«ТЕСНОТА»

«ТЕСНОТА»

25
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Closeness, Россия, 2017, 118 мин., R. Реж. Кантемир Балагов (дебют); в рол.: Дарья Жовнер (Ила), Ольга Драгунова (Адина), Вениамин Кац (Давид), Назир Жуков (Залим), Артем Цыпин (Ави), Михаил Амбург (Моше), Андрей Натоцинский (Рафа)

Жанр. Психологическая драма с социальными мотивами и криминальной линией.

Выбор. Этот фильм – событие не только для мира кино, но и для тех, кто интересуется положением дел в современной России. Тем более, на Кавказе. Ведь крайне дефицитны непредвзятые художественные высказывания о жизни в данном регионе. Поэтому было бы странно его не заметить, тем более в связке с представленной в прошлом номере «Нелюбовью». Ведь как написал поэт Д.Быков: «Не ведал мир таких идиллий! Народ, овации готовь! Россию в Каннах наградили. За «Тесноту» и «Нелюбовь».

Первоисточник/подходы. Фильм поставлен по оригинальному сценарию режиссера К. Балагова (род. 28.7.1991 г. в Нальчике) и выпускника сценарного факультета ВГИКА Антона Яруша, тоже дебютанта. Сюжет основан на реальной истории, произошедшей в Нальчике в годы 2-й чеченской войны, накладывавшей отпечаток на настроения в обществе. Балагов – кабардинец, а обращение к еврейской теме вызвано его личным опытом. Еврейская семья запретила его девушке выйти замуж за кавказца. Кантемир тяжело пережил ту коллизию и решил поделиться ей с миром. А вот историю с похищением людей рассказал ему отец, который тесно общался с еврейской диаспорой Нальчика. Кстати, довольно сплоченной и активной в бизнесе. Но особенно впечатляет, что в этой среде консерватизма даже больше, чем у кавказцев. Важно отметить, что герои фильма – не горские евреи, традиционно проживающие на Кавказе, а ашкеназы, переехавшие в Нальчик из центральной России. Изначально Балагов полагал, что их общение в ленте должно вестись на иврите, однако выяснилось, что сей язык не доминирует у российских евреев. Так что от этой идеи пришлось отказаться, а вот имена Кантемир подобрал истинно еврейские, хотя ему и говорили, что в СССР – откуда родом персонажи – не всякий бы решился на подобную смелость. А вот ярко выраженной еврейской внешности от актеров не требовалось, важнее была, по словам Балагова, «внутренняя правда», умение передать «ту особую внутреннюю динамику, которая присуща евреям. Это южане – медленные, никуда не торопятся. А евреи – быстрые, внутренне динамичные и сильные люди». В кастинге принимали участие, как профессиональные актеры, так и любители, при этом киношники просили помощи у еврейской общины Петербурга. Но звезду фильма – 23-летнюю Д. Жовнер нашли в Москве. Она окончила школу-студию МХАТ, но в кино снялась впервые. А вот повар В.Кац («Под электрическими облаками») до этого снялся у А.Германа-мл. Родителей Илы сыграли профессиональные питерские актеры. Остается добавить, что название фильма по замыслу многомерно. Как выразился Кантемир, «оно охватывает все понятия тесноты», в том числе «личный эгоизм, и теснота традиций, теснота внутренних рамок, менталитетов, и теснота территориальная, когда двум народам не хватает места». Работая над фильмом Балагов добивался, «чтобы у зрителя абсолютно все вызывало ощущение тесноты». При этом он полагает, что на родном Северном Кавказе его картину не поймут и не примут. Добавлю, что претензии к нему возникнут еще и у тех зрителей, которых раздражают очевидные драматургические огрехи.

Зачин. 1988 г. Нальчик, столица Кабардино-Балкарии. Где-то на окраине города в съемном частном доме проживает еврейская семья, переехавшая вынужденно, причем совершая такой «маневр» не впервые. При первом рассмотрении такая судьба вызывает удивление, ведь в этой ячейке 4 взрослых энергичных человека. И дела у них идут в целом неплохо. Глава семьи Ави содержит автомастерскую, в которой ловко и с удовольствием крутит гайки его 24-летняя дочь Ила. Несмотря на то, что родители считают это не женским делом и настойчиво предлагают ей иную работу. Супруга Ави Адина тоже без дела не сидит – содержит торговую точку. А ее 22-летний сын Давид с головой погружен в скорую женитьбу. Его избранница Лея из хорошей семьи, пусть и не способной, как велят традиции оплатить половину свадьбу. Могла бы пойти по той же стезе и Ила, ведь за ней активно ухаживает завидный жених Рафа, но девушка потеряла голову от балкарского крепыша Залима, работника автозаправки, в кругу общения которого нельзя сказать, что она еврейка. Приходится врать, что балкарка, не знающая родного языка. Маскироваться бывает непросто, ведь Иву часто перехлестывает эмоции. А уж если выпьет спиртного или курнет чего-нибудь запретного, то и вовсе держись. Впрочем, главные проблемы приносит не она, а Давид, который после помолвки, полной еврейских традиций, отправился с суженой погулять в центре Нальчика, где пару и похищают. Учитывая местные нравы и особенности времени, про милицию никто даже не вспоминает. Надежды на выкуп, если, конечно, в общине помогут с деньгами …

Обстановка. «Тесноту» не назовешь ни «чернухой», ни политическим фильмом, хотя многие острые для страны проблемы в нем задеваются. Не случайна вопрошающая фраза одного из персонажей «И почему Россия всегда находится в состоянии войны?». Отсюда же и просмотр видеопленок не только с фильмами и клипами, но и с ужасающими «подвигами» чеченских боевиков, которые заживо отрезают головы у пленных солдат российской армии. К слову, теперь РФ склонна поучать окружающий мир, как нужно уважать волю народов Крыма и Донбасса, словно у нее и не было опыта собственного сепаратизма и словно бы она от него навечно застрахована. Между тем, на российских окраинах люди живут отнюдь не так, как им это предписано в Москве. И когда-нибудь это может сказаться роковым образом. Притом, что как считает критик С.Зельвенский, «Теснота» – это «оптимистическая, гуманистическая история про торжество человечности над нечеловеческими обстоятельствами».

Персона. Ключевым для создания «Тесноты» было участие в нем режиссера А.Сокурова («Молох»), который и был мастером К.Балагова в институте, и с помощью своего фонда организовал финансирование проекта, и вызывал к нему интерес, и просто помогал советом на разных производственных ступенях. «Если бы не Сокуров, этого фильма просто не было», – констатировал Кантемир. Кстати, свой новый фильм Балагов не собирается привязывать к Северному Кавказу, а ориентируется на произведения С.Алексиевич.

Прочая информация. Интерьерные съемки проводились в Санкт-Петербурге, натурные – в еврейском квартале Нальчика. Авторы ленты массу усилий приложили, чтобы передать соответствующий эпохе антураж. Тут и «рыдания» Тани Булановой, и популярные шоколадные батончики, и поддельные «адидасы», и вообще «стиль» одежды «а ля перестройка», коим занималась Л.Крюкова (из команды Сокурова). На МКФ в Канне – премия ФИПРЕССИ в программе «Особый взгляд». На фестивале «Кинотавр» – премии за дебют и критики. Сборы в России $94 тыс.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ