ЗАБЫТЫЙ ХАСАН...

ЗАБЫТЫЙ ХАСАН

163
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Сейчас, пожалуй, из представителей молодого поколения мало кто скажет, какие события происходили на Дальневосточном фронте в 1938 году у озера Хасан. То же самое, лишь единицы, смогут вспомнить, кем был Василий Константинович Блюхер, и 1 bluher ЗАБЫТЫЙ ХАСАНкакова была его роль в создании вооружённых сил страны Советов, и в каких боевых действиях он принимал участие.

Активный участник Гражданской войны, он и после её окончания занимал важные посты в Красной Армии. Воевал в 1929 году на КВЖД во время советско-китайского конфликта, а в 1938 году – на озере Хасан. Как утверждают многие современные пропутинские историки, это была первая проба сил Красной Армии в борьбе с врагом, который мечтал захватить русские земли – с Японией. Вообще-то до определённого периода Япония считалась главным противником Советского Союза. Она претендовала на территории до озера Байкал. К этому добавим, что советское руководство серьезно относилось к этой угрозе. Поэтому Дальневосточный округ был первым переименован в Дальневосточный фронт, которым командовал один из первых Маршалов Советского Союза В. К. Блюхер. И было это в 1938 году. Вместе со многими военачальниками он был арестован и объявлен жертвой сталинских репрессий. Конечно, физически уничтожать человека, который, естественно, предателем не был, не лучший способ решения проблем. Тем более что сам он заседал в 1937 году на военной коллегии Верховного суда СССР на процессе, по которому проходил Тухачевский и его подельники. Никто не станет отрицать, что в эпоху большого террора пострадало немало ни в чем не повинных военачальников, вся вина которых состояла в том, что они были знакомы с Маршалом Тухачевским. Но с хрущёвских времен принято считать всех репрессированных накануне Великой Отечественной войны военачальников безвинно пострадавшими «военными гениями». Эту проблему исследует в своей работе Игорь Пыхалов – «Сталин без лжи. Противоядие от «либеральной заразы» (Москва. 2013 г.). Целая глава книги посвящена этому вопросу. И В. Суворов, в своей работе «Очищение», тоже обратился к событиям 1937-1938 гг. Можно назвать и таких авторов, как Сувениров, Чураков и некоторых других, занимавшихся этими исследованиями. Многие считают репрессированных – невинно пострадавшими. Но немало и таких, которые отрицают такую точку зрения и приводят весомые аргументы, которые трудно не принять во внимание. Большинство историков всё-таки исходят из того, что имел место военный заговор. Значительная часть репрессированных ещё в период войны с Финляндией показала себя абсолютно неспособными руководить вверенными им войсками, за что была строго наказана и снята с должностей. О том, что это было так, показывает пример прославленного героя Гражданской войны, получившего одним из первых звание Маршала Советского Союза, Командующего Дальневосточным Краснознамённым фронтом В. К. Блюхера.

Маршал

В 30-х годах прошлого века в воздухе ощутимо запахло новой мировой войной. Автор цитируемого мною исследования И. Пыхалов отмечает, что среди тех, кто готовился принять активное участие в очередном переделе мира, была и Япония. Сосредоточив свои усилия на экспансии в раздираемый хаосом Гражданской войны Китай, она быстро добилась успехов. В сентябре 1931 года началась агрессия Японии в Маньчжурии, а уже 1 марта следующего года там было провозглашено государство Маньчжоу-Го. Однако при дальнейшем расширении зоны своего влияния Страна Восходящего Солнца должна была неизбежно столкнуться с интересами других держав – США, Англии и СССР. Следовало решить, с кем из них воевать в первую очередь? Наиболее слабым из потенциальных противников выглядел Советский Союз. С Россией японцы сталкивались в 1904-1905 гг., в Первую гражданскую войну. Тем не менее, японцы понимали, что их северный сосед обладает огромным потенциалом. Надо было выяснить, научились ли русские воевать в новых условиях в эпоху танков и самолётов? Сделать это можно было единственным способом – на поле боя. Для проверки прочности советских рубежей был выбран участок границы в районе Владивостока – цепь сопок, отделяющих озеро Хасан от поймы реки Тюмень-Ула. В тех краях мне приходилось бывать неоднократно в период военной службы в ДВО. Красота там неописуемая. Да и история округа весьма интересна. В кратком виде её пересказывает автор цитируемой мною книги И. Пыхалов. Над историей округа и мне пришлось поработать. К 50-летию создания военных округов в СССР (1968 году), в каждом округе была написана история его создания. Естественно, основную часть этой работы возложили на кафедру общественных наук. Главную роль в руководстве творческим коллективом сыграл специалист по истории округа Закир Шарифович Янгузов, полковник, доктор исторических наук, начальник кафедры в Высшем Общевойсковом командном училище имени Маршала К. Рокоссовского. Летом 1929 года во время советско-китайского конфликта в районе КВЖД для защиты дальневосточных рубежей СССР была сформирована Особая Краснознамённая Дальневосточная армия (ОКДВА). В боях с китайцами Блюхер проявил себя неплохо и китайскую группировку разгромил. Это была первая победа Красной Армии после Гражданской войны. И методы её ведения мало чем отличались от тех времён. 17 мая 1935 года на базе ОКДВА был создан Дальневосточный военный округ, однако уже 2 июня он был опять преобразован обратно в армию, с сохранением за ней функций военного округа. И командующим был назначен В. К. Блюхер, один из первых, получивших звание Маршала Советского Союза. Напомним, что в 1935 году в РККА были введены персональные воинские звания. Ворошилов, Будённый, Тухачевский, Блюхер, Егоров – первые, получившие высшие звания Маршалов. Впоследствии трое из них были репрессированы, Будённый и Ворошилов остались. Вторыми это звание получили Тимошенко, Кулик и Шапошников. И всё это в довоенный период. Наконец, 28 июня 1938 года приказом наркома обороны в связи с обострением советско-японских отношений, на базе ОКДВА был создан Дальневосточный фронт – первый фронт с момента окончания Гражданской войны. Далее И. Пыхалов отмечает, что при всех этих переформированиях и переименованиях неизменным оставалось одно – командующий. С самого начала им был «легендарный герой» гражданской войны В. К. Блюхер. Первый кавалер ордена Красного знамени и Красной Звезды, Маршал Советского Союза, Василий Константинович по праву считался среди советских военачальников специалистом по дальнему Востоку. В 1921-1922 году он был военным министром и главкомом Народно-революционной армии Дальневосточной республики. В 1924-1927 г.г., вплоть до разрыва советско-китайских отношений – главным военным советником в этой стране. Наконец, именно под его командованием, как отмечалось выше, в 1929 году части Красной Армии победили китайские войска в столкновениях на КВЖД. «Тем не менее, – отмечает И. Пыхалов, – опыта войны против современной армии командующий не имел. Кроме того, в 1938 году это был уже далеко не тот лихой полководец, как прежде. Чувствуя себя фактическим правителем обширного края, Блюхер постепенно привык к спокойной и вольготной жизни вдали от московского начальства. Герой Гражданской войны пристрастился к обильным возлияниям в компании подхалимов и прихлебателей. В 1932 году он женился в третий раз на 17-летней Глафире Безверховой (самому Блюхеру к тому времени было уже 42 года)». Естественно, страдало дело. За 9 лет своего командования Блюхер так и не удосужился соорудить автомобильную дорогу вдоль Транссибирской магистрали. «В результате в случае серьёзной войны достаточно было японским диверсантам взорвать пару мостов или тоннелей, чтобы полностью дезорганизовать снабжение советских войск. Впоследствии новый командующий Дальневосточным фронтом генерал Апанасенко построит такую дорогу всего за полгода», – сообщает Пыхалов. Боевая подготовка войск проходила на низком уровне, личный состав частей и подразделений постоянно отвлекался на различного рода хозяйственные работы. А когда накануне конфликта с Японией Москва потребовала вернуть личный состав к местам постоянной дислокации – Блюхер приказ не выполнил. Низкой боеспособностью отличались и ВВС, и танковые войска. И лишь назначение Апанасенко накануне войны командующим позволило не только укрепить фронт, но и оказать огромную помощь защитникам Москвы, направив туда почти 20 дивизий, сформировав вместо них новые, из числа освобождённых заключённых из лагерей лиц призывного возраста, причём под носом у японцев, которые не заметили подмены соединений. Рапорты же и доклады в Москву шли победные. А дальше начинаются события, напоминающие происшедшее в СССР в 90-е годы. Вот что сообщает автор рецензируемой книги. Утром 13 июня 1938 года к японцам перебежал начальник Управления НКВД по Дальневосточному краю комиссар госбезопасности 3-го ранга Генрих Люшков. Выслуживаясь перед новыми хозяевами, он подробно рассказал о дислокации советских войск, о кодах, применяемых в военных сообщениях, передал прихваченные с собой шифры радиосвязи, списки и оперативные документы. Два дня спустя японский поверенный в делах в СССР Ниси, явившись в наркомат иностранных дел, официально потребовал вывода советских пограничников с высот в районе озера Хасан и передачи указанной территории японцам. Это требование было продублировано послом, который предупредил, что если оно не будет выполнено, то Япония применит силу. Советское руководство прекрасно осознавало, что на подобные требования может быть только один адекватный ответ. 22 июля нарком обороны К. Е. Ворошилов отдал директиву о приведении Дальневосточного фронта в боевую готовность. Однако подобный оборот событий не вызвал у Блюхера энтузиазма. «Мечтая поскорее вернуться к бутылкам и молодой жене, маршал решил самовольно заняться «мирным урегулированием конфликта». 24 июля, втайне от своего штаба, а также от находившихся в Хабаровске зам. Наркома внутренних дел Фриновского и зам. Наркома обороны Мехлиса он отправил комиссию на высоту Заозёрная. В результате «расследования»… комиссия «установила» что в возникновении конфликта виновны русские пограничники, якобы нарушившие границу на 3 (!!!) метра. Совершив этот поступок, Блюхер отправил телеграмму наркому обороны, в которой потребовал немедленного ареста начальника погранучастка и других «виновных в провоцировании конфликта». Однако эта «мирная инициатива» не встретила понимания в Москве, откуда последовало строгое указание прекратить возню с комиссиями и выполнять решения советского правительства об организации отпора японцам». Уже одного этого случая было по тем временам, да и нынешним, достаточно для того, чтобы предать Блюхера суду. В результате его действий японцы упредили русских и начались боевые действия 29 и 31 июля. Командующий не принял мер для поддержки пограничников полевыми войсками, которые находились в это время в 20-30 км от района боёв. Как отмечает Пыхалов, Блюхер фактически саботировал организацию вооружённого отпора вторгшимся агрессорам. Дело дошло до того, что 1 августа, при разговоре по прямому проводу, Сталин задал ему риторический вопрос: «Скажите, товарищ Блюхер, честно, – есть ли у вас желание по-настоящему воевать с японцами? Если нет у вас такого желания, скажите прямо… а если есть желание, я бы считал, что вам следовало бы выехать на место немедля». Но и это не всё. Как следует из исследования Пыхалова и ряда других историков, выехав на место событий, маршал только мешал своим подчинённым. В частности, он упорно отказывался использовать против японцев авиацию под предлогом опасения нанести урон мирному корейскому населению сопредельной полосы. «ПРИ ЭТОМ, НЕСМОТРЯ НА НАЛИЧИЕ НОРМАЛЬНО РАБОТАЮЩЕЙ ТЕЛЕГРАФНОЙ СВЯЗИ, БЛЮХЕР В ТЕЧЕНИЕ ТРЁХ СУТОК УКЛОНЯЛСЯ ОТ РАЗГОВОРА ПО ПРЯМОМУ ПРОВОДУ С НАРКОМОМ ОБОРОНЫ ВОРОШИЛОВЫМ». Выбить японские войска с русской территории было поручено 39 стрелковому корп2 u znameni ЗАБЫТЫЙ ХАСАНусу. Командиром его был назначен комкор Штерн, бывший до этого у Блюхера начальником штаба. После первой неудачи, части Красной Армии всё же очистили 9 августа 1938 года советскую территорию от японцев. На следующий день японское правительство предложило начать переговоры, и 11 августа боевые действия между советскими и японскими войсками были прекращены.

Итог

Итак, поле боя осталось за Красной Армией. Страна славила героев Хасана. Но при этом Игорь Пыхалов, проанализировав и изучив массу документов, пришёл к выводу, что не всё было так просто и гладко. «Анализируя ход военных действий, – отмечает он, следует отметить, что советские войска выступили к границе по боевой тревоге совершенно неподготовленными. Ряд артиллерийских батарей оказались в зоне боевых действий без снарядов, запасные стволы к пулемётам заранее не были подогнаны, винтовки выдавались не пристрелянными, а многие бойцы и даже одно из стрелковых подразделений 32 дивизии прибыли на фронт вовсе без винтовок. Командирам и штабам не хватало карт района конфликта. Все рода войск, в особенности пехота, обнаружили неумение действовать на поле боя, маневрировать, сочетать движение и огонь, применяться к местности изобилующей горами и сопками. Танковые части были использованы также неумело, вследствие чего понесли большой урон в материальной части…». Короче говоря, можно было констатировать факт, что командующий фронтом со своими обязанностями просто не справляется. Отсюда и соотношение потерь. Вот данные, которые приводит цитируемый автор. Советские войска потеряли 960 человек убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести, и 3279 раненых. Японцы потеряли 650 убитыми и умершими от ран, и 2500 раненых. А ведь советские войска использовали авиацию и танки, а японцы нет, соответственно соотношение потерь должно было бы быть иным. При этом советские лётчики едва не ухитрились развязать химическую войну. По ошибке некоторые бомбардировщики снарядили вместо осколочных, химическими бомбами. Но обошлось. Хотя и не так просто. Естественно, в военное время такое не прощают. После завершения военных действий Блюхер был вызван в Москву, где 31 августа 1938 года под председательством К. Ворошилова состоялось заседание Главного военного совета РККА с участием Председателя СНК СССР В. Молотова и заместителя наркома внутренних дел Фриновского, рассмотревшее вопрос о событиях в районе озера Хасан и действиях командующего Дальневосточным фронтом. В результате Блюхер был снят с должности, арестован и 9 ноября 1938 года расстрелян. (По другой версии, он умер во время следствия). Учитывая печальный опыт блюхеровского руководства, было решено не сосредотачивать командование советскими войсками на Дальнем Востоке в одних руках. На месте Дальневосточного фронта были созданы две отдельные армии, непосредственно подчинённые наркому обороны, а также Забайкальский военный округ. Тому были веские причины. Поведение Блюхера вызывало непонимание верхов. Тем более, ещё 14 декабря 1937 года советский разведчик Рихард Зорге сообщал из Японии: «Ведутся, например, серьёзные разговоры о том, что есть основания рассчитывать на сепаратистские настроения маршала Блюхера, а поэтому в результате первого решительного удара можно будет достигнуть с ним мира на благоприятных для Японии условиях». О наличии оппозиционно настроенной группы в командовании Дальневосточного фронта рассказывал японцам и перебежчик Люшков. К тому же вспомним, что Блюхер был и военным министром и главкомом в правительстве Дальневосточной Республики. Так что сосредоточивать власть в руках одного человека в таком огромном регионе, как Дальний Восток, было нецелесообразно. Разговоры о стремлении Блюхера к сепаратизму имели под собой веские основания. Тем более подобные прецеденты в истории были и до него, и после него. Так перебегали на сторону противника генералы Французской республики Дюмурье и Моро. Подобным же образом в 1814 году предали Наполеона его маршалы. А уж о заговоре немецких генералов против Гитлера и говорить не приходится, хотя многие из них имели заслуги перед Третьим Рейхом никак не меньше, чем Блюхер перед СССР. А уж о событиях 30-х годов и говорить нечего. Тогда создавалось впечатление, что во главе ведущих ведомств стоят люди, выполнявшие «заказы» извне. Стоит прочитать книгу Суворова «Очищение» и становится понятным, что чистка в Красной Армии её ничуть не ослабила. Кстати, Черчилль эту акцию Сталина по очищению армии одобрил. Но масштабы этой чистки весьма преувеличены. Некоторые «эксперты» ведут речь о 40 тысяч репрессированных военачальников. Но их столько в Красной Армии просто не было. В исследовании В. Лебедева «О масштабах репрессий в Красной Армии в предвоенные годы», подготовленном исключительно на основе соответствующих документов, даются следующие данные. За 1937-1938 год из армии было уволено 36 761 человек. Но по политическим и другим мотивам арестовано около 11 тысяч. ЗАБЫТЫЙ ХАСАНЗначительная часть из них потом была освобождена. Репрессировали и увольняли из армии и по болезни, и по выслуге лет, за пьянство, моральное разложение, исключение из ВКП(б). Проведенный Лебедевым анализ данных показывает, что число жертв политических репрессий в РККА во второй половине 30-х годов примерно в 10 раз меньше, чем приводят современные публицисты и исследователи. Расстреляно за 1938-1940 гг. около 700 человек. На примере Блюхера видно, что некоторые были подвергнуты такой мере наказания не без оснований. Свои выводы сделали и японцы. С точки зрения японского командования, разведка боем прошла довольно успешно. Выяснилось, что русские по-прежнему воюют плохо, даже в условиях численного и технического превосходства.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ