ПОЛЬША: ПРОТЕ...

ПОЛЬША: ПРОТЕСТ ПРОТИВ НАМОРДНИКА

37
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

5-poland ПОЛЬША: ПРОТЕСТ ПРОТИВ НАМОРДНИКАТысячи поляков вышли на демонстрации в Варшаве, протестуя против планов правительства ограничить в стране свободу прессы. В то время как европейские лидеры призывают руководство Польши прекратить демонтировать демократию в собственной стране, премьер-министр Беата Шидло усматривает в протестах всего лишь «попытку оппозиции перехватить власть».

Президент Евросовета Дональд Туск, на самом деле, прибыл в польский Вроцлав совершенно по иному поводу – визит бывшего премьера Польши, а ныне – высокопоставленного брюссельского чиновника – носил чисто представительский характер: он был посвящен завершению «года европейской культуры» во Вроцлавском воеводстве. Однако он решил воспользоваться вроцлавской трибуной для того, чтобы попытаться вразумить польское руководство: «Если отобрать у людей свободный доступ к информации или предписать им, как им относиться к событиям, то демократия станет такой же невыносимой, как диктатура» – обратился он к официальной Варшаве. Его выступление – не случайно: именно в эти дни тысячи поляков вышли протестовать против нового законопроекта, внесенного правительством страны и предусматривающего существенное ограничение свободы слова в Польше. Протесты не прекращаются даже ночью: демонстранты осаждают здание польского парламента – правда, следует с облегчением заметить, что до сих пор все происходит исключительно мирно. Не было зарегистрировано ни попыток штурмовать Сейм, ни, наоборот, силой разогнать протестующих.

«Тащить и не пущать»

Что же вызвало столь бурное возмущение? Почему аж президент Совета Европы вынужден заявлять: «Я ожидаю от тех, кто обладает реальной властью в нашей стране, уважения к населению и к правовым принципам и ценностям Польши», а тысячи его соотечественников ночами стоят на морозе у стен парламента, протестуя против действий правителей?

Правящая в Польше в данный момент партия «Право и Справедливость» (PiS) намерена с начала 2017 года ограничить журналистам доступ в парламент страны. Согласно правительственному законопроекту, разрешение работать в Сейме должны получить всего лишь пять телеканалов, причем лицензии окажутся в руках телекомпаний, как говорится, «близких к правящим кругам». Именно это намерение настолько возмутило поляков, что они долгие часы блокировали здание парламента – так, что сидящие там политики, в их числе – председатель «Права и Справедливости» Ярослав Качиньский – попросту не могли оттуда выйти.

Да и в самом Сейме раздавались протестующие голоса: группа оппозиционных депутатов блокировала трибуну в сессионном зале. Представители правительства, с одной стороны, резко раскритиковали как демонстрантов, так и коллег-оппозиционеров, с другой – дали понять, что готовы к разговору. Так, информационное агентство PAP сообщает, что Ярослав Качиньский предложил собрать представителей прессы, чтобы обсудить с ними условия их работы в парламенте.

В то же время премьер-министр Польши Беата Шидло ни на какие компромиссы идти, похоже, не готова. Она объявила протесты «скандальными» и заявила буквально следующее: «Оппозиционное движение, разжигающее экстремальные политические эмоции, не имеет ничего общего с реальной ситуацией в стране». По ее словам, нынешние протесты – это просто «выражение беспомощности и обиды тех, кто потерял власть и не имеет ни малейшего понятия, как убедить Польшу в собственных взглядах».

Министр внутренних дел Польши Мариус Блащак обвинил оппозицию в том, что она пытается перехватить власть. «По моим прикидкам, происходящие события являются противозаконной попыткой дорваться до управления страной» – заявил он в интервью частной радиокомпании RMF FM.

Польский Майдан?

На самом деле, никто не может с уверенностью сказать – не увенчаются ли польские протесты вспышкой насилия. Подобных протестов Польша не видала с 1989 года.

Нынешний декабрь в Варшаве выдался холодным, снег и лед сковали польскую столицу. Столбик термометра не поднимается ни на градус выше нуля. Но, если измерить политическую «температуру» – Варшава кипит. Впервые за минувшие 27 лет политическое противостояние в Польше достигло такого уровня, что возникает вопрос – а не ждать ли столкновений? Впрочем, по мнению многих поляков, подобного следовало ожидать. Потому что, еще даже не успев внести свой законопроект об ограничении журналистской деятельности в Сейме, власть поторопилась привести его в исполнение: в парламенте вступило в действие предписание, согласно которому аудио- и видеозапись в пленарном зале оказалась под запретом. Этот шаг не был предварительно обговорен ни с редакциями, ни с оппозицией – и, по мнению оппозиционеров, он прямо нарушает конституционное право на доступ к информации.

Естественно, тут же нашелся оппозиционный депутат, пожелавший выразить свой протест с трибуны. Спикер парламента (маршал сейма) Станислав Карчевский попросту отключил ему микрофон и выгнал с заседания. Ответная реакция не замедлила: возмущенные депутаты-оппозиционеры блокировали трибуну и потребовали отмены запрета на вход в сессионный зал, как для СМИ, так и для своего коллеги. Карчевский вроде бы был готов уступить, но после разговора с Ярославом Качиньским попросту перенес заседание в другой зал. Там, за закрытыми дверями, представители правящей партии чуть ли не в одиночку приняли целый ряд важных законов, среди них – бюджет страны на 2017 год.

«Это уж вообще ни в какие ворота не лезет» – решили оппозиционеры и кинулись собирать народ. Демонстранты блокировали здание Сейма, так что тот же Ярослав Качиньский лишь с помощью полицейского «коридора» смог покинуть его лишь в три часа ночи. По стране ползут разговоры о «варшавском Майдане», а кое-кто вообще поторопился объявить «конец польской демократии». На стороне правительства пространно разглагольствуют о «попытке дестабилизировать государство» и даже о «попытке путча».

Даже, если учесть традиционную польскую вспыльчивость и склонность к преувеличениям, понятно одно: демонстрация в Варшаве является свидетельством того, что правящие консерваторы Качиньского забрели куда-то не туда. Авторитарный стиль правления, может, свойственен Владимиру Путину, но вот даже у стремящегося к нему Дональда Трампа он вряд ли получится, что уж говорить о Ярославе Качиньском или Беате Шидло. Компромисс, диалог – эти слова в лексиконе польских консерваторов на данный момент не присутствуют. Вместо этого была совершена попытка своеобразной «консервативной революции» – без оглядки на Конституцию, принципы правового государства и разделения власти. Вместо этого – с популистскими лозунгами и полным презрением к политическим противникам. Опасная попытка. Впрочем, хочется надеяться, что в стране, породившей в свое время «Солидарность» – бесполезная.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ