил в театральное училище на отделение театра кукол. Потом были неудачные попытки работы в театрах Тбилиси и Чернигова. В 1993 году Фам перебирается в Москву, где поработав на ТВ, 4 года спустя поступает на сценарный факультет ВГИКа. Учится, работая на «Ералаш», режиссируя телешоу и создавая успешный (пока не разрушил кризис 2008 года), связанный с киноиндустрией, бизнес. А в 2011 году Фам поступил в Нью-Йоркскую академию киноискусства. Курс завершил короткометражкой «Ежик», получившим фестивальное признание, вплоть до Канн. В дальнейшем погрузился в создание короткометражек, рассказывающих о Холокосте (во многом под влиянием судьбы родных), каждая из которых имела успех (вплоть до выдвижения на «Оскар»), а затем они сложились в полнометражное кино «Свидетели». Ныне Фам работает над фильмом «Москва влюбленная», в котором столица России оказывается «точкой пересечения» сразу трех историй любви.

Первоисточник. Сценарист «Свидетелей» – К.Фам. В «Туфельках» ему соавторствовал Д.Паршков, в двух других новеллах – М.Воскобоев, а к «Бруту» приложил руку С.Рахлин. «Скрипка» снята по рассказу скрипача и музыкального критика Йоси Тавора, еврейского иммигранта из Украины. «Брут» – по рассказу чешского журналиста Людвика Ашкенази. 

Конструкция/выбор. Лента состоит из трех самозначимых и имеющих самостоятельную киножизнь новелл, но режиссеру не нравится, когда «Свидетелей» называют киноальмонахом. По его логичному мнению, это целостный рассказ о событиях и последствиях Холокоста, должный напоминать молодому поколению о случившейся трагедии с целью предотвращения её в будущем. В этом я полностью с ним согласен. Тема Холокоста привлекает внимание не только давними кошмарными событиями, но, увы, и «намеками» на то, что подобное может повториться. Ведь то в одной, то в другой благополучной стране начинают поднимать голову радикально правые, в иных и вовсе наяву тоталитаризм с восхвалением «гулагов» и жаждой расширения. Неприятных ассоциаций столь много, что становится не по себе… Вот и Фам поражался, сколь легко входят в образ нацистов-надсмотрщиков брестские реконструкторы, которые облачались в гитлеровцев на съемки. «С каким наслаждением они гоняют массовку заключенных в полосатых пижамах: «Руки за спину! Построиться!» А люди – раз! – и построились. Как будто всю жизнь выполняли эти команды. Потом смотрю, вечером и те и другие сняли с себя костюмы, а роли-то остались…», – делился режиссер неожиданными для себя вещами. И припоминая, что и войну на востоке Украины фактически развязывали реконструкторы «люди, которые в детстве недоиграли. И теперь игра превращается в очень жестокую историю». Вот почему мне важно представить именно «Свидетелей», тем более, что это очень достойное кино.

Идея. Как признавался Фам, посетив мемориал «Освенцим», он был особенно потрясен множеством аккуратно сложенных и просчитанных вещей, оставшихся от тех, кто расстался с жизнью в этом лагере смерти. Так и возникла идея рассказать об этом с помощью пары женских туфелек. Она начинается в витрине магазина и трагически обрывается в братской могиле обуви… Нет ни лиц, не диалогов. И не скажешь, что эта новелла совершенно новаторская, но необычная, близкая традициям немого кино. В «Бруте» Холокост представлен путем немецкой овчарки от доброй собаки до зверя-убийцы. Очень образно, тонко, но точно. Специально для съёмок «Скрипки» была приобретена скрипка XVIII века С. Рауха. Согласно сюжету, она проходит путь от музыкальной мастерской в Нюрнберге до оркестра концлагеря и наших дней. В «Скрипке» запоминается образ немецкого юноши, который работая среди евреев, добился высокого уровня мастерства, но в процессе «поднятия с колен» германской нации стал заболевать неприятием «неполноценных». Хотя, его душа не стразу поддалась дьяволу…

Прочая информация. Впервые международная киногруппа получила возможность снимать у Стены Плача в Иерусалиме и на территории Освенцима. Съемки проводились в Москве, Бухаресте, Нью-Йорке, Праге, Иерусалиме, Париже, Освенциме и белорусском Бресте.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ