“МИЛЫЙ ДРУГ” ...

“МИЛЫЙ ДРУГ” – БОРИС КАЗИНЕЦ

242
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Мы уже привыкли к ежегодным моноспектаклям нашего земляка Народного артиста Грузии Бориса Казинца. И вот сейчас мы в ожидании новой премьеры. Как обычно, она будет иметь место в городе проживания артиста – столице страны Вашингтоне. Впрочем, я не намерен анонсировать новый спектакль. Пусть это сделает сам его создатель, к которому я обратился за интервью. Он, естественно, не отказал мне.
Альберт Плакс: Добрый день, Борис. Как настроение?
Борис Казинец: Добрый день. Настроение прекрасное!
Итак, Борис Казинец выпускает очередной, выпускает новый моноспектакль. Что теперь?
– Теперь – мечта моя несбывшаяся когда-то. Долгие годы, когда я еще был молодым, я мечтал сыграть Жоржа Дюруа. Из мопассановского «Милого друга». Но, «О, времена, о, нравы!». В Советском Союзе я вообще не знаю, ставился ли Мопассан на сцене. Ну, когда-то «Пышку» в кино показали. По-моему, у Плучека в Театре сатиры что-то показали по «Милому лжецу». Но, в общем, в театрах Советского Союза Мопассана не показывали. А я мечтал… очень хотел, но не сыграл. Однако сейчас возраст у меня такой, что молодых уже не играют. Но я подумал и нашел ход. Там была зацепка в самом романе. Когда герой романа еще был журналистом, то одна из его первых женщин ему советует: «А вы заведите дневник. И день за днем, час за часом записывайте свою жизнь». И я подумал: а почему бы нет? Почему бы роман не разложить на дневниковые записи? И это я сделал. Таким образом, появился сценарий спектакля. Таким образом, годы исполнителя уже не играют здесь никакой роли. Это я в образе моего героя вспоминаю, как все было.
Т.е. вы хотите сказать, что таким образом родилась ваша сценическая композиция.
– Да, да. Этого еще никто не делал. И вообще я не знаю, пришла ли кому-либо до меня мысль сделать роман Мопассана дневниковой записью. Литературный материал дает такую возможность. Там буквально по дням, по часам есть очень точные обозначения происходящего.
– Тем не менее, как я понимаю, это не просто чтение дневников, это какие-то монологи, диалоги.
– Ну, конечно. Главным образом, диалоги. У Мопассана огромное количество описаний всяких подробностей: политических, редакционных, журналистских, многих других… Это я все отбросил и взял за основу взаимоотношения моего героя с женщинами. Основная идея – представить его в лучшем виде. Во всей своей театральной жизни, а это более 250 ролей, я своих героев всегда оправдывал. Это в соответствии с системой Станиславского: когда играешь злодея, ищи в нем доброе. Мне показалось, что этот Милый друг ну просто требует, чтобы его хоть немножко оправдали. А то из него сделали такого красивого монстра. Да нет! Это женщины из него такого сделали. Они его сделали, они сделали его характер. Там же есть совершенно гениальная фраза: «Ведь женщины, в конце-то концов, и выводят нас в люди». Это сказал ему его друг.
– То есть, традиционная ситуация: «Ищите женщину»…
– Да, да. Конечно! Это прекрасно! И женщины прекрасны. Но, вообще, это будет спектакль – моноспектакль в полном смысле слова. Хотя трудность, актерская ситуация почти невероятная: ведь 6 женщин! Один актер – 6 женщин. Даже смешно. Мужчинам я, конечно, даю какие-то оттенки, характеры изобразительно. А женщинам приходится придавать их особые черты только интонационно, голосом, быть может, жестом. А, в общем, – это колорит речи, темп речи. Только так можно изобразить разных женщин…
– А музыка? А Танец?
– Обязательно! А как же?
– Ну, конечно, Борис Казинец без танца – это не Борис Казинец!
– Нет! Мопассан без танца не может быть. Там же Фоли Бержер! Это Монмартр. Он же ходит туда три раза. Это одно из таких мест, самых посещаемых в то время. Ну и, конечно, когда мой герой туда приходит… Но, это уже сюрприз для зрителей, пока не буду говорить.
– А музыка?!
– Обязательно! В основе музыки спектакля – Оффенбах. «Как-кан», само собой разумеется. И «Перикола», и, кое-что из Кальмана («Без женщин жить нельзя на свете, нет…»), кусочки Венской оперетты. Музыка прекрасная! И плюс к тому, конечно, Шопен, Шуберт: там ведь и лирические сцены. Музыки много.
– Я уже представляю себе Казинца, который все это, извините за такое фривольное слово, пляшет.
– Это посмотрим. Если хватит сил к тому моменту, когда надо плясать.
– Как обычно, и оформление соответствующее?
– Оформление, на мой взгляд, довольно любопытное. Ну, как изобразить этих всех женщин? Что, макеты ставить? Но они же должны присутствовать. Ну вот, я и придумал…
– Нет, нет, нет! Не рассказывайте! Мы просто заранее будем знать, что там что-то такое есть.
– Если кратко, они будут обозначены, какими-то маленькими символами. В общем, мне лично было очень интересно работать над спектаклем. Кстати, это большой спектакль. У меня обычно мои моноспектакли в одном действии. Этот – в двух. Нельзя было такой огромный роман Мопассана вложить в одну часть. Поэтому будет перерыв между частями, чтобы зрители немного отдохнули.
– Сколько же времени заняла подготовка этого спектакля?
– Год. Я же обычно делаю один новый спектакль в год. Значит, выпускаю спектакль и начинаю готовить следующий. В апреле прошлого года я показал свой автобиографический спектакль «Жизнь пройти – не поле перейти», и сразу же начал готовить этот. Ведь задумка у меня была уже давно. Так что я знал, что следующая работа будет эта.
– И последнее, напомним нашим читателям и вашим зрителям, когда и где это ваше новое действо будет иметь место.
– Спасибо большое, приходите. Это будет 21 и 22-го апреля в зале Randolph Road Theater, по адресу: 4010 Randolph Road Ave., Rockville. В том же зале, где обычно проходят мои премьеры последних лет. Начало спектаклей – в 4 часа дня. Время специально выбрано такое, чтобы тот, у кого запланировано утреннее мероприятие, смог выполнить свой план, а тот, кто должен пойти куда-то вечером, смог успеть и туда.
– Ну, что ж, как говорится, «будем посмотреть». Придем и призываем других придти. Борис Казинец – в новой премьере, в новом моноспектакле «Милый друг» по Ги де Мопассану. Удачи, успеха!

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ