ТИХИЙ ОМУТ ЦЕ...

ТИХИЙ ОМУТ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

96
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

centr_asПока мир, затаив дыхание, взирает на российско-украинскую войну и следит за кровопролитием на Ближнем Востоке, Центральная Азия, похоже, выглядит островком спокойствия. А между тем, именно этот регион может оказаться ключевым в новой архитектуре миропорядка.

Краткий взгляд в прошлое: мировое сообщество радостно празднует коллапс Советского Союза. Постоянная угроза глобальной ядерной катастрофы, готовой разразиться в результате вечного «бодания» сверхдержав, исчезла. Ее место, по всеобщим надеждам, должно занять глобальное сотрудничество под чутким руководством США, украшенное демократией и экономическим либерализмом.

Как писал поэт: «Мечты-мечты, где ваша сладость?». Оптимизм тех лет давно рассеялся. За последние годы мир пережил ужасающее нарастание напряжения и конфликтов: на Ближнем Востоке, в тихоокеанском регионе, на европейском континенте…

В принципе, все эти события сводятся к одному большому выводу: в XXI веке так же, как и в веке XX, борьба за власть на географических картах по-прежнему остается решающим фактором международной политики. Государства и правительства, не слишком заморачивающиеся на действительно общечеловеческие (а не только западные, как любят утверждать поборники разного рода «особых путей») ценности, так же, как и раньше, предпочитают играть в классическую геополитику, а не в сотрудничество.

Конец привычному

Если абстрагироваться от эмоций, вывод этот означает следующее: коллапс Советского Союза завершил эру миропорядка, обладавшего довольно высоким уровнем стабильности, проистекавшей от угрозы ядерного апокалипсиса. Ему на смену, однако, пришел не «многополярный мир» под руководством Соединенных Штатов, а совсем наоборот: победа Запада в холодной войне привела к расшатыванию этой самой стабильности.

Нестабильность проявила себя во весь рост, самое позднее, на рубеже веков, когда стало ясно, что США оказались не в состоянии до конца заполнить властный вакуум, оставшийся в целом ряде регионов мира после ухода оттуда развалившейся московской империи. Результат – борьба за влияние между большими и малыми «игроками» в свободной отныне от кремлевского влияния зоне. Соответственно, большинство крупных конфликтов разыгрывалось в последние 25 лет, в основном, на территории или же на периферии бывшего СССР.

При этом, с точки зрения Запада, ситуация в Восточной Европе складывалась как нельзя лучше. Здесь бывшие советские республики, за исключением Украины, Молдавии и Белоруссии, оказались успешно интегрированы в трансатлантический союз – через НАТО и ЕС. На Балканах, где по-прежнему тлеют неразрешенные конфликты на территории бывшей Югославии, ситуация гораздо сложнее. На Кавказе самое позднее с момента российско-грузинской «Пятидневной войны» 2008 года стало ясно, что западное влияние довольно слабо, невзирая на усилия по торгово-экономической интеграции.

На Ближнем Востоке – «дальней периферии» бывшего СССР – США сделали попытку создания собственного порядка: путем размещения военных контингентов, а также интервенций в некоторые страны. Эта попытка должна быть объективно расценена, как провалившаяся: единственным ее стабильным результатом, помимо привнесенных хаоса и разрухи, можно считать усиление Ирана, который укрепился в своей роли главного регионального противника Америки.

Центральная Азия – желанная и неприступная

На очереди – Центральная Азия: регион, простирающийся от Каспийского моря до Китая, от Сибири до Гиндукуша. Регион, не связанный с Европой и США ни политическими либо военными союзами, ни слишком уж интенсивной торговлей. Европейские усилия, инициированные во время немецкого председательства в Совете Европы (2007 год), особого эффекта в этом отношении не принесли. Основная причина этих неудач – усложненный доступ европейцев в Центральную Азию. В отличие от Восточной Европы, Балкан, Ближнего Востока и Кавказа, доступ к которым более-менее несложен, 5 центрально-азиатских государств географически находятся в довольно сложной ситуации: на севере они граничат с Россией, на востоке – с Китаем, в то время, как Каспийское море образует на западе своего рода естественную преграду. Путь к Индийскому океану через Афганистан и Пакистан блокирован непроходимыми горными тропами Гиндукуша и хронической нестабильностью этих самых Афганистана и Пакистана. На юго-западе – Иран, но по известным политическим причинам он до сих пор также не может считаться «мостом в ЦА».

В то время как Европа и США на этом фоне оказываются в прямом смысле страшно далеко от Центральной Азии, в борьбе за влияние в регионе активизировались иные политические актеры, чье географическое положение в этом отношении более выгодно. Главные из них – Россия и Китай, но есть еще и два пусть и второстепенных, но от этого не менее активных «игрока» – Иран и Индия.

Невзирая на политические потери, понесенные Россией в связи с объявлением центрально-азиатскими государствами независимости, она по-прежнему играет в регионе особую роль. Многочисленные экономические связи с бывшей советской метрополией сохранились и после 1991 года – в особенности, в области энергетики, но также и в тяжелой промышленности и в аграрном комплексе. Кроме того, политические и экономические элиты ЦА в абсолютном большинстве происходят из бывшей советской номенклатуры. Опираясь на них, как на политический фундамент, Россия с момента кремлевского дворцового переворота 2000-го года стремится к расширению, а точнее – к полному восстановлению своего влияния в регионе. С помощью ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности) она расширила здесь свое военное присутствие, на экономическом «фронте» Москва старается с помощью Евроазиатского Союза создать общее экономическое пространство – формально, как союз равных участников, на деле же – по демографическим, экономическим и военным причинам такой союз может смело быть назван «Кремль и остальные»: Москва становится в нем абсолютным и непререкаемым лидером.

В то же время Китай ведет борьбу за звание второго регионального лидера в ЦА – правда, в отличие от тихоокеанского региона, без военной составляющей. Две основных цели, которые преследуют китайцы – это, с одной стороны, экономика и торговля, с другой – попытка добраться сухим путем до энергетических ресурсов Каспия и Персидского залива.

Немалую активность в попытке закрепиться в Центральной Азии проявляет также и Иран. Исторически многие территории этого региона принадлежали различным персидским империям, сегодня же Иран желал бы использовать возникшую таким образом культурную общность для развития собственной торговли и экономики. Он крайне заинтересован в оживлении сухопутной торговли с Китаем, а также в ряде проектов во всех центрально-азиатских республиках, где в последние годы отмечается усиление активности иранских компаний.

Еще один актер, проявляющий активность в ЦА – Индия. Правда, ее интерес к этому региону, так сказать, «вторичный» – индийцы пытаются ограничить влияние своих стратегических противников, КНР и Пакистана, и одновременно реализовать некоторые экономические преимущества для себя. Кроме того, в отличие от Москвы, Пекина и Тегерана, у Дели нет собственного доступа к региону, он блокируется как раз Китаем и Пакистаном. То есть, по сути, у Индии – те же проблемы в отношениях с ЦА, что и у США с Европой. Тем не менее, в отличие от американцев и европейцев, Индия не боится сотрудничать с Ираном – так что Дели и Тегеран стараются поддерживать друг друга в отношениях с Центральной Азией и в выстраивании торгового маршрута от Индийского океана к иранским границам.

Свято место пусто не бывает

Усилия Китая, Индии, Ирана и России в их конкуренции за влияние в ЦА вряд ли могут удивить. С одной стороны, регион обладает значительными запасами полезных ископаемых – в первую очередь, Казахстан и Туркменистан с их огромными нефтяными и газовыми полями. С другой – ЦА является своего рода перекрестком, соединяющим стратегически значимые регионы. Она граничит с российской Сибирью и китайскими провинциями, с Афганистаном и Пакистаном, с Ираном и Персидским заливом, с Кавказом – через Каспий. Близость к этим регионам определяет ее особую роль. На протяжении сотен лет Центральная Азия соединяла по сухопутью Восток и Запад – знаменитым Шелковым путём. Эту историческую функцию соседние «мировые игроки» желали бы возобновить сегодня. Если это удастся – сразу несколько развивающихся на сегодняшний день экономических наций могли бы избавиться от жесткой привязки к морской торговле. Для главного на сегодняшний день морского «гегемона», США, а также для их союзников-европейцев это означало бы серьезную потерю влияния. Их способность контролировать мировую торговлю через контроль морских путей ощутимо бы снизилась.

При этом отсутствие европейского и американского влияния на Центральную Азию скрывает в себе опасность того, что в худшем случае контроль над регионом попадет в руки некоей третьей силы либо коалиции сил. Если продолжить эту мысль до логической развязки – подобное привело бы к тому, что евроазиатская «сухопутная» сила смогла бы провести экспансию и получить доступ к открытому мировому океану. Для Америки подобное может стать «пугалом номер один» – ведь сочетание доступа к ресурсам ЦА с доступом к океану означает высокую вероятность появления новой супердержавы. На данный момент эта абстрактная «сила» вряд ли имеет шанс заговорить по-русски, а вот по-китайски – вполне.

На этом фоне проявляется особое значение Центральной Азии, наравне со значением украинского и ближневосточного конфликтов. Этот регион является классическим «геополитическим пространством», за которое конкурировали Великобритания и Россия еще в XIX веке. В XXI-м он снова приобрел особое «звучание» для выстраивания новой архитектуры миропорядка. Но, в отличие от века девятнадцатого, когда морская держава Великобритания могла активно вмешиваться в центрально-азиатские события через Афганистан, Белуджистан, Персию и Пенджаб, на сегодняшний день Запад столкнулся с проблемой отсутствия доступа сюда. Потому что военное присутствие в Афганистане вряд ли можно считать доступом. Запад вынужден считаться с тем, что «свято место пусто не бывает» и ЦА «приберет к рукам» кто-то другой или даже третий. А уж тогда игра пойдет по очень повышенным ставкам.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ