СОЗДАСТ ЛИ ГЕ...

СОЗДАСТ ЛИ ГЕРМАНИЯ «БУНДЕСБОМБУ»?

12
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Немецкий политолог «запустил» в ФРГ общественную дискуссию: он выдвинул тезис о том, что в условиях, когда США могут покинуть НАТО и прекратить защиту своих европейских союзников, Германии следует завести собственное ядерное оружие. Что из этого может получиться?

Как правило, летом в большинстве СМИ мира наступает так называемая «летняя пауза», когда читатели, радиослушатели и телезрители, а паче них – политики и «селебритиз» отправляются на курорты в свои законные и желанные отпуска. Такой период (обычно июль-август) журналисты называют еще «летней дыркой» и стараются заполнить ее всякой всячиной.

Впрочем, этим летом информационной дырки, похоже, не получилось. Мир кипит событиями – не сказать, чтоб слишком уж позитивными, но, в любом случае – актуальными и интересными. Они держат аудиторию в напряжении и без всяких «отпускных» тем и журналистских передовиц. С одной стороны – это хорошо, с другой же – возможно, что и плохо, так как новости эти – все хуже и хуже, и отдохнуть от них не удается даже в отпуске…

Мир сошел с ума?

Вообще, кажется, что белый свет в 2018 году превратился в какое-то очень уж странное место. В Средиземном море ежемесячно тонут сотни беженцев из Африки и Ближнего Востока, а страны Евросоюза с пеной у рта дискутируют, следует ли их спасать. В почти четверти стран-членов ЕС в правительства вошли так называемые «евроскептики» – враждебные самой идее западной демократии популисты, которые ничего так не желают, как растащить этот самый ЕС по кусочкам.

А в США, в Белом Доме, сидит президент, общающийся с ближними и дальними с помощью коротеньких сообщений, как правило, ругательного характера, в Твиттере, который вообще подвергает сомнению весь послевоенный мировой уклад – тот самый уклад, который выпестовали и подняли вместе с союзниками именно США. Какой-то, хотя бы приблизительный план за политикой Дональда Трампа вряд ли смог бы проследить даже покойный Збигнев Бжезинский, а вот что, в самом деле, можно заметить – так это гигантскую, просто космических масштабов самовлюбленность. Не зря в одной из серий блестящего мультсериала «Симпсоны» дочь главного героя Гомера Симпсона, Лиза, говорит надувающему щеки и помахивающему руками в сторону толпы народа отцу: «Папа, прекрати копировать Муссолини!», а тот удивленно отвечает: «Кого-кого? Я думал, я копирую Трампа!».

Без сомнения, нынешние времена полны угроз и напряжения. Но все же – до сих пор европейский континент оставался самым мирным на планете – невзирая даже на «гибридную войну», развязанную Россией против Украины. Евросоюз, вопреки радужным надеждам российских «почвенников», совершенно никак не разваливается. По Европе не маршируют армии, только и глядящие, что бы такое оторвать у соседей… если не считать «гибридную» российскую армию. Потому что она и в самом деле и к соседям лезет, и отрывает.

Но до сих пор европейцев это не слишком пугало – даже, невзирая на российскую агрессию в Украине, они полагали, что это все – не их дела. Как в свое время кинули на растерзание российскому медведю Грузию и Молдову – так теперь, в целом, относятся и к Украине: мол, ай-яй-яй, мы вам сочувствуем, но разбирайтесь уж как-нибудь сами. И чтоб цивилизованно там, варвары вы эдакие! А нам, европейцам, это все не слишком интересно, потому как мы, европейцы, находимся, в конце концов, в НАТО – под надежной защитой американского оружия.

Как вдруг – Боже милостивый! – эта надежная защита вдруг зашаталась. Слова 45-го скандального президента США Дональда Трампа, которые он произнес во время последнего саммита НАТО в Брюсселе, ощутимо задели не только лидеров стран и правительств ЕС – их услышали все европейцы. Слова о том, что «Америка может заняться и собственными делами, не утруждая себя защитой европейских союзников». Слова о том, что, мол, какая-нибудь Черногория, где, как считает Трамп, «живут очень воинственные люди», САМА НАПАДЕТ на Россию (напомним, что, по статистике, в Черногории насчитывается чуть больше полумиллиона жителей), так что нечего влезать в Третью Мировую, чтобы защитить ее, как того требует Устав ООН.

Уже сдаваться или еще погодить?

Эти слова и в самом деле породили в Европе болезненное эхо. Политики и политологи, телеведущие и обычные европейцы спорят теперь меж собой так, то аж искры летят: что делать европейским странам в том случае, если Америка покинет Североатлантический Альянс? Вдруг все – даже самые беспечные – вспомнили, что на восточных рубежах стоит немаленькая такая российская армия, известная тем, что ее уже в четвертый раз (Армения, Молдова, Грузия, Украина) за последние четверть века какие-то русскоговорящие жители соседних стран “просят помочь” и «ввести войска», после чего эти соседние страны вдруг теряют приличные куски собственных территорий, и там начинаются боевые действия.

В целом, дискуссия о том, что делать, определила две основных мысли. Первую защищают, как ни удивительно, люди, которые, казалось бы, ни в чем между собой согласными быть не могут: крайние левые (коммунисты, социалисты – неважно, как они себя называют) и крайние правые (опять же: неонацисты, правые популисты – один черт). Оба этих течения согласны меж собой, что следует поклониться Путину, признать его новым защитником (читай – хозяином) Европы, да и жить под его могучей ботоксной десницей дальше, спокойно и весело, полной грудью вдыхая российский газ. Как он сам и планировал: от Владивостока до Лиссабона.

Второй тезис выглядит так: что ж, если уж американцы могут нас бросить, если уверенность в них пошатнулась – следует самим позаботиться о собственной безопасности. Потратить побольше денег (а с деньгами в Евросоюзе, как и раньше – всё, слава Богу, финансовый кризис 2008 года давно уже прошел), вооружить побольше батальонов и еще, может, создать, в конце концов, общую европейскую армию, разговоры о которой ведутся уже более двух десятилетий.

А вот профессор Боннского университета, известный в Германии политолог Кристиан Хаке, пошел еще дальше. Он написал большую статью для одного из ведущих немецких изданий, газеты “Die Welt”, в которой обосновал необходимость ядерного вооружения Бундесвера. Атомные боеголовки для армии и Люфтваффе – по его мнению, в нынешней ситуации это стало не просто возможным, а и необходимым.

По его утверждению, возможное «отступление» американцев от своих обязательств в сфере безопасности требует позаботиться о достойной компенсации. Ранее, пишет Кристиан Хаке, Центральную и Западную Европу защищал американский «ядерный зонтик», но теперь, наблюдая за очередными эскападами Дональда Трампа, можно легко представить себе, что США этот «зонтик» в любую секунду могут и «сложить».

Кого спасет «бундесбомба»?

Что ж, в одном Хаке совершенно прав: европейцам и впрямь следует хорошенько задуматься о собственной безопасности, да еще и о такой, которая будет создана собственными руками. Оборонная политика должна быть модифицирована – возможно, было бы неплохо потратить побольше денег на собственные армии и на собственное современное, высокотехнологичное оружие. Если в надежности американского союзника появились хотя бы малейшие сомнения – следует уменьшить тотальную на данный момент зависимость от США в вопросах собственной безопасности.

Но следует ли делать это с помощью ядерного оружия? В целом, для европейцев эти бомбы и ракеты – не такая уж новинка: свои ядерные арсеналы имеют, скажем, Франция и Великобритания. Та же Германия, с экономической и технической точки зрения, может завести себе немаленький ядерный потенциал – она его выдержит, в отличие, скажем, от современной Украины, которая, правда, обладает технической возможностью для создания собственной «казацкой бомбы», но не обладает необходимым экономическим потенциалом для ее содержания.

Тем не менее, по мнению оппонентов профессора Хаке (а оппонируют ему некоторые ведущие немецкие СМИ), Германии, в первую очередь, следует думать не о ядерном оружии, а о евроинтеграции. «Волшебное слово звучит так: Европа» – пишет, например, издание Huftington Post, – «Наши дети и внуки никогда не простили бы нам, если бы мы со страха перед будущим вдруг начали бы повторять ошибки прошлого. Например – что каждая нация вооружается сама и вызывает этим недоверие соседних стран». Интересный, эмоциональный аргумент, не учитывающий того факта, что у двух «соседних стран» – Франции и Великобритании – есть их собственные ядерные ракеты, которые ни у кого из европейцев никакого недоверия не вызывают.

К слову – этот аргумент звучит иногда и в украинской общенациональной дискуссии о возможности ядерного вооружения: мол, чем мы лучше вооружены – тем больше недоверия мы вызываем у соседей. Что ж, совсем недавно Украина была почти полностью разоружена: армия голая и босая, оружие распродано по дешевке, а ядерный потенциал, третий в мире по мощности, отдан за ничего не значащие обещания России или уничтожен. И восточный сосед просто совершенно проникся доверием к украинцам: он твердо поверил, что может оттяпать у Украины Крым и завести войска на Донбасс, а украинцы мирно это проглотят. Потому что ответить нечем.

Впрочем, с Германией дело обстоит несколько иначе. ФРГ, как известно, является участницей Договора о нераспространении ядерного оружия и общенациональная дискуссия о том, придерживаться или не придерживаться этого соглашения, в самом деле, может повредить международному имиджу страны. В конце концов, Германия ни с кем не подписывала никаких Будапештских меморандумов, отдавая свои ядерные ракеты в обмен на пустые обещания. Кроме того, у Германии есть собственная, крайне тяжкая история, из-за которой на нее косо глядели еще в 1990 году, когда в единую страну соединились ФРГ и ГДР. Поэтому и следствие этого объединения – а именно, лидерство Германии в общеевропейской экономике – еще и по сей день воспринимается некоторыми европейцами в качестве «реваншистской политики». Можно себе представить, как отреагируют эти люди на появление у немцев «бундесбомбы».

Парад вооружений

Скорее всего, такое появление стало бы лишь началом, толчком для целого ряда событий. Скажем – для попытки поляков и венгров (а может, еще и итальянцев с греками) вступить в «ядерный клуб». А тогда уж – путь открыт: могут запасаться ядерным оружием хоть та же «воинственная» Черногория, а хоть Монако с Люксембургом и Сан-Марино, почему бы и нет?

Кроме того, глядя на стремительное изменение собственно немецкого политического ландшафта, стоит задуматься: а что, если завтра в федеральное правительство Германии попадет какая-нибудь истеричная «Альтернатива для Германии» (AfD) с ее собственными, крайне своеобразными представлениями о том, что следует и чего не следует делать? В самом ли деле европейские соседи ФРГ так уж желали бы, чтобы какой-нибудь праворадикальный политик вдруг получил пусть удаленный, но все-таки доступ к «кнопке»?

История учит, что атомное оружие, однажды появившись у той или иной страны, больше уже никуда не исчезает. Исключениями из этого правила являются разве что Украина и Казахстан – они уничтожили или отдали России собственные ракеты… и из-за этого теперь страдают. Вряд ли, глядя на то, как Россия аннексирует Крым и пережевывает Донбасс, найдется в мире хоть одно государство, которое добровольно распрощалось бы теперь с собственными ядерными боеголовками. Поэтому, если когда-нибудь Германия и в самом деле разработает или купит собственное ядерное оружие, она от него уже никогда не откажется. Возможно, это плохо.

А может – это хорошо. Потому что ядерное оружие – это оружие сдерживания, по крайней мере, пока у кого-то в мире оно тоже есть. В конце концов, известно, что в 2014, во время захвата Крыма, Путин угрожал Западу ядерным арсеналом. И кто знает – не применил ли бы он его, если б знал, что с другой стороны такого оружия ни у кого нет? Но в этом случае, пожалуй, правы и оппоненты Кристиана Хаке: если уж ядерное оружие – то не национальное, а европейское. Под единым командованием, с одной «кнопкой». Возможно, до «бундесбомбы» ни Германия, ни Европа еще не доросли, а вот до «евроармии» – уж точно дозрели.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ