ЧЕЛОВЕКУ МНОГ...

ЧЕЛОВЕКУ МНОГО ЛЬ НАДО?

82
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Все зависит от аппетита, амбиций и представления о том, что значит быть обеспеченным. Но чаще всего подводит глаз завидущий. То, что житель Старого Света может съесть взглядом, не всегда воспринимают объем его желудка и платяного шкафа.

Вторая жизнь мусорного бака

Пять лет назад в Германии в мусорный бак отправлялась четверть вполне пригодных продуктов питания, сегодня – уже треть. Явная расточительность, которой необходимо положить конец. Так решили студенты баварского вуза Friedrich-Alexander-Universitаеt Erlangen-Nuernberg, которые выступил1и с инициативой – спасать продукты питания от уничтожения.

– Говоря с политической точки зрения, то мы антипутинцы, если иметь в виду российскую «патриотическую» акцию по уничтожению бульдозерами сыров и мяса из ЕС, а теперь еще и помидоров из Турции, – подчеркивает 27-летний Луис, прибывший для учебы в местный университет из Колумбии. – Ну что делать? Приходится нам становится вровень с российскими бомжами – то и дело запускать руку в мусорные баки, чтобы выудить оттуда вполне пригодный к употреблению товар. Нередко он с просроченным сроком употребления, от 3 дней до одного. Но поскольку упаковка зачастую вакуумная, н2е так все страшно. Можно подкормить и бездомных, и небогатые студенческие семьи, и стариков-пенсионеров. Так мы даем возможность для малоимущих сберечь социальные деньги для других нужд, и, как мы шутливо говорим, дать мусорному баку вторую жизнь.

Германия является страной, жители которой позволяют себе выбрасывать вполне качественную еду в мусорный бак. Это что, показатель изобилия, пресыщенности или искаженного понятия о ценности труда продовольственной отрасли? Над этим размышляют в студенческом общежитии в Эрлангене. Луис и четверо его соседей по комнате питаются почти исключительно тем, что находят в контейнерах при крупных супермаркетах.

В Колумбии он никогда даже не посмотрел бы в сторону мусорного бака. По причине того, что там существует целая сеть охотников, которые строго стерегут съестное добро.

Но вот парадокс: именно германская внешне вполне благополучная жизнь приучила приезжих молодых людей к бережливости. «Не могу понять невероятного желания немцев выбрасывать вполне качественный продукт! – горячо восклицает Луис, который вместе с соседями по комнате и своей подругой Надей наладили регулярное патрулирование у контейнеров. Они и сами пользуются плодами своего труда, и друзей по общежитию обеспечивают, а остатки сдают в благотворительные организации от евангелической и католической церкви. – Теперь, если я вовремя по какой-то причине не вышел на патрулирование, я чувствую себя виноватым перед друзьями и жителями Эрлангена».

Не смущает молодых расход при этом на оснащение команды по выуживанию продуктов: нужны перчатки, фонарики, сумки. Но и улов неплох. Всякий раз – это горы запечатанных продуктов. От мяса, замаринованного для гриля, до пакетов с рисом, хлебных изделий, фруктов. Сосед Луиса Майкл смеется: «Я приехал на учебу из Южной Америки, где растет физалис, который можно считать разновидностью помидоров. Только физалис ароматней. Но у себя на родине я никогда не ел столько и его, и других овощей и фруктов, как здесь, находясь по соседству с мусорными баками. Как будущий медик свидетельствую: качество этих плодов отменное! На себе проверял».

Битва холодильника со здравым смыслом

В Германии 11 млн. тонн продовольствия стоимостью более 20 млрд. евро ежегодно становятся содержимым мусорных баков, расположенных у помещений сетевых магазинов Aldi, Lidl, Rewe Group, Kaufland. Общее мнение менеджеров этих сетей: «Мы понимаем, что посторонние лица получают доступ к нашим товарам, которые оказались в мусорных баках. Но если вдруг произойдет отравление ими, мы не можем нести ответственность за такие последствия. Ваше здоровье зависит от вашего собственного выбора».

Но студенты университета Эрлангена-Нюрнберга не принимают всерьез это предупреждение. Зато их родители, среди которых немало вполне благопристойных и законопослушных (и нередко весьма состоятельных) бюргеров слушают рассказы о патрулировании вдоль мусорных баков, как страшную сказку. Доводы 24-летней Керстин, которая учится на эксперта по электротехнике, ее родители восприняли как семейную трагедию. Не помогло даже то, что Керстин на глазах у них опорожнила мусорный контейнер у дома, показав, сколько нетронутого съестного выбрасывает её семья.

Битва холодильника со здравым смыслом имеет непредсказуемые последствия. Все дело в правовой оценке. Если контейнер закрыт, он не может открываться посторонним лицом, так как это квалифицируется как воровство. Когда закрытый контейнер оказывается в свободном доступе, это – факт нарушения территориальной границы магазина. Что фиксируется камерами видеонаблюдения. Ту же Надю с подругой однажды уже «взяли на горячем» полицейские. Вопль «Мы же не для себя!» полицейские хотя и воспринимают по-человечески, но все равно считают правонарушением.

Жуткое количество вполне пригодных отходов обычно наблюдается после праздников. Минувшее Рождество не было исключением. Героем мусорного изобилия почему-то стал на этот раз признанный король застолья для гурманов – сыр raclette. Получается, что немцы действовали по путинской формуле «С трудом переживаем изобилие» и подыграли российским патриотам в борьбе с известным французским деликатесом?

Да нет, тайные вылазки Луиса и его друзей не дали ему пропасть. «Мы устроили прекрасную новогоднюю вечеринку человек на пятнадцать, – рассказывает колумбиец. – Сыр raclette с вермишелью вместе с грильным мясом. К этому прикупили ящик пива. Лучше не придумаешь. До утра лакомились. Когда я вышел в интернет и показал стол моим родителям в городе Барранкилья, те были просто потрясены. Наша совсем не бедная семья такого праздничного застолья позволить себе пока не в состоянии».

Инициатива покорила Европу

Шок охватывает не только далеких колумбийцев, но и ближних берлинцев. Бывший федеральный министр продовольствия Ильзе Айгнер дает неутешительный прогноз. Если темпы выброса продуктов питания сохранятся на сегодняшнем уровне, то к 2020-му году это будет уже каждая вторая тонна продуктов, потерянных для стола.

Тем более важна инициатива студентов Эргангена, которую уже подхватили в Бремене, Кельне, Бонне, Гамбурге, Мюнхене и других городах Германии. Она переросла границы Германии и получила англоязычное наименование Foodsharing по причине того, что спасение продуктов стала общеевропейской задачей. Включились в движение жители Австрии и Швейцарии.

На сайте продуктоспасателей каждый день щелкают новые цифры, обозначая эффективность усилий. Нынешней зимой Foodsharing отпраздновала трехлетие организации 3-миллионным килограммом продуктов питания, которые прибыли туда, для чего предназначались, – на столы в Старом Свете.

Эти продукты спасены благодаря взаимодействию с 2.000 супермаркетов, булочных и базарных продавцов, которые обеспечили 12.000 добровольцев, желающих остаться (вспомните случай с Керстин) неизвестными. Подсчитано, что 230.000 вылазок добровольцев Foodsharing к мусорным бакам привели к спасенному съестному на сумму около 8 млн. евро. Так были накормлены более 100 тыс. человек, указывает один из основателей Foodsharing житель Берлина Рафаэль Фелльмер.

– Мы воспитываем уважение к труду сельхозпроизводителей, служащих кафе и ресторанов, работникам торговых сетей, которые нас поддерживают, – говорит он. – Наш опыт оказался востребован уже в 30 странах мира, и мы охотно делимся основами нашей концепции в наступившем 2016 году.

Деятельность Foodsharing замечена в Брюсселе. «Проблема пищевых отходов – приоритетная задача, в решении которой мы ожидаем больших перемен, – заявил вице-президент Европейской комиссии Франс Тиммерманс. – Мы не можем мириться с тем, что третья часть мировых запасов пищи попросту выбрасывается. Это недопустимо ни с экономической, ни с социальной, ни с моральной точки зрения. Мы хотим вдвое уменьшить количество пищевых отходов до 2030 года и заняться проблемой срока годности».

На два человека – 200 предметов одежды и обуви

Локальная природоохранная организация Greenpeace бьет тревогу: одежда и обувь встали в ФРГ в один ряд с одноразовой посудой. Два предмета одежды из пяти никогда немцами не надеваются и просто занимают место в шкафу.

Причины просты. То ли владелец польстился на цены (а массовые распродажи – явление в ФРГ регулярное, особенно по случаю предстоящего окончательного закрытия магазина). То ли, напротив, увидел куртку или платье, о которых мечталось, за очень большие деньги для того, чтобы продемонстрировать уровень своего благосостояния в элитном обществе.

А дальше все элементарно. Вещь разонравилась, вышла из моды, party отменили… Вот и пылятся в немецких шкафах 5,2 млрд. костюмов, блузок, пальто и других никогда (!) ненадеванных изделий, как свидетельствуют данные опроса, проведенного гамбургским научно-исследовательским институтом Nuggets.

Причем, опрос охватил немцев в возрасте от 16 до 69 лет. Это значит, что основная масса приверженцев моды 70-80-х осталась вне поля зрения исследователей. А ведь хорошо известно, что именно они – самые трепетные хранители одежды и обуви. Старики – народ своеобразный. Они не любят ничего выкидывать. Их шкафы и полки ломятся от старых вещей в безупречном состоянии. Старикам, которые с небольшим чемоданчиком в руках переезжают в дома престарелых, приятно, что дорогие их сердцу вещи попадут в надежные руки. Об этом заботятся благотворительные организации, которые организуют переправку вещей в магазины при церквях.

Люди постарше всегда консервативны. Это родившиеся в 80-90-х – другие. Ценность гардероба для них в том, что он постоянно обновляется. Каждый восьмой житель страны носит пару обуви менее года, среди 18−29-летних более половины никогда не думали о том, что можно отдать обувь в починку.

Правда, тут есть свое объяснение. Одна знакомая дама решила сменить набойки на сапогах и отдала за работу 8 евро при цене сапог, купленных на распродаже, 5 евро. Стоимость ремонтных работ подобного рода в Германии растет год от года и побуждает расставаться с изделиями вполне пригодными. 83% опрошенных институтом Nuggets сознались, что в течение последних 6 месяцев выбрасывали одежду и обувь на помойку.

Это притом, что в ФРГ на каждом углу стоят специальные контейнеры, принадлежащие благотворительным организациям, которые, сортируя и приводя эти вещи в порядок, реализуют их за символические цены (в 10-20 раз дешевле первоначальной стоимости) в сети соответствующих магазинов. Вышедшие из моды, но также абсолютно пригодные вещи попадают в мусорные контейнеры, чем, как отмечает эксперт Greenpeace Кирстен Бродде, наносят удар по окружающей среде.

В принципе, если вещь еще с бирочкой из магазина, уместно сделать ее подарком родственникам или подругам. Тут свои заморочки. Поди угадай, что кому нравится. Но немцы, будучи людьми практичными, все же стремятся распорядиться законсервированным в шкафу разумно. 25% опрошенных указали, что хотя бы раз менялись надоевшими вещами с друзьями, а около половины сдавали одежду и обувь в комиссионки или пытались продать их через интернет либо объявления в газетах.

Чемпионы по расточительности – дамы. Среднестатистическая жительница Германии хранит в шкафу 118 предметов одежды (не считая чулочно-носочных изделий и нижнего белья), тогда как мужчина – 73 предмета. То есть среднестатистическая семейная пара владеет почти 200 изделиями из ткани и кожи. И далеко не все из них надевались дважды! Эксперты Nuggets подчеркивают нарастание тенденции в связи с увеличением дохода и растущим уровнем образования потребителя.

Они советуют не выбрасывать вещи, а дарить их нуждающимся, а себе покупать не так много, но зато дорогое и качественное. Хорошо им советовать, но что делать с этим неукротимым потребительским зудом…

Его появление имеет чисто психологические причины. Скотт Рик, преподаватель маркетинга в Мичиганском университете (США), считает: некоторых людей поход по магазинам избавляет от плохого настроения, поскольку позволяет им вновь ощутить, что они в какой-то степени контролируют ситуацию.

Такое ощущение контроля появляется благодаря возможности выбора: покупать или не покупать. Однако для этого выбор должен быть не очень простым, а результат – обязательно приятным. В некотором смысле подобная терапия может быть полезна. Мы получаем удовольствие от потребления, и это иногда помогает.

Общеевропейская проблема

Впрочем, есть в Старом Свете люди, которые могут гармонично совместить проблему избытка вещей в собственном доме, элемент благотворительности и удовольствие от общения с людьми.

Это происходит на блошиных рынках, которые и в ФРГ и в Европе действуют даже в небольших городках. Здесь вещи продаются, как правило, за 5-10% от оригинальной цены. Разброс цен зависит от многих факторов: насколько престижна фирма-производитель, качество вещи, сезонность. Для торговли новыми ни разу не одевавшимися вещами в ФРГ требуют специальный документ – промысловое свидетельство (Gewerbeschein). Понятно, что на барахолке в районе Монмартра, где отоваривается приезжий люд, и в курортном городке Веве в Швейцарии, где в поисках раритетов бродит изысканная публика, свои представления о приемлемых ценах.

Однако существует среднестатистический европейский прейскурант, то есть примерные ориентиры: за одежду (брюки, футболки, аксессуары) можно просить от 2 до 4 евро, за обувь – от 4 до 8 евро, за куртки, пальто, платья, брючные костюмы – до 15 евро. Цена подержанной фирменной и отменно сохранившейся вещи может составлять и до 25-35% от цены новой.

– Порой доход от торговли на блошином рынке может оказаться условным, – рассказывает 75-летняя Барбара Р., с которой я беседовал на блошином рынке в Веве. – Сами смотрите. Я должна оплатить пошлины за торговое место, а к тому же парковку машины, питание, услугу по пользованию туалетом. Все это расходы, которые могут не покрываться доходами. К примеру, за парковку плачу 15 франков. За первый метр торговых площадей плачу 5 франков, за каждый последующий метр – 4. Так что если заработаю на обед, буду считать, что день удался. В принципе, считаю, что торговля на блошином рынке под стать труду водителя, которому посвятил 50 лет мой покойный муж.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ