Я НЕ ДИПЛОМАТ...

Я НЕ ДИПЛОМАТ

193
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Интервью с директором русскоязычного радио Израиля Михаилом Гертсманым ( Михаелем Гильбоа)

Каждое утро, ровно в семь часов, из включённых радиоприёмников, настроенных на волну FM, звучит: Говорит “РЭКА” – “Решет клитат алия” – “Коль Исраэль” – “Голос Израиля”, радиостанция “РЭКА”, израильское радиовещание на русском языке. Голос этого человека знаком большинству русскоязычных израильтян.

– Когда было создано радио РЭКА и как расшифровывается эта аббревиатура?

– Радио “РЭКА” было создано в 1991 году. Первая передача вышла в эфир 26 мая 1991 года, так что в этом году в мае мы будем отмечать двадцатилетие нашей радиостанции. На иврите эта аббревиатура звучит как “Решет клитат алия”, что в переводе на русский язык означает “Радиостанция, оказывающая помощь в интеграции репатриантов”.

– Когда и кем Вы пришли работать на радио?

– На радио “РЭКА”, будучи одним из его создателей этой радиостанции, я начал работать в качестве диктора. К тому времени я 21 год уже работал на радиостанции “Голос Израиля”, куда был принят в 1970 году в отдел передач на русском языке. Когда было принято решение о создании радиостанции, которая будет вещать на русском языке для русскоязычных граждан Израиля и на амхарском языке для выходцев из Эфиопии, то создали её на основе Тель-авивской редакции радио “Голос Израиля”. Эта задача была возложена на шестерых сотрудников русскоязычного отдела радиостанции “Голос Израиля”. Я входил в состав этой шестёрки и был одним из основателей радиостанции “РЭКА”.

– Вы сказали, что трансляции радио РЭКА, в основном, рассчитаны на русскоязычных слушателей Израиля. Следует ли из этого понимать, что ваше радио слушают только русскоговорящие израильтяне?

– В основном трансляция рассчитана, конечно, на тех слушателей, которые живут в государстве Израиль. Содержание наших передач в первую очередь учитывает интересы тех, кто живёт здесь. Именно этим людям мы рассказываем, что происходит в нашей стране, какие у них права и обязанности. Тем не менее, я более чем уверен, что когда речь идёт о событиях актуального характера, политического, социально-экономического или военного, или когда речь идёт о событиях происходящих не только в Израиле, а в нашем регионе и так или иначе связанных с Израилем, или в других государствах содружества СНГ и это тоже связано с Израилем, и мы рассказываем об этом, я уверен, что это может интересовать тех, кто слушает нас за границами Израиля в Интернете или по радиоприёмнику.

– Как осуществляется набор сотрудников для работы на Вашей радиостанции?

– Теперь набор сотрудников не осуществляется. Их количество только сокращается. Согласно указанию Министерства финансов, если сотрудник, по какой-то причине увольнялся с работы на радиостанции, его ставка аннулируется. Сегодня мы вещаем в прямом эфире двенадцать с половиной часов в сутки и ещё пять часов ночью повторяем наши передачи. Если с начала создания и работы радио “РЭКА” в штате было 64-67 сотрудников, то сегодня уже только 33 при том же количестве часов вещания в эфире. Последние наши “новички” пришли на работу к нам 6 лет назад. Как мы их отбирали? Во-первых, все они были журналистами в пишущей прессе. Кроме этого мы уделяли внимание наличию радиофонности в голосе. К сожалению, очень многие пишущие журналисты радиофонным голосом не обладают, так же как многие поэты плохо читают свои стихи. Тоже самое происходит с пишущими журналистами. Многие из них не выговаривают некоторые буквы. Правда, на сегодняшний день, у нас, на нашем радио, таких нет. Но существуют проблемы выдачи в эфир тех или иных материалов. Учим людей по ходу действия. Первых сотрудников мы подбирали исходя из того, что на подготовку к созданию радиостанции нам дали всего два месяца. Мы брали людей в соответствии с тем, как звучали их голоса и в то время не смотрели на знание ими иврита. К сожалению, оказалось, что и по прошествии 20 лет многие из них знают иврит не так хорошо, как мне хотелось бы, так как, по моему мнению, должен знать язык журналист, живущий в этой стране. И, тем не менее, мы как-то устраиваемся. К сожалению, руководство радиостанции не имеет возможности, да и не может манипулировать людьми, как это бывает в частных СМИ. Там не понравился сотрудник, ему говорят: – “извините, спасибо, Ваш договор закончился” – и тут же приглашают другого. Хотя, я надеюсь, что в рамках предполагаемой реформы, появится и такая возможность. Вот тогда и у нас произойдут изменения в составе сотрудников радиостанции “РЭКА”.

Насколько я понимаю, радио “РЭКА” является структурным подразделением государственного радио Израиля. Одинаково ли финансируется русскоязычное радио “РЭКА” и ивритоязычные редакции государственного радио “Голос Израиля”?

– Конечно же, нет. Тот факт, что мы вещаем, меньшее количество часов чем, например “Решет бет” (Второе радио), наша редакция значительно меньше, чем у них. Они, в основном, начиная с самого утра, передают новости, перемежая их музыкой, а у нас подобных возможностей нет. Именно по этому финансирование не соответствует. Нет подобных возможностей и по техническим причинам. Большинство людей занимающих в Израиле официальные посты не говорят на русском языке. Заполнить же эфир только теми, кто говорит на русском, а их мало, особенно тех, которые на что-то влияют, что-то могут решать, невозможно. По этому у нас намного меньше уделяется внимания суперактуальным темам, в отличие от того, как это происходит на Втором канале. Тем не менее, по значимости, по финансированию, мы на втором месте после Второго канала, то есть нам уделяется довольно значительное внимание.

– Определяете ли Вы рейтинги передач вашего радио?

– Нет. Рейтингом мы не занимаемся, у нас нет такого подразделения. Есть компания, которая, время от времени, этим занимается. Она связана договором с Управлением израильского радиовещания. Иногда она проводит, по собственной инициативе, проверку рейтингов наших передач. В нашем случае опрашиваются только русскоязычные слушатели. Если исходить из того, что в Израиле, на сегодняшний день, проживает, приблизительно 1300000 – 1500000 русскоязычных граждан Израиля, то по итогам прошлогоднего рейтинга он составлял 73%, в этом, ещё не закончившемся, году уже 79%. Думаю, что ни одна радиостанция в мире не может похвастаться такими цифрами. Если рассматривать соотношение всех радиослушателей к соотношению русскоязычных, получается, что нас слушают, приблизительно, 65% – 70%. Представьте себе, что Второй израильский канал слушает всего 20% – 25%.

– В Израиле существует ещё одна русскоязычная радиостанция “Первое радио”. Это радио – ваши конкуренты?

– Нет. Ни в коем случае. И в какой-то мере очень жаль. Потому, что если бы у нас была бы действительно серьёзная конкуренция, тогда, может быть качество наших передач выходящих в эфир, было бы намного выше. Эта радиостанция передаёт в эфир, в основном, музыку, иногда сводки новостей, есть обзоры прессы. Но они не в состоянии делать то, что делаем мы. У них редакция намного меньше нашей, да и специалистов, таких как наши нет.

– Почему радио “РЭКА” работает на FM?

– Я не могу ответить на этот вопрос, так как в технические дебри ещё не окунался. Два года тому назад мы работали ещё на МА. Но, по всей видимости, техническое руководство решило перейти на FM. В Израиле, на каких волнах работают радиостанции, решает Министерство обороны. А вот какими соображениями там руководствуются, мне неизвестно.

– Ладно, Вы рассказали о радио РЭКА. Теперь давайте поговорим о Вас. Расскажите о себе: когда и откуда Вы репатриировались в Израиль, Что Вас к этому побудило, о своей семье?

– Во-первых, меня ничего не побуждало к репатриации. Меня просто привезли родители, хотя мне было в то время уже 23 года. Мы приехали в Израиль в мае 1969 года, так что я гражданин Израиля практически, уже 42 года. Репатриировавшись, сразу продолжил обучение в Академии музыки им. Рубина в Иерусалиме по классу композиции и дирижирования. На втором курсе меня пригласила работать на радио нынешний посол Израиля в России Дорит Голиндер, в качестве диктора. Тогда ещё было чёткое разделение в профессиях на радио: дикторы, редакторы новостей, редакторы программ, стилисты и другие. Это сегодня один человек делает всё – он и журналист, и редактор, и диктор.

Как я уже говорил мы приехали в Израиль в 1969 году из Черновцов, где я, к тому времени, окончил школу и музыкальное училище на режиссёрском и хормейстерском факультете. Моя жена родом из Литвы приехала в Израиль в канун шестидневной войны. Сейчас она работает в больнице и руководит лабораторией. Я успел принять участие в войне Судного дня в 1973 году. За три месяца до её начала успел окончить краткий курс бойца Армии Обороны Израиля для новых репатриантов и меня прикрепили к особой роте танкового батальона. Мы передвигались на джипах, на которых были установлены лёгкие пушки. Участвовал в различных операциях. Потом Первая ливанская война в 1991 году и меня мобилизовали из резерва. Я входил в первую пятёрку демобилизованных по закону гласящему, что те, кто служил в боевых частях, отправлялся домой в 45 лет. У меня трое великолепных детей и трое ещё более великолепных внуков. Самый младший из внуков живёт с родителями в Ирландии, потому что мой старший сын – компьютерщик очень высокой квалификации, к сожалению не может найти в Израиле соответствующую работу.

– Ваша предшественница на посту директора и главного редактора радио “РЭКА” Доррит Голиндер назначена послом Израиля в России. Не планируете ли Вы, со временем, сменить её на этом посту, как сменили на посту радио “РЭКА”?

– Нет, нет, нет!!! Это не для меня. Я должен заниматься журналистикой, это моё призвание. Какая-нибудь государственная должность высокого ранга и вообще политика – это не для меня. Я человек, не умеющий ни скрывать своих чувств, ни выбирать выражения. Мягко говоря, я не дипломат.

– В своё время в “Литературной газете”, которая выходила в СССР, была рубрика “Если бы директором был я…”. Как бы Вы ответили на вопрос “Если бы премьер-министром был я…”?

– Если бы я был премьер-министром Израиля, я бы через два дня ушёл с этого поста в отставку. Вернулся бы к семье, к своей работе, которую очень люблю, и не занимался бы этим делом. Во-первых, чтобы быть политиком нужно говорить правду, но не всю. Правда и журналисты этим иногда грешат. Но журналист не отвечает за судьбы людей. Политик же несёт ответственность за их судьбы, тем более премьер-министр. Он несёт ответственность за судьбу государства. Нет, и ещё раз нет. Это не для меня.

– Зачем же Вам два дня в должности премьер-министра?

– Только для того, чтобы ознакомиться с этой системой. Интересно посмотреть на неё изнутри.

– Может ли радиостанция РЭКА получать добровольные пожертвования от частных лиц?

– Нет, не может. Права не имеет. Мы государственная радиостанция и мы даже подарки не имеем права получать от кого-либо, будь то частное лицо или общественная организация. Не говоря уже о деньгах.

– Михаэль, Ваша фамилия Гертсман. Откуда Гильбоа?

– Я уже говорил, что до того как было создано радио “РЭКА”, я был сотрудником отдела передач на русском языке государственной радиостанции “Голос Израиля”, который вёл передачи на русском языке для СССР. Сотрудники нашего отдела, выходящие в эфир, должны были взять псевдонимы, чтобы их родственники, оставшиеся в СССР не пострадали. Я выбрал псевдоним Гильбоа. Это фамилия моего двоюродного брата, который был израильским лётчиком и погиб в бою над Сирией во время войны.

– О чём мечтает главный редактор и директор радиостанции РЭКА в часы досуга, если они у Вас есть?

– У меня, к сожалению, с часами досуга очень туго. Более того, плохо. Но я мечтаю, что когда-нибудь у меня появятся часы досуга и я смогу их проводить, так как я это люблю. А учитывая тот факт, что в свободные минуты я обдумываю, что же надо сделать по работе сегодня и завтра и послезавтра, то, как видите, часов досуга у меня пока нет. Да, у меня есть ещё одна мечта – чтобы бюджет радиостанции РЭКА составлялся в соответствии с её нуждами, а директор радиостанции РЭКА имел бы больше возможностей, чем имеет на сегодняшний день.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ