«СВИНЬЯ»

«СВИНЬЯ»

8
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

«СВИНЬЯ» Khook‎/The Pig, Иран, 2018, 108 мин., R. Реж.-сцен. Мани Хагиги («Простой прием», «Приходит дракон»); в рол.: Хассан Маджуни (Хасан Махуни), Лейла Хатами (Шива), Лейли Рашиди (Голи), Париназ Изадйар (Энни), Айназ Азархуш (Альма), Али Багери (Аземат), Мина Джафарзаде (Джейран)

Жанр. Черная, сатирическая, пародийная остросюжетная комедия-фарс.

Первоисточник/местные особенности. «Свинья» – авторский проект Мани Хагиги (род. 4.5.1969 г.), яркого, самобытного и маститого режиссера, три фильма которого в разные годы участвовали в престижном конкурсе Берлинского МКФ. Как рассказывает сам режиссер, он любит работать на стыке жанров, переключаться с одного на другой, одновременно задевая, казалось бы, совсем далекие друг от друга темы. Но, «интереснее всего обманывать ожидания, шокировать. В «Свинье» до последнего думаешь, что смотришь сатирическую комедию, и вдруг раз – она обращается…». Хагиги в этой цитате четко указывает, в какой именно жанр обращается в финале представляемая лента, но строго в соответствии с его же заповедями, стоит позволить узнать об этом непосредственно из просмотра. В Иране – жесткая цензура, поэтому лучшие кинематографисты этой страны научились мастерски прятать смыслы в драматургической пестроте и красивостях картинки. Или же, как однажды поступил Хагиги, уже после завершения работы над фильмом, снабдил его эпиграфом из Корана, что защитило. Мани утверждает, что для него кинематограф – хобби. «Я зарабатываю деньги как актер, консультируя рекламные агентства, снимая рекламу. А свое кино снимаю в отпуске, на каникулах. Я всегда говорю актерам, что если мой фильм заработает какие-то деньги, они пойдут на их зарплату. Но изначально актеры, ассистенты, операторы часто подписываются работать просто за идею». Правда, даже если фильм не финансируется государством, у иранских киношников, благодаря ему, есть возможность дешево купить необходимое для работы. И по этой причине иранское кино славится эстетикой минимализма. Однако реализация сюжета «Свиньи», по мнению Хагаги, требует именно излишеств и «именин для глаз». Поэтому в ленте доминируют самые яркие цвета и эксцентричные ракурсы. А в монтаже режиссер добивался, чтобы из фильма по максимуму ушел «воздух», обычно нужный, чтобы у зрителей была возможность перевести дух. Так что, если вы знакомы с традициями иранского кино, их стоит на время забыть. «Свинью» не зря признали самым хулиганским фильмом МКФ в Берлине. И многие из социальных процессов, затронутых в ней, являются интернациональными, начиная с всеобщей одержимости гаджетами, соцсетями, селфи…

О чем речь. С одной стороны, в фильме есть четкий сквозной криминальный сюжет, но с другой – он лишь каркас, на который нанизываются различные и что важно, не менее значимые линии. Итак, в Тегеране происходят будоражащие общество события – за 3 месяца убиты четверо известных режиссеров. Убиты со звериной жестокостью, но и со своеобразным артистизмом. Павшие принадлежали к разным творческим направлениям, убийца не пойман, поэтому среди еще живых режиссеров царит естественная паника. Однако имеет место быть и своеобразная конкуренция среди этих крайне амбициозных и клинически самолюбивых персон с примерной формулировкой: «Меня не убили, потому, что я недостаточно талантлив». Поэтому, как должное воспринимаются успокоительные слова слегка выжившей из ума престарелой мамы главного героя – Хасана Махуни: «Не волнуйся, сынок, и к тебе придет убийца. Только к последнему, как самому лучшему». Впрочем, проблем у этого режиссера в достатке и без раздумий об убийстве. Он уже 2 года в «черных» списках и фильмы снимать ему не позволено. Приходится довольствоваться размашистой рекламой, на съемках которой Хасан (носящий майки с логотипами рок-групп, начиная с AC/DC) ведет себя как истеричный гений. И вообще, он склонен попадать в различные неприятности, что можно воспринимать и как эксцентрику. То стакан в руке раздавит от ревности, то на каталку рухнет головой при опознании тела (а точнее, головы … постановщика данной картины). Ужасно волнует Хасана уход его музы Шивы к другому режиссеру, снимающему некий национально-ориентированный фильм в фестивальном формате. Напряжение же снимает проказами, в том числе на невероятно заводной костюмированной вечеринке…

Гора родила мышь? Именно так, отреагировал на развязку фильма один из уважаемых критиков. И вполне аргументировано. Тем не менее, каждый из зрителей может сам решить, стоило ли ему досматривать до финала эту «Сладкую жизнь по-тегерански»? С ее не всем понятными восточными особенностями, при, несомненно, интернациональном характере светских и околокиношных событий. С учетом того, что завязок и зацепок по сюжету рассыпано настолько много, что можно ожидать чего угодно. Но непременно провокативного. Начиная с того, что «свинья» в арабской культуре – животное нечистое. А оригинальное название «Khook» напоминает английское – удар, что так и тянет определить картину, как пощечину общественному мнению с его лицемерием. Украшает «Свинью» обилие самоиронии, как по отношению режиссера к своему цеху, так и непосредственно к себе любимому. Все же показать в фильме собственные похороны, с реальными именем, фамилией, портретом – это, согласитесь, смело. Более искушенные зрители найдут в ленте приметы высмеивания других метров, начиная с живой иконы – Д. Панахи («Такси»)… Подводя итог, отмечу самое главное – фильм замечательно смотрится, от одних его сцен просто хохочется, от других – в тебе лезет наружу изумление, третьи – возмущают несоответствием с твоим представлением о хорошем вкусе… И т.д. А то, что концептуально трудно свести все это в своем мозгу воедино – может и хорошо? Как минимум, лично я благодарен Хагиги за это и точно буду внимательнее присматриваться к его творчеству.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ