ШТУРМ РЕЙХСТА...

ШТУРМ РЕЙХСТАГА ПОД МОСКВОЙ

183
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

ШТУРМ РЕЙХСТАГА ПОД МОСКВОЙИтак, в очередном подмосковном парке «культуры имени отдыха», в Кубинке, для так называемых «юнармейцев» их кремлевские наставники выстроили миниатюрное здание берлинского Рейхстага – мол, чтобы верные лозунгу «дедывоевали» военизированные детишки могли вновь и вновь в свое удовольствие штурмовать ненавистных фашистов.

Представители российской власти искренне (или, по крайней мере, делая вид, что искренне) недоумевают теперь, отчего это так возмутились подобным демаршем немцы? В конце концов, как заметил министр обороны РФ Сергей Шойгу – это же, мол, наша история, чему тут возмущаться? Тот факт, что это самое здание и по сей день служит местом заседания парламента ФРГ, очевидно, не имеет для Сергея Кужугетовича ни малейшего значения. Подобный инфантилизм граничит с идиотизмом – если он, конечно, не наигранный. Ну, привык никогда сам не воевавший российский министр с детства играть в «наших» и «немцев», так что вполне искренне может недоумевать, почему это вдруг немцы обиделись – в конце концов, они же немцы, они плохие, их положено бить и побеждать. Любого российского ребенка спросите – он в курсе. Как говорится, ничего личного.

Впрочем, с набившим оскомину лозунгом «это наша история» – тоже не все в порядке. Потому как история взятия Красной армией Рейхстага, как и многое другое в истории Второй Мировой войны, весьма мифологизирована, в ней были расставлены «правильные» акценты, подчищены неудобные факты и даже знаменитое фото, как героические сержанты Егоров и Кантария устанавливают красный флаг на куполе взятого здания немецкого парламента, является постановочным. Если достаточно долго держаться за устоявшийся миф – его поневоле начинаешь считать правдой, это может подтвердить любой психолог. Штурм Берлина оброс этими самыми мифами, что называется, до упора – и далеко не все из них правдивы. Те же имена героев-сержантов, Егорова и Кантарии, произносились год за годом на одном дыхании, словно одно имя: Егоров-Кантария, Минин-Пожарский, Маркс-Энгельс… При этом о командире этой группы, лейтенанте Алексее Бересте, знали даже далеко не все историки, а нынче в России это имя и подавно никто не пожелает вспомнить: ведь Алексей Берест был украинцем, родом с Сумщины – а украинцы нынче «укрофашисты» и «бандеровцы»… Так же, как никто не вспоминает о судьбе Мелитона Кантарии – Героя Советского Союза, умершего нищим беженцем в 1993 году в Москве… Зато (!) именем Кантарии была названа вновь сформированная в 2016 году 150-я мотострелковая дивизия, расположенная на украинской границе, чьи солдаты по мере надобности «увольняются из армии» и отправляются в качестве «отпускников» воевать на Донбасс против украинцев. Вот такое вот «дедывоевали» – чисто по-русски…

«Две большие разницы»

Да и с самой битвой за Берлин, как известно, дела обстоят не так гладко, как это принято представлять в официальной советской и постсоветской истории. Уже хотя бы потому, что огромное здание Рейхстага, построенное архитектором Паулем Валлотом за десять лет (с 1884 по 1894 гг.), оказалось совершенно бесполезным для завоевания немецкой столицы и жизни советских солдат, положенные ради его захвата и установления пресловутого знамени победы, по сути, оказались потрачены зря, ради орденов для большого армейского начальства, отрапортовавшего о взятии «символа Третьего Рейха» к празднику Первомая. На деле же, никаким символом это здание не являлось: парламент не играл в гитлеровской системе ни малейшей роли, а парламенты минувших дней были, скорее, символами молодой немецкой демократии, растоптанной нацистами.

Так что вряд ли кто-нибудь сможет внятно пояснить, какими именно мыслями руководствовалось советское командование, бросая на Рейхстаг сразу несколько гвардейских полков вместо того, чтобы штурмовать расположенный неподалеку и плотно окруженный правительственный квартал, где располагалась, в частности, рейхсканцелярия (в самом деле – символ Третьего Рейха!), а также личный бункер Гитлера. Возможно, потому, что советские штабные офицеры вообще не имели ни малейшего понятия о том, что Рейхстаг, здание архитектора Валлота, и Рейхстаг, название нацистского парламента (собрания депутатов), с 1933-го года служившего помпезной кулисой для речей Гитлера – это не одно и то же. Собственно, это заблуждение, благодаря созданному мифу, сохраняется по сей день – вот и предстоит нынче современному путинюгенду штурмовать фальшивый и бессмысленный «символ Третьего Рейха».

Впрочем, возможно, миф о «символе» возник еще задолго до войны, когда советская пропаганда постоянно показывала гражданам СССР здание подожженного нацистами Рейхстага, повествуя о процессе болгарского коммуниста Георгия Димитрова, обвиненного в этом преступлении. Таким образом, именно Рейхстаг стал наиболее известным в Берлине официальным зданием для советских солдат и офицеров – хотя его пленарный зал сгорел 27 февраля 1933 года и с тех пор там не проводились никакие заседания. Так или иначе, а советское командование провозгласило это сооружение «символом» – да и все тут.

«Не дожить до Победы!»

29 апреля 1945 года начался массивный обстрел здания Рейхстага. По свидетельствам множества очевидцев, младшие офицеры полков, направленных на его захват, едва ли не дрались за право штурмовать «символ нацизма» со своими подразделениями. Они шли со своими бойцами напролом, с автоматами и гранатами, часто не дожидаясь ни артиллерийской поддержки, ни помощи с воздуха, не жалея собственных жизней. Немецкие солдаты, защищавшие здание, дрались отчаянно, и на их стороне было серьезное преимущество: массивные стены Рейхстага и целый подземный лабиринт помещений под ним.

«Для меня существовал только один приказ: знамя должно взвиться над Рейхстагом» – писал полковник Шинченко, командир одного из штурмовавших здание полков, в своих мемуарах. «Через полчаса я отправился с командным подразделением к Рейхстагу. Вокруг меня свистели пули. Наконец-то мы оказались у цели. Но я так и не знал, чем закончился бой. Победили ли уже наши ребята? Нет! Бой был таким же горячим, как и в полдень. Рвались гранаты, автоматные очереди прошивали помещения».

Несколько иначе вспоминает о битве за Рейхстаг солдат Михаил Минин, чьи воспоминания были изданы незадолго до его смерти, в начале 2008 года. По его словам, первая попытка штурма, предпринятая 29 апреля 1945 года, захлебнулась в отчаянном огне защитников. Следующие попытки также не принесли успеха: «Когда утром 30 апреля мы увидели, что Рейхстаг с налету не взять, командование корпуса приняло правильное решение: начать штурм под покровом ночи».

Однако, по его словам, вдруг оказалось, что добровольцев на это дело нет. «Все думали: войне конец, неохота помирать перед самой победой». Офицеры пообещали тому, кто первым водрузит флаг над Рейхстагом, звание Героя Советского Союза. Минин и бойцы его взвода решили попытать счастья: «Мы пошли на это не ради награды. Она была просто своего рода подбадриванием» – писал он. Примерно в десять часов вечера люди Минина и несколько других групп осторожно приблизились к западному входу. Огонь защитников ослабел, большинство из них перебазировались в подвалы. 22-летний Минин нашел путь на крышу и закрепил там штурмовое знамя. Произошло это в 22.40 30 апреля 1945 года.

Таким образом, приказ маршала Жукова был выполнен – поднять знамя до утра 1 мая, к празднику. Но этот подвиг оказался недостаточно символическим: знамя развевалось не над самым куполом. На протяжении всего 1 мая вокруг Рейхстага и в нем самом продолжались бои, гибли солдаты – ведь нижние этажи по-прежнему оставались в руках немцев. Только на следующую ночь, когда большинство немецких солдат ушли по подземным лабиринтам прочь из здания, а утром 2 мая Берлин формально капитулировал, ставший впоследствии знаменитым фотограф Евгений Халдей поднялся на купол Рейхстага с тремя бойцами – сержантами Егоровым и Кантарией и их командиром, лейтенантом Берестом, и сделал свой легендарный снимок – по сути, чисто постановочный.

Штурм берлинского Рейхстага – здания, по ошибке названного «символом нацистской Германии», продолжался три дня и стоил жизни более чем десяти тысячам солдат и офицеров Советской армии, не доживших до победы по прихоти их командующего, желавшего во что бы то ни стало доложить Сталину о взятии пресловутого «символа» к празднику Первомая. При этом длительный артиллерийский обстрел этого же здания, по мнению большинства как советских, так и немецких военных экспертов, вынудил бы защитников сдать его без боя – правда, тогда бы, наверное, и к празднику не успели, и знамя победы не на чем было бы вывешивать.

Так что современным российским юнармейцам, наверное, и в самом деле полезно штурмовать в подмосковной Кубинке именно этот макет. В конце концов, нынешнее кремлевское руководство точно так же мало ценит жизни российских солдат, как это делали Сталин с Жуковым. Знаменитый суворовский принцип «бабы еще нарожают!» пережил в России века.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ