ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ, ...

ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ, БЕЛЫЕ ДВОРЦЫ

42
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Ложное банкротство кредитных организаций России и расширение российской диаспоры на курортах Средиземноморья, как оказалось, связаны напрямую. Хорошо спланированные акции по выведению банкирами активов в оффшоры, в конечном счете, воплощаются в элитное жилье и другую недвижимость, формальными владельцами которых становятся жены, матери, сестры и любовницы состоятельных россиян. Здесь дамы ожидают прибытия на ПМЖ фактических владельцев-казнокрадов.

Как государство к собственнику, так и он к нему

Любопытная зависимость: российская диаспора в Испании существенно прирастает в годы правления Путина. В немалой степени за счет состоятельных граждан РФ, которые, плюнув на патриотические заклинания Госдумы, дернули подальше от России. Только за минувшие 13 лет страну покинули 20 тысяч долларовых миллионеров и миллиардеров, причем около трети из них – в 2014-2016 гг. Одна из главных причин отъезда – вмешательство государства в бизнес-среду, не считая весьма запутанного и часто меняющегося местного законодательства, резко враждебных к Западу настроений и закона о деоффшоризации.

Ну, что ж, как государство к собственнику, так и он к нему. Массовое бегство капитала и опытных бизнесменов значительно обеднило деловую среду. В том числе и финансовые институты, более половины испытывающие сегодня дефицит кадров, на которых держится отечественная экономика. Финансово подкованные и преуспевающие кадры ищут повод и ждут часа икс, чтобы спешно покинуть Россию.

Парадокс: они, экономические тяжеловесы, оказались такими же социально незащищенными, как привокзальные бомжи. В условиях путинского ручного управления от гнева гаранта не может уберечься ни единая живая душа, отягощенная тугим кошельком или даже без него.

Кошелек в любое время отобрать можно. Вспомним Ходорковского, других олигархов, которые или еще скрываются за границей, или уже мотают срок на зоне. Чего ждать? Тем более что Кремль то и дело подкидывает новые поводы для тревоги. Взять тот же закон «О налогообложении прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций», вступивший в силу в январе 2015 года. Путин придумал его для того, чтобы возвращать средства, которые состоятельные граждане России уже отослали за рубеж.

Идея борьбы с оттоком капитала на фоне дефицита иностранных инвестиций в принципе понятна. Кремль подсчитал: вернем деньги в финансовые «закрома Родины» – и бюджет пополнится на миллиарды рублей. На сколько именно, – вопрос. Кто говорит – на 20 млрд. рублей, кто называет 1 и даже 5 триллионов рублей. Надо только покошмарить российские банки.

«Зачистка» и «Черная дыра»

Операция названа по-чекистски просто и кратко – «Зачистка». Она уже принесла свои плоды: с конца 2013 года (с того самого момента, как финансисты стаями начали улетать на Запад) по сегодняшний день отозваны лицензии у 340 банков.

Ну ладно бы, мелкотня какая-то из второй сотни. Недавно банк «Югра» под каток Центробанка попал. Тот самый, который по данным за прошлый год занимал 30-е место по величине активов. «Югра» принимал вклады по ставкам выше рыночных. Образовался наплыв народа. В 2015 году депозиты населения в «Югре» выросли на 137%, тогда как у ВТБ – на 36%, а у Сбербанка – на 29%. Обиделись лидеры. Пошли ходоки в Центробанк: помогите приструнить выскочку. ЦБ сделал два важных дела, чтобы попридержать борзого «Югру». Ограничил привлечение вкладов населения и объявил, что по итогам 2016-го банк стал лидером по убыткам, они составили более 32 млрд. рублей.

Действия ЦБ имели последствия. Толпа схлынула. Остальные банки живут по указанию все того же Кремля. То есть в угоду прикормленным властью банкам доводятся до банкротства. Причем в 2016-2017 года со среднестатистической прежде невиданной скоростью – в России нынче раз в 4-5 дней закрывается банк.

Спасать его? Ну, тут уж как карта ляжет. Но делать-то в пожарной ситуации что-то надо? Действовать проверенным способом – заливать проблему деньгами. Выдача денег поручена Агентству по страхованию вкладов, ну а коли их не хватает, то Центробанк к услугам, мигом выдаст кредиты на погашение. Как выразился один аналитик, российская банковская система — это галактика черных дыр разной массы и диаметра, в центре которой установлен печатный станок.

Есть свои неприятности у остальных кредитных организаций, входящих в топ-10: Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк. То кредиторы тянут с возвратом, то исчезают куда-то, как в черную дыру. Вот-вот, о черной дыре, которая не где-то там, в просторах Вселенной, а здесь, в земном мире.

«Черная дыра» – контроперация финансистов в ответ на «Зачистку». Сегодня был капитал в банке, который подозревается в коррупции. А завтра нет. Ни банка, ни капитала, ни банкира. Как ему так ловко удается уйти от фининспекторов аккурат за несколько часов до начала расследования деятельности банка, – не загадка. Свои люди, на нужных постах пребывающие, помесячно прикармливаемые, поднимают трубочку и тихонько советуют: «Беги, Вася!» И первым самолетом Вася улетает, перед исчезновением отправляя всю команду в бессрочный отпуск.

Приходят наутро его навестить, а банк закрыт, ни один телефон не отвечает, даже охраны нет. А что охранять-то, если средства уже выведены из страны… Ах, активы, оценку которых сделало агентство «Пупкин и сыновья»? Так Пупкина чуть удар не хватил, едва он в бумаги с головой ушел. Понял, что при балансовой себестоимости активов 100% их реальная ликвидационная стоимость всего 10%. Остальные 90% – из области фантазий. «Мама родная, так это ж какая сумма набегает, – чешет репу Пупкин с сыновьями. – Это ж годовой бюджет Москвы!»

Не черная дыра, а просто бездна. Чем такую законопатить?

– Ну как там дела, Пупкин? – спрашивает высокое начальство. А что ответить-то? Банкротство? Наивный ты, брат Пупкин. Банкротство, которое толерантно поименовано рыночным (это в России-то рынок, при жестком-то госконтроле), – элемент, теоретически многократно перепроверенный банкиром и подтвержденный практикой сотоварищей по бизнесу в соседних финансовых институтах. «Черная дыра» – акция спланированная, мастерами подготовленная. «Безопасные зоны» опробованы многократно.

Без любимой тещи никак

Как любой нормальный криминальный авторитет, банкир Вася, обладатель другого паспорта пускается в бега, тщательно заметая следы. И места новой дислокации давно известны. Такие, что российским правоохранителям туда путь заказан – речь о Монако и других странах, которые отказывают в экстрадиции подозреваемого.

Кто остается на Родине? В лучшем случае, подставные фигуры, которые, как зиц-председатель Фунт у Ильфа и Петрова, сидеть могут хоть при царях, хоть при большевиках, взять с него нечего, а тюрьмы он не боится. Работа у него такая – зону топтать. Деньги-то зиц-председателю наперед плачены. Хозяин не поскупился.

Где-то хозяин теперь? И как теперь его зовут? Кто ж про то ведает? И Васи нет, и его жены с сыном. Дыра же. Зато есть любимая теща. Это раньше, на заре туманной юности, скромный лаборант НИИ Вася, желая раззадорить ее, напевал хулиганское: «Мимо тещиного дома я без шуток не хожу…».

Щас! Едва к забору придвинешься: там же свора псов, которая вместе с нарядом охранников стережет дворец. Тещин дом. Формально, разумеется. Купленный на ее, скромной учительницы пения, зарплату трехэтажный теремок, белым каррарским мрамором облицованный. Который она пуще собак стережет, ожидаючи дочурку с внуком, ну и с Васей, конечно. Куда без него…

Хотя после рюмахи-другой распрямляется учителка – все ж таки дом на нее записан, она ж почти, как у Пушкина теперь, – владычицей морскою себя ощущает.

Ну, морской не морской, а приморской точно. Дело-то происходит в испанской курортной зоне. У тещи, хоть она к Васе отношение имеет, все не как у Васи: от фамилии до амбиций.

Учителку гордость распирает. Вася-то молодца! Вот что значит «новый русский». Это практически то же самое, что старый еврей. Всё Вася предусмотрел, всех, кого надо, купил, кого не надо – послал к тому самому забору, из хулиганской песенки.

– Как раз к борщу успели! – расплывается теща, принимая горяченьких, с пылу-с жару домашних из аэропорта – в полном составе, что без слов свидетельствует: прибыли они не с экспедицией навещания, а насовсем.

С одной стороны немного обидно. Вася, как репей, врос в постсоветскую жизнь, приспособился к ней, пачки долларов в  доме появились, а тут переезд, теперь в испанскую действительность вживаться надо. С другой стороны, а как иначе-то жить в современной России, когда власть обирает тебя на каждом шагу…

Зато теперь и заграничные хоромы как у людей, и копейка на житье имеется, и внучок после школы в западный университет поступит, и о скудной пенсии думать не надо.

Ведь у соседки-то бывшей, с Рублевки, с которой чаевничали не однажды, забота: куда бы деньги зятя повкладывать? Глупая – их не вкладывать, а тратить надо. Ведь появилась же возможность по-купечески пожить, как ранее в Москве заведено было. Деньги-то лихие, нечаянные, уйдут вмиг, как и пришли. Стало быть, напоследок покутить можно было. Жаль, не послушалась. Все думала-думала, да померла. И деньжища-то какие имела, все как у Васи – агроменные и ворованные,

Вот ведь правильно как Вася рассудил: три года назад терем в курортной зоне Марбелья отгрохал. Теперь и кутнуть можно. Туристов раньше было много, раза в три больше теперешнего. Приезжали семьями, с детишками. Но год-два пролетели, туристов меньше, а при этом российских денег, по всему видать, не убавилось: они пошли на приобретение недвижимости.

Как работают ворованные деньги

На улицах городка все больше солидных людей, говорящих по-русски. Таким, которые тут живут по многу месяцев в году и для которых ужин за тысячу евро – не проблема. И чаевые в 100 евро не редкость.

Васина теща с удовольствием оглядывает семейное гнездо. Терем отделан что надо, участок утопает в тропических растениях, рядом бассейн, теннисный корт, гараж для лимузинов, домик для прислуги и охраны. Вася, пока борщ уписывал, все жужжал про свою личную яхту.

– Вот заведу нужные знакомства, поприглашаю на яхту на твои борщи-пироги солидных людей, глядишь, и бизнес свой налажу. Хотя бы тот же ремонт и отделка яхт. Буду, как и они, не гостем, а хозяином города.

Признание Васи дает частичный ответ на вопрос, куда исчезли из России в 2013–2015 годах 1 триллион 200 млрд. рублей, о которых размышляет российская Счетная палата. А что тут гадать? Здесь они, эти капиталы. Работают на благосостояние бывших граждан России, которые стали владельцами газет и пароходов, а заодно и гостиниц, торговых центров, ночных клубов, парикмахерских, строительного бизнеса, спортивных клубов. Российские деньги, уведенные Васей из московского банка, прекрасно впишутся в экономику испанского курорта, создавая рабочие места и завоевывая уважение местных жителей.

Если бы не криминальный финиш трудовой биографии Васи в России, такие достижения можно было бы самому гаранту демонстрировать, тем более что Марбелья известна среди местных жителей как «поместье Путина». А, развернувшись здесь, можно и Гибралтар навестить: там, говорят, благодаря особо низким налогам и строжайшей банковской тайне – главный российский сейф на всем Средиземноморье.

– Мечтай, авось и сбудется, – голос Васиной тещи дрожит от волнения. Сегодня она прочитала в местной газете сообщение Государственного Центра социологических исследований Испании об иностранцах, постоянно проживающих в стране. На 1 июля 2017 года было зарегистрировано 71 845 граждан России, 48 297 из них – женщины. Средний возраст россиян, живущих в Испании, – 47 лет, 75% имеют высшее образование. При этом не работают. – Ну, точно про меня сказано, и возраст, и образование, и занятость. А что, мне и по дому забот хватает. Тем более, теперь, когда все в сборе.

По данным провинциальной ассоциации застройщиков в Малаге, россияне ежегодно покупают от 4 до 5 тыс. объектов недвижимости, что составляет от 5% до 9% общего объема продаж. С русскими пришел второй жилищный бум: первый был после распада СССР в лихие 90-е, когда в ход шли исключительно бандитские деньги. Сегодня на рынке недвижимости в Испании продолжается падение цен. Этим пользуются россияне, на корню закупая элитное жилье на побережье до 6 млн. евро за особняк и инвестируя в бизнес. Кстати, среди новых хозяев есть и депутаты Госдумы: из 22 народных слуг, официально заявивших об иностранной недвижимости, 8 обладателей квартир в 150 квадратных метров и более на испанском берегу Средиземного моря. Громко ратуя за развитие российской экономики, народные избранники предпочитают инвестировать в испанскую.

Россияне, в отличие от граждан других восточноевропейских стран, в курортных городах Испании вовсе не трудовые мигранты. Прибыли сюда не в поисках заработка, а для проживания по принципу Ивана Присыпкина из пьесы «Клоп» Маяковского «Кто воевал, имеет право у тихой речки отдохнуть».

Вася воевал с конкурентами и с государством. Тихой речкой для него стало Средиземное море с чудо-дворцом на берегу.

Испанцы величают таких, как Вася, туристами-резидентами. Хотя – какие это туристы? Турист в своей массе ищет, где подешевле. А россияне стекаются на курорты с запредельными ценами и благоденствуют почти круглый год. Приезжают в дома родственников, но, по сути, в свои собственные, которые находятся под присмотром домочадцев. Как долго находятся? Ну, по-разному. Васина теща ждала своих почти два года. Но зять некогда так и говорил: «Прибудем года через два, максимум три».

Все предвидел. Ну и переживал, разумеется: когда покупал дом, который потом переделал в шикарный терем, все волновался – а ну как станет известна России тайна приобретения недвижимости и факт открытия банковского счета. А таких гарантий Испания не дает. Правда, в адвокатской конторе поначалу онемели, когда прочитали в анкете на приобретение особняка в 5 миллионов евро, что Васина теща учила детей пению в школе. Но все стали вспоминать, что это не рекорд: недавно сразу три россиянки – дамы под 60 – стали обладательницами аналогичного жилья, выйдя на пенсию с пометками в трудовой книжке: штукатур, маляр, крановщица.

Испанским строителям до российских ох как далеко! Несведущие нынешние земляки вздыхают: «Вот ведь как платят в России! А нам-то про нее чего только ни рассказывают. Видимо, клевещут».

– Клевещут, понятное дело, – хитро улыбается Васина теща. Учительница пения знает, как успокоить аудиторию с чисто детскими, на удивление наивными представлениями о стране исхода отдельно взятой семьи с Рублевки.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ