ПОСЛЕДНИЙ САМ...

ПОСЛЕДНИЙ САММИТ ЕС

25
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

4 ПОСЛЕДНИЙ САММИТ ЕС15 декабря, на последнем в 2016 году саммите ЕС в Брюсселе, лидеры Евросоюза уже привычно продлили на полгода санкции против России. Это действо стало уже традиционным, даже ритуальным – но, когда речь заходит о более действенной помощи Украине в деле защиты от российской агрессии, европейцы, как говорится, «сказываются в нетях». Почему?

Как обычно, накануне очередного «санкционного» саммита ЕС российские СМИ поспешили отработать номер под названием «санкции снимают!». Как обычно, когда снятие санкций не состоялось, тут же нашелся иной повод для победных реляций: на этот раз им стал тот факт, что предложение о продлении антироссийских санкций сразу на год было забаллотировано Италией. В самом деле – это же победа! Европа сдалась, будет продлевать санкции раз в полгода, а не раз в год…

И, как обычно, особо радоваться очередному проявлению европейской солидарности украинцам почему-то не очень хочется. Почему бы? То ли из-за того, что европейцы, параллельно с продлением санкций против России, опять затянули вопрос о предоставлении Украине безвизового режима, а то ли потому, что на этом же саммите едва-едва удалось отстоять текст соглашения об украинской ассоциации с Евросоюзом? В самом деле – чему радоваться? В России обожают говорить о том, что Европа-де «устала от Украины», но правда заключается еще и в том, что многие украинцы начали уставать от Европы. Они вполне резонно спрашивают: мы-де четвертый год деремся на своей земле с врагом, который рвется пройти по нашим трупам в ваши, европейские пределы. Почему вы не хотите нам помочь в борьбе, почему вы стоите за нашими спинами и все обещаете да обещаете?

Тушите свет

Взгляды европейских политиков сегодня прикованы еще западнее – они глядят через океан, на другую сторону Атлантики. Там, в Америке, последней сверхдержаве мира, кипят страсти вокруг «участия» Кремля в президентских выборах, там избранный президент Дональд Трамп собирает свою команду и каждое новое назначение отзывается громким эхом по всему миру – именно эти люди будут определять политику США, более того – будут, по словам Трампа, ее коренным образом менять. Так что, собираясь на очередные саммиты и конференции, отправляясь на официальные визиты и выступая у себя дома, лидеры стран и правительств Евросоюза все время держат в голове именно американские дела.

Тем не менее, им по-прежнему приходится обращать свои взоры на Восток. В Украине началась третья военная зима. Крым остается не только оккупированным российскими войсками – он медленно, но верно превращается в гигантскую военную базу с бесчисленным количеством и разнообразием вооружений – вплоть до ракет с ядерными боеголовками. Крымские татары вновь испытывают на себе ужасы репрессий в советском стиле, а тысячи украинских семей теряют крышу над головой, будучи вынужденными покинуть родные места, в которые пришла война по-путински: подлая, гнусная, необъявленная и не признаваемая. Впрочем, откровенно говоря, в последнее время уже как-то даже не верится, что европейские политики, в самом деле, переживают о нарушении прав человека в Крыму, и об украинских «внутренне перемещенных лицах»: конечно, они готовы пролить пару-тройку слезинок над судьбами несчастных, но не они, не эти судьбы являются сколько-нибудь важным фактором в принятии решений. Это, как с жертвами российских бомбардировок в Алеппо: когда все кончилось и на улицах разрушенного города остались лежать не погребенные трупы – сердобольные европейцы в знак солидарности погасили на часок огни на Эйфелевой башне. Пока же эти люди были живы и отчаянно сопротивлялись убийцам – для них не нашлось ни приличного оружия, способного спустить с небес на землю зарвавшегося пилота российского бомбардировщика, ни даже политической поддержки. А так: огни притушили, о погибших поскорбели – и совесть успокоилась. «Мы сделали все, что смогли».

Вот и с Украиной – та же история. Нет, спорить не приходится: экономические санкции против российского агрессора – вещь правильная и их героическое сохранение и продление наносит Кремлю ущерб. Но, когда речь заходит о чем-то большем – пусть даже о предоставлении украинцам безвизового режима – то тут уж становится невмоготу: то то, то сё, никак невозможно-с. Что уж говорить о более решительных шагах – например, о предоставлении украинцам хорошего оружия для защиты своей земли? Вон, даже уже три года как подписанное соглашение об ассоциации с ЕС голландское правительство, последним в Европе, не желает ратифицировать, пока в нем не будет четко сказано, что а) Ассоциация не дает украинцам права даже мечтать о членстве в Евросоюзе, б) ни на какую военную помощь со стороны Европы Украина рассчитывать не может. Что ж, если, не дай Бог, когда-нибудь разрушенным российскими бомбами и снарядами, подобно сирийскому Алеппо, окажется, скажем, украинский Мариуполь (а его восточные окраины регулярно обстреливают из «купленных в военторге» российских «Градов» уже сейчас!) – наверное, голландцы в знак солидарности на час-другой потушат огни в амстердамском квартале красных фонарей. Чай, не бессердечные же…

Сами виноваты?

В Киеве начинается вторая половина президентства Петра Порошенко. Увы, но следует откровенно признать: за первые два года им и его командой было сделано гораздо меньше, чем требуется – нет, не то, чтобы, как утверждают адепты «тотальной зрады» («предательства» по-украински), совсем ничего не было сделано, но можно было бы достичь гораздо большего. Те темпы, которые задал Петр Алексеевич, придя к власти, оказались черепашьими: реформы есть, но мало, прогресс имеется, но крохотный, а так – все движется черепашьим шагом куда-то в сторону не то улучшения, а не то замирания на месте… И списывать отсутствие реальной борьбы с коррупцией, с полностью прогнившей судебной системой, с олигархической моделью внутренней политики на войну уже не выходит. Потому что лозунгом «А то Путин нападет!» уже не отделаешься: в конце концов, Путин напал давным-давно, это, как говорится, реальность, данная нам в ощущениях.

Но особенно плохо то, что именно этим – исчезающе малым количеством реформ, упорным нежеланием реального слома закостеневшего за 25 лет независимости олигархического строя – и поясняют европейцы свою незаинтересованность в помощи Украине. С одной стороны – это вполне может восприниматься, как отговорка, подобная той, которую использует кое-кто в Украине: если из Киева слышно – мол, страна воюет, какие уж там реформы, то из Брюсселя в ответ доносится – мол, что ж вам помогать, ежели вы сами себе не помогаете? С другой – как ни прискорбно, а европейцы правы: пока в Украине все развивается черепашьими темпами, особо напрягаться в помощи ей никто не будет. То есть, не исключено, что не будет и в том случае, если вдруг украинская власть примется за дело, закатав рукава, но уж в данный-то момент – точно нет.

В принципе, в этом смысле показательным являются требования правительства Нидерландов к договору об украино-европейской ассоциации. Их три, причем два из них – крайне оскорбительные: записать, что у Украины нет шансов на вступление в ЕС и что Европа не поможет украинцам в военном смысле (этих пунктов в договоре, собственно, вообще не было, но голландскому премьеру Марку Рютте потребовалось, чтобы Европа подчеркнула, что Украина – все равно «чужая»). А вот третий пункт как бы маскирует первые два: напомнить Киеву, что нужно-де проводить реформы.

Ну, шефа голландского правительства можно понять: в марте в Нидерландах пройдут выборы, так называемые «евроскептики» (а на деле – махровые правые популисты) Геерта Вильдерса победили на так называемом «украинском» референдуме и теперь нужно изображать бурную защиту от мифических орд украинских беженцев, чтобы не оттолкнуть собственного избирателя. Но его пример – показателен. Выборы на носу не только в Голландии, а и во Франции, и в Германии, и в Италии. В Америке непонятно что с Нового года будет твориться. На этом фоне как-то деятельно возиться еще и с Украиной – просто выше сил для многих европейских политиков. И тот факт, что Украина, по сути, защищает собой Европу (и Голландию в том числе) от очень – слишком! – близких и обнаглевших путинских «их-там-нетов», на общий настрой европейцев пока что никак не влияет.

«К ноге!» – не будет

На самом деле, о том, что ассоциация с Евросоюзом не означает вступления в Евросоюз, украинцам говорили много, долго и убедительно. Уж скорее – она является альтернативой высказывавшимся желаниям поскорее подать заявку на вступление и приступить к переговорам. Это своего рода: «Нет уж, лучше останемся друзьями!». А нынешнее назойливое подчеркивание того, что европейская хата с краю, вызывает соответствующую реакцию уже в самой Украине – как ни крути, а украинцы устали от европейских экивоков не меньше, чем европейцы – от украинских невзгод.

Впрочем, это ни в коей мере не означает триумфа для тех, кто вообще не видит Украину страной, а хотел бы как можно скорее превратить ее в Малороссию под российским если не владычеством, то хотя бы протекторатом. Их злорадные похохатывания о том, что, мол, «ну вот, европейцы вас не приняли, теперь к Путину на поклон придется» – из той же оперы, что и «нет такого народа»: просто в патриархально-конформистском обществе мысль о том, что можно быть свободными и самодостаточными без того, чтоб обязательно прибиваться к чьей-нибудь ноге, попросту не уживается. Так же, как и мысль о том, что украинцы вообще ни к кому на поклон не торопятся – как же, это же хохлы, они же недолюди, без хозяина не могут…

Не стоит забывать, что это именно украинское общество, украинские активисты в третий и, хотелось бы надеяться, последний раз выдрали свою страну из лап очередных «крепких хозяйственников». И «европейский вектор развития» – это не стремление прибиться к чьей-нибудь «ноге», а стремление переделать собственную страну так, чтобы к ней бежали с предложениями дружбы, а не свысока поучали, как и что делать. Это стремление стряхнуть с себя липкие ошметки советского и постсоветского времени – те самые, которые в России нынче объявили «духовными», «скрепными» и какими там еще. Вряд ли украинцы еще когда-нибудь согласятся, чтобы судьбой их страны распоряжались из-за границы: хоть из России, хоть из Европы, а хоть из Америки. Ради этого и начинать не стоило.

Поэтому, пожалуй, как явная незаинтересованность Евросоюза, так и слишком уж явная заинтересованность России, по большому счету, во внутренних украинских процессах ничего не меняет. Как говорят в таких случаях в Украине: «Нам свое робити».

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ