ТЕРРОРИСТ НЕ ...

ТЕРРОРИСТ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ УЗБЕКОМ

23
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Звучит как указ президента Узбекистана. Возможно, эта идея и в самом деле воплотится в государственном документе. Ну а пока, подменяя истинный патриотизм ложным, Ташкент громогласно исключил из узбекского этноса всех земляков, причастных к совершению террористических актов.

 «Свои люди» в Америке

Власть Узбекистана, светская и духовная, объявила всех узбеков, причастных к джихаду, не узбеками. Несмотря на то, что по факту происхождения и менталитету они узбеки. Президент Узбекистана Шавкат Мирзеев и заместитель председателя Духовного управления мусульман Узбекистана шейх Абдулазиз Мансур объявили об этом в недавних публичных выступлениях, комментируя действия 29-летнего Сайфулло Саипова, 31 октября давившего грузовиком в Манхэттене велосипедистов и прохожих.

Ташкент применил гениальный по простоте способ борьбы с исламским экстремизмом – спрятал голову в песок.

Теракт Саипова считается второй по масштабу американской трагедией после 11 сентября 2001 года. Его совершил представитель так называемой спящей ячейки, как эксперты именуют глубоко законспирированных экстремистов, получивших навыки террора и соответствующего настроя, чтобы стать смертниками в любую минуту в любой точке мира. Отметим, что за последние несколько лет около двадцати узбекистанцев за рубежом были обвинены в терроризме.

«Отличились» в том числе узбекские пришельцы в США. Джамшид Мухтаров обвиняется в США в связях с террористическими организациями. Находясь в должности шефа джизакского областного отделения правозащитного общества «Эзгулик» («Милосердие»), он был одновременно членом «Союза Исламского Джихада». Задержан 21 января 2012 года в Чикаго при попытке вылететь в Турцию.

В январе 2016 года американский суд признал узбекского беженца Фазлиддина Курбанова виновным в планировании террористических атак на военную академию. Был осужден на 25 лет. Улугбек Кадыров, планировавший нападение на тогдашнего президента США Барака Обаму, был приговорен к 15 годам тюрьмы. Американский суд приговорил к 15 годам тюрьмы Абдурасула Джурабоева, который собирался присоединиться к запрещенной во многих странах мира террористической организации «Исламское государство» («ИГ»), которую спонсировали в том числе четверо выходцев из Узбекистана – Бахтияр Джумаев, Дильхает Касымов, Аброр Хабибов, Акмаль Закиров.

Понятно, что это – небольшой фрагмент из «послужного списка» террористов, которые вряд ли в одночасье лишь на земле США осознали свое бандитское предназначение.

Их называют «одинокие волки». Если прежде они были заметны на земле Сирии в составе ИГИЛ, то в 2017 году акцент сделан на сопредельной Турции и странах Запада: они стали палачами в Стамбуле, Стокгольме и Нью-Йорке.

Хронологию открыл Абдулкадыр Машарипов, расстрелявший из автомата в новогоднюю ночь посетителей развлекательного клуба Reina в Стамбуле. Эстафету насилия подхватил 7 апреля Рахмат Акилов, давивший грузовиком прохожих в центре столицы Швеции. Уже названный Сайфулло Саипов предложил свой вариант проведения Хэллоувина, наводя ужас в считанных метрах от места, где были расположены башни Всемирного торгового центра.

Три убийцы отобрали жизнь у 51 человека, оставили после себя 91 раненого и не высказали ни малейшего раскаяния в содеянном. Они считали, что их миссия выполнена.

Эксперты задают правомерный вопрос: насколько опасна тенденция узбекизации международного террора? Что-то подозрительно много родившихся в Узбекистане «одиночных волков», выполнивших приказы безвестных командиров. И сколько еще таких затаившихся хищников, состоящих, к примеру, в 150-тысячной узбекской диаспоре, сосредоточенной главным образом в Нью-Йорке?

Террорист по причине широты душевной

Атмосфера недоверия к узбекам сгущается. Почему именно они, внешне ничем не приметные, вежливые, работящие, имеющие семьи, становятся палачами?

Власти Узбекистана при наличии мощных силовых структур и колоссального опыта репрессий не могут ответить на этот вопрос. Видимо, структуры, которым поручено отслеживать ситуацию, со своим делом не справляются. Остается декларировать свою непричастность к террористам. «Мы, узбекский народ, не террористы, – говорит президент Узбекистана. – Мне не нравится, когда говорят, что это совершил узбек».

Ему вторит шейх Абдулазиз Мансур, который утверждает, что «условий для радикализации внутри Узбекистана нет», поскольку борьба с радикальными группировками идет неустанная.

Даже в местах заключения. Учат узбеков не только мать-отец, учителя и иные наставники. О том, как перевоспитывают в колонии №64/46 в городе Навои рассказывает жительница Намангана 60-летняя Мухаббат Холматова. Двое ее сыновей были приговорены к длительным срокам тюремного заключения в 2010 году по статье 244 («Незаконное изготовление, хранение, ввоз или распространение материалов религиозного содержания») УК Узбекистана. Недавно мать получила разрешение на свидание с сыновьями. На ногах одного из них, Алишера, она увидела черные пятна. Сын рассказал о том, что сотрудники колонии облили кипятком его половые органы и еще четырех заключенных за то, что те читали намаз. «Скажите спасибо, что только слегка обварили. А могли бы и сварить заживо, как это было в тюрьме «Жаслык» на плато Устюрт», прокомментировали соседи Холматовой.

По мнению президента и духовного авторитета, на фоне такого воспитания молодежи радикализация в Узбекистане невозможна. Она происходит за кордоном. В той же Сирии, к примеру, где в составе экстремистов насчитывается, по разным оценкам, от 500 до 1,5 тыс. граждан Узбекистана. Причина – в менталитете. «Узбеки – очень доверчивый народ. Если они принимаются за какое-то дело, то выполняют его со всей душой», – подчеркивает шейх.

По его логике, в нью-йоркском случае это означает простых и открытых для общения пришельцев, с которыми предметно работает внедренное в узбекскую диаспору ядро, чтобы сбить с пути истинного молодых узбеков.

Тот же Сайфулло Саипов – ну милейший человек, учился в Ташкентском финансовом институте, работал бухгалтером в столичной гостинице «Саяхат», до отъезда в США в 2010 году по лотерее Грин-карта не привлекался к уголовной ответственности и не попадал в поле зрения правоохранительных органов Узбекистана. И вот только, понимаешь, попал в США, как разом позабыл, каким ценностям его учили аксакалы. Вот что с нормальным узбеком делает мир проклятого Запада. Так что думайте, узбеки, думайте, прежде чем о Грин-карте грезить.

Между тем, по данным сайта «Портал узбекской иммиграции США», представители узбекской диаспоры являются самыми законопослушными по сравнению с остальными этническими группами. В основном, они заняты уходом за пожилыми и детьми, являются владельцами национальных ресторанов, работают таксистами (как Саипов), но есть и политики, представители науки и искусств, крупного бизнеса.

Но такая правда Ташкенту не по душе. Он гнет свое: ведь какие они коварные, американцы-то! Сначала «промыли ему мозги» (выражение Умиды Саиповой, сестры террориста), довели до того, что он решился на кровавый акт, теперь еще устами президента Трампа грозят ему возможной казнью. А надо провести «над ним справедливый суд. Я должна увидеть, удостовериться, что этот человек – тот самый мой брат, с которым я говорила за день до этого». Она отказывалась поверить в то, что в суде 1 ноября милый Сайфулло заявил, что не жалеет о содеянном и просил повесить в палате, где он лежит, флаг «ИГ».

Узбекская община Нью-Йорка выразилась помягче. Дескать, если «радикализация Саипова связана с недостаточным языковым и культурно-специфичным погружением узбеков, стремящихся интегрироваться в американскую культуру» (вы что-нибудь поняли из этого туманного определения?), но только частично. А где остальная часть? И вообще – что мешает интеграции?

Отсутствие собственного общественного центра, где могли бы собираться и обсуждать проблемы на узбекском. Сейчас такого места нет, а людям нужна определенная информация, отметил активист общины Ильхомджон Кенджабаев. «И где они ее находят? В Интернете».

Причем, там же, не отходя от компьютера, получают инструкции, какими именно средствами из набора бомба-грузовик-нож «поблагодарить» Америку за шанс начать новую жизнь. Как это сделал Саипов.

Этапы радикализации

Саипов – верхушка дерева с названием «Узбекский терроризм». Между тем, понятно, что корни и крона остались нетронутыми. Он родился не вчера, а много десятилетий назад.

Радикализацию спровоцировала война в Афганистане, за ней последовал экспорт идей джихада – прежде всего в сопредельный Узбекистан. Он привел к тому, что в лагеря «Аль-Каиды», которые узбеки прозвали «школы за речкой» (имеется в виду река Амударья в узбеко-афганском пограничье), пришли первые новобранцы из Узбекистана. Выучившись методам диверсии, они воплощали навыки в конфликтных регионах, где действовали исламистские группировки – в Чечне, Пакистане и Сирии. (Кстати, стамбульский стрелок прошел тренировку в Афганистане и почти за год до теракта незаконно проник в страну через Сирию).

Вторая волна радикализма связана с «арабской весной» в ее иракско-сирийском сегменте. Сотни жителей Узбекистана отправились воевать за «Исламское государство». Этот факт является показателем того, что, несмотря на суровые гонения на радикалов в Узбекистане, Ташкент проиграл битву за молодые умы.

И способствовала этому сама власть. Успех многочисленных террористических движений, цель которых – ввести законы шариата и устроить исламистское государство – объясняется просто. Они возникали в знак протеста против репрессивного режима Ислама Каримова, который в качестве президента правил страной с 1990 по 2016 гг. Узбекистан за 26 лет независимости так и не создал государственной и общественной системы, при которой гражданин страны почувствовал бы себя защищенным от произвола власти. Правду, сочувствие и понимание найти можно было только в подпольных экстремистских организациях, где в конспиративных условиях формировались сегодняшние террористы.

Идейной основой организаций был Коран. Поскольку из-за крайне жестоких каримовских законов об экстремизме в поле зрения власти попали обычные верующие. Они попадали под подозрение, а затем за решетку только из-за того, что желали исполнять намаз. Это побудило искать религию вдали от дома.

В независимом Узбекистане выросли, как минимум, два поколения обиженных на власть граждан, о точном количестве которых не может сказать никто. Поэтому террористический ресурс исчисляется цифрами со многими нулями.

Главное – уехать из Узбекистана

У исполнителей терактов в Стамбуле, Стокгольме и Нью-Йорке есть несколько общих черт.

Во-первых, все преступники узбекского происхождения. Во-вторых, в Узбекистане царят безысходная бедность, безработица и отсутствие перспектив для молодежи. В-третьих, в последние десятилетия узбеки воспринимают расставание с родиной как один из немногих способов реально изменить жизнь, наполнить ее смыслом. Трудовая миграция в Россию стала возможностью поддержать семью. Отъезд на войну в Сирию или Ирак стал демонстрацией приверженности идее исламского единства.

В этом контексте западный вектор дороги – получение грин-карты или эмиграция по политическим мотивам в страны Европы – рассматриваются узбеками как потенциальная возможность перетащить на Запад своих родственников. Это к тому же – замечательная крыша для прикрытия истинных целей поездок представителей спящих ячеек. Под видом соискателей счастья по американским или европейским лекалам и действуют они, сформированные в Узбекистане и отправленные в командировку в один конец.

Нет сомнения, что Узбекистан играет важную роль в качестве поставщика проповедующих насилие экстремистов-добровольцев. Из страны, где человеческая жизнь не считается ценностью, а кипяток становится инструментом пытки, они прибывают в государства с устойчивой демократией, где кипятком заваривают кофе. Идет экспорт терроризма с узбекским лицом.

Кто они?

Для всего цивилизованного мира они убийцы, для своих родных и друзей – милые и славные ребята, для большинства единоверцев – герои и мученики, для радикальных исламистов – солдаты халифата.

Ну а для Родины? Осуществляя творческую поддержку заявлениям президента и духовного авторитета, узбекский певец Киличбек Мадалиев представил клип на песню «Узбек эмас» – «Не узбек» о лицах узбекской национальности, совершивших теракты. Считается, что песня на щекотливую и табуированную тему родилась спонтанно, по зову души. Но информированные источники утверждают: в Узбекистане, где почти три десятилетия царит авторитарный режим, по зову души ничего не случается.

Артист обижается на мир, который ассоциирует узбеков с террористами. «Не говорите, это все неправда. Кто испачкал руки в крови – не узбек!» В песне говорится: те, кто продал родину и вступил в ряды террористов, не имеют права называться узбеками. И неважно, что у них написано в документах. В клип вошли фотографии трагедий в Беслане, Багдаде, Кабуле, где узбеков не было. Включит ли Мадалиев фотографии и видеоролики в Стамбуле, Стокгольме и Нью-Йорке в новую версию клипа, пока неизвестно.

Абдулла Кваджа, президент Туркестанской американской ассоциации, говорит, что у терроризма нет национальности. В таком случае верно и то, что террористами становятся и узбеки. Однако Киличбек Мадалиев лишает их национальности. Это попытка откреститься от жуткой славы, отвернуться от зеркала, которое ясно показывает, кто же привел страну к позорному столбу.

Отречься от источника проблемы проще, чем ее решать.

Потеря авторитета и доверия

То, что узбеки сегодня – безусловные лидеры в криминальной хронике Запада, имеет и будет иметь серьезные последствия.

Пока, как известно, президент Дональд Трамп не говорит о включении Узбекистана в «черный список» стран, гражданам которых запрещен въезд в США, однако Госдепартамент уже рассматривает возможность включения бывшей советской республики в список стран с повышенной террористической активностью, где сейчас находятся Йемен, Сирия, Сомали.

Подобное малопочтенное соседство значительно снижает возможности Узбекистана и рушит планы нового президента Шавката Мирзиеева. Он намерен под головокружительные программы получить многомиллиардные кредиты (в том числе из того же Нью-Йорка, где «поработал» Саипов). Поэтому считает, как важно заявить миру: террористы никакого отношения к узбекам не имеют.

ОТ РЕДАКЦИИ: Ни один народ не застрахован от негодяев, и узбеки – не исключение. Но узбекские террористы не могут быть лицом трудолюбивого и талантливого узбекского народа, хотя ряду нечистоплотных политиков этого бы очень хотелось.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ