ШЕБАРШИН

ШЕБАРШИН

76
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОТ РЕДАКЦИИ: 25 лет назад 26 декабря 1991 года Совет Республик Верховного Совета СССР принял декларацию о прекращении существования СССР. Сейчас русские реваншисты считают этот день национальной трагедией. Идут поиски русских героев, которые были против распада СССР. Один из них Леонид Шебаршин, который ранее был начальником Путина.

Имена руководителей внешней разведки России известны далеко не всем. Оно и понятно. И только много лет спустя, когда они исчезают с политической арены, мы01 ШЕБАРШИН узнаем их биографии и ту роль, которую они играли в жизни государства. Имя последнего начальника внешней разведки КГБ СССР Леонида Шебаршина уже при его жизни стала легендой. Но мало кто о нём знал, за исключением узкого круга лиц – «Гроссмейстеров тайной войны». В руках у меня совсем недавно увидевшая свет книга под названием «Шебаршин. Воспоминания соратников». И тираж у неё мизерный – 1500 экземпляров. И помог мне с ней ознакомиться научный сотрудник библиотеки Гарвардского университета Левко Чабан, зная, что я интересуюсь историей спецслужб СССР. Понятно, что в книге не только воспоминания сослуживцев, но и материалы, подготовленные Шебаршиным Леонидом Владимировичем после его отставки, когда, благодаря реформаторам спецслужб государства Российского, они практически перестали функционировать. Все эти воспоминания и тексты самого Леонида Владимировича надо было свести в единое повествование о разведчике, который прослужил в этих структурах большую часть своей жизни, установив, пожалуй, мировой рекорд продолжительности пребывания на этой должности.

Естественно, я не имею возможности ознакомить читателя и высказать своё мнение по поводу работы каждого автора. Поэтому я использовал фрагменты из каждого раздела этой книги.

Личность!

В этой книге друзья и коллеги рассказывают о жизни отважного разведчика, который прошёл долгий и славный путь от оперативного работника зарубежных резидентур до руководителя Первого главного управления КГБ СССР. Генерал-лейтенант Шебаршин возглавил внешнюю разведку в самый трудный период, когда произошел развал страны: с помощью внешних и внутренних врагов. Причём, по моему мнению, основную роль в этом сыграли всё-таки враги внутренние. Известный американский историк русского происхождения Борис Пушкарёв в своей очередной книге «О России между прошлым и будущим» по этому поводу писал: «Тогдашний президент США Буш-старший, ссылаясь на опыт американской истории, ратовал в Киеве за централизованное, а не рыхлое союзное государство. Американцы очень боялись распада державы, начинённой атомными ракетами. Но Украина и другие республики, видя нестабильность в Москве, предпочли от неё отстраниться».

02 ШЕБАРШИНСоветский Союз доживал свои последние дни. Генералу Шебаршину довелось пережить трагедию страны, служению которой он посвятил всю свою жизнь. Он, как никто другой, понимал, что дело идёт к катастрофе. Вот что потом напишет Шебаршин: «…будущее великого государства было непознаваемым лишь для безнадёжных простаков, которые думали, что всё образуется, и дальше будет катиться по проторенной колее…». Но оставался ещё год, от силы – полтора. Все, кто в это время думал чаще и видел дальше, буквально потерял покой, пытались что-то сделать, чтобы как-то остановить приближающуюся к пропасти махину, не дать сепаратизму и махровому национализму взорвать её изнутри. 03 ШЕБАРШИНВ качестве Председателя КГБ он пробыл всего лишь сутки. До этого, как отмечалось выше, он руководил внешней разведкой этой структуры. Но эти сутки оказались судьбоносными в жизни столицы и страны. Вот что об этом пишет В. Трубников, генерал армии, чрезвычайный и полномочный посол РФ, Герой России: «…Свою главную, историческую роль Шебаршин сыграл за единственные сутки, когда волею обстоятельств в течение 24 часов возглавлял КГБ существовавшего тогда ещё Советского государства. Именно его выдержка и понимание хода истории не допустили развернувшейся в тот вечер на Лубянке вакханалии над памятником Ф. Э. Дзержинскому превратиться в кровавое побоище в центре Москвы с неизвестными последствиями для остальной части России. Он не допустил кровавой гражданской войны, ставя во главу угла мирную жизнь миллионов сограждан и будущее страны, которую он всегда считал способной к самоочищению и возрождению. Жаль только, что столь уважаемый человек как генерал армии Трубников, не назвал имена организаторов той акции, которая была предпринята на Лубянской площади. Последующие события и опросы показали, что далеко не все поддерживали тех, кто хотел стереть историческую память о самой России. А ведь некоторые из них здравствуют и поныне. Уверен, что в США не допустили бы сноса памятников прошлой эпохи. Какой бы она ни была – но это их история. Отношение к Отечеству у него было весьма своеобразное, и некоторым нынешним «экспертам» не совсем понятное. На склоне лет в одной из своих книг, раздумывая о задачах и целях свой профессии, он поставил немаловажный вопрос: частью чего является дело, которому служит разведчик? И уверенно ответил: «Мы чувствуем себя людьми, лишь потому, что у нас есть Родина. На этом мы будем стоять и с этой точки оценивать прошлое, судить о деяниях своих предшественников и современников, взирать в неспокойное будущее. Так проясняется и суть нашего дела. Благо Отечества, благо народа… выше идеологических споров, личной и групповой корысти, политики сегодняшнего дня, выше амбиций и обид».

Шебаршин не терял присутствия духа в самых чрезвычайных ситуациях. 21 августа 1991 года он был назначен Председателем КГБ вместо арестованного Владимира Александровича Крючкова, впоследствии реабилитированного. В тот день Шебаршин проводил первое и последнее заседание Коллегии КГБ в здании Лубянки. Площадь была запружена возбуждённой толпой. Провокаторы звали к штурму зданий. Выступивший начальник Главного управления Пограничных войск КГБ жёстко сказал, что «зелёные фуражки» с оружием в руках будут защищать служебные помещения и документацию от любых авантюристов. «Повисла напряжённая тишина, – сообщает Вячеслав Лашкул, учёный секретарь общества изучения истории отечественных спецслужб. – Повисла напряжённая тишина. Шебаршин соединился по «кремлёвке» с Ельциным и спокойно сказал: «Борис Николаевич! Приезжайте срочно на Лубянскую площадь и успокойте толпу. Иначе может случиться непоправимое, и вся ответственность будет лежать на вас». Этот разговор был продублирован телеграммой». Ельцин приехал и угомонил толпу, разогретую РАЗВЕДЁННЫМ СПИРТОМ, КОТОРЫЙ НАЛИВАЛСЯ ИЗ КАНИСТР ЗА КАЖДЫМ УГЛОМ. (Выделено мною. – В. Л.) На другой день Шебаршин был уволен Ельциным с поста главы Комитета. А ведь он был одним из сильнейших разведчиков мира. Он четверть века возглавлял разведку в МГБ – КГБ. А вместо него, в КГБ был назначен Бакатин, который успешно выполнил свою задачу – развалил спецслужбу в угоду президенту России. Ельцин не был главой государства, которое именовалось Союзом Советских Социалистических Республик. И прав увольнять министров и высших руководителей страны у него не было. И разговоры о какой-то «народной революции» в принципе несостоятельны, считают русские реваншисты. Народ, как отмечает В. Лакшул, спаивали и толкали его на провокации. А ведь в период референдума в марте 1991 года 76% населения страны проголосовали за сохранение СССР. Осенью 1991 года в возрасте 56 лет генерал Шебаршин ушёл в отставку. Но без дела он не сидел. Своеобразными методами он продолжал бороться за интересы государства. Среди проваливающихся реформ «перестройки», Леонид Шебаршин создал с надёжными сотоварищами консалтинговую компанию под названием «Российская национальная служба экономической безопасности». В основу её работы было положено скрупулёзное соблюдение закона. Эта организация помогла многим близким к властям предпринимателям уберечься от рисков и угроз, которыми полнилась жизнь страны в лихие 90-е и нулевые годы.

Ещё одна мысль Лашкула привлекла моё внимание: «…Слыша сегодняшнюю демагогию о нашем особом пути, мучительные поиски «национальной идеи», невольно обращаешься к Л. В. Шебаршину, для которого не стоял вопрос об идее и смысле жизни. На его надгробье на Троекуровке – его слова: «Для того чтобы служить делу, надо верить в его правоту, в то, что оно является частью чего-то большего, чем жизнь». Вот простой ответ на рассуждения об идее, которую не ищет теперь только ленивый».

После распада СССР и последовавшей приватизации бывшие разведчики в России оказались на весьма важных позициях. Шебаршин на вопрос, что делают разведчики в бизнесе, ответил: «что их отличают в первую очередь компетентность, дисциплинированность и законопослушность, почему они и оказываются предпочтительнее многих на любом посту». Мол, в разведку отбор шёл строгий, штучный. В своё время страна не жалела сил и средств на подготовку разведчиков. В органы КГБ, ГРУ проводился строгий отбор кандидатов по таким критериям как преданность партии и государству, патриотизм, политическая зрелость, высокая порядочность и честность, хорошая физическая подготовка, умственные способности, коммуникабельность и многое другое. (Высокая порядочность и честность видно понималась советскими чекистами несколько иначе, чем остальными людьми – прим. ред.).

Тем, кто стал у власти при Ельцине, Шебаршин давал совет: «Не в свою лужу не садись!». Едкая ремарка: «Бог, конечно, не выдаст, но от новых свиней надо держаться подальше – съедят!». И ещё одно короткое ёмкое замечание: «На переправе не меняют лошадей, но стоило бы поменять кучера».

Обстановка накаляется

Но вернёмся к событиям того времени. Глубокий раскол в советском руководстве и партии, резко противоположные оценки происходящего в Восточной Европе, всей внешней политики СССР открыто проявились на Пленуме ЦК КПСС в феврале 1990 года. Слова Лигачёва о необходимости вовремя предотвратить постановку вопроса о пересмотре послевоенных границ и не допустить послевоенного Мюнхена, резкое выступление посла в Польше Бровикова, вызвал сочувственный отклик одной части зала и столь же негативную реакцию в другой. Партия утратила то качество, которое лежало в основе её достижений и провалов – монолитность. СССР пошёл по пути Восточной Европы. Да и по какому иному пути он мог пойти, если при Ельцине министрами иностранных дел были Козырев и Шеварднадзе, министром обороны генерал Грачёв, да и на других местах восседали не менее одиозные фигуры. И, тем не менее, Шебаршин оберегал своё ведомство как мог. Но это могло происходить до определённого предела. Естественно, обе спецслужбы (ГРУ И КГБ) отслеживали ситуации в стране и за рубежом. В найденном в личном архиве Шебаршина неопубликованном материале под названием «КГБ И МГБ» сообщается, что они предупреждали Горбачёва и его камарилью о надвигающейся беде. «Наш вердикт, – писал Шебаршин, – по общеполитической ситуации был категоричен – националистические силы Прибалтики не намерены идти ни на какой компромисс с Москвой и будут, опираясь на поддержку Запада (ситуация со времени посещения Буша-старшего Украины изменилась к худшему. – В. Л.), добиваться полной независимости в самые короткие сроки. Антикоммунистические и антирусские компоненты их политической программы будут усиливаться, борьба с промосковской оппозицией будет вестись всё более жесткими репрессивными методами. Записка с отчётом о поездке и этими выводами была направлена лично Горбачёву. Не уверен, что он стал её читать». А между тем некоторые «архитекторы перестройки», отмечал Шебаршин в своём неопубликованном материале, стали бежать с тонущего корабля. В декабре 1990 года министр иностранных дел Шеварднадзе ушёл в отставку. Объявленные им мотивы этого драматического решения – критика со стороны полковников-народных депутатов, наступление консервативных сил – прозвучали неубедительно. В осведомлённых кругах в Москве было известно, что Шеварднадзе начал обдумывать уход с поста министра задолго до декабря и лишь выбирал для этого подходящий момент. Отставка была логичным завершением политики «нового мышления», позволившей Западу добиться беспрецедентных успехов невиданно малой ценой. «Говорили, что министр уходит от ответственности, предоставив Горбачёву возможность пожинать плоды перестройки»,- писал В. Шебаршин. Я, лично, не исключаю, что он уже в то время «нацелился» на свою прежнюю «вотчину» – Грузию, понимая, что дни СССР сочтены. День отставки Шеварднадзе совпал с 70-летием советской разведки.

Но возвратимся в июнь 1990 года. Шебаршин отмечает, что 12 июня 1990 года Верховный Совет РСФСР, в большинстве своём состоявший из членов КПРФ за исключением всего лишь двенадцати народных депутатов (С. Бабурин, В. Воротников,С. Горячева, Б. Кибирев, Н. Павлов, И. Полозков, Б. Исаев, В. Прилуков, Ю. Слободкин, А. Соколов, В.Сыроватко), заявили о суверенитете России. Это решение образовало громадную трещину в монолите СССР, в межнациональных отношениях внутри страны. Позднее российские власти заявили о том, что Россия является правопреемницей СССР, а республикам было позволено брать суверенитета столько, сколько захотят. «И братские республики «загуляли». Но делиться общесоюзным, совместно нажитым добром не захотели. Не захотели и потому, что новое российское руководство открыто взяло курс на Запад, совершенно не учитывая национальные российские интересы, считая их второстепенными, третьестепенными. ГОРБАЧЁВЫМ, ЯКОВЛЕВЫМ, МЕДВЕДЕВЫМ, ШЕВАРДНАДЗЕ (выделено мною. – В. Л.) и другими действующими лицами стал готовиться новый Союзный договор. Далее Ивашутин писал: «Истинные патриоты СССР, в их числе и руководство КГБ, были против его подписания, намеченное на 20 августа 1991 года. Они видели в нём переход от федеративной структуры государства к конфедерации, то есть к ослаблению центральной власти и, в конечном счёте, к разрушению СССР, к игнорированию воли народа, 76 процентов взрослого населения СССР ещё 17 марта 1991 года на Всесоюзном референдуме сказали твёрдое «да» Советскому Союзу…». Иначе говоря, считают сегодняшние российские историки, сам Горбачёв с помощью Ельцина готовили развал СССР, против чего, как отмечалось выше, выступал даже президент США Буш-старший. Хотя, и это вполне естественно, убрать с мировой арены столь мощного конкурента – было заветной мечтой западных лидеров, предполагают русские реваншисты.

В «Экспресс-газете в Америке» (№36. 2016 г.) к 85-летию последнего генсека КПСС Горбачёва, был опубликован материал историка разведки Сергея Соколова под названием: «Горбачёв сделал для ЦРУ больше, чем шпионы». В нём он приводит некоторые документы, рассекреченные ЦРУ к этой дате. Само собой разумеется, что не только ЦРУ отслеживало ситуацию в СССР. Естественно и то, что они не были прямыми агентами ЦРУ. Это было бы глупостью так утверждать. Яковлев, Горбачёв и Шеварднадзе находились под пристальным наблюдением КГБ И ЦРУ. И, к примеру, такой агент, как Олдридж Эймс, много лет работавший на советскую разведку, не мог бы не знать о подобной ситуации. Но из опубликованных документов, которые комментирует историк разведки С. Соколов, следует то, что утверждает Шебаршин – консерваторы дистанцировались от Горбачёва. Руководители силовых структур не доверяли ему. Договор о разделе полномочий с республиками, скорее всего, предполагало ЦРУ и советская разведка и лично Шебаршин, станет катализатором действий тех, которые выступали за сохранение СССР. Так что ГКЧП появился не сам по себе, а как результат политики правящей элиты, которая вела к развалу страны. И ещё о некоторых удивительных вещах рассказывает в своём исследовании С. Соколов, которые сегодня кажутся невероятными. Он утверждает, что было то, что он, как и Шебаршин, сегодня называют «эпидемия западничества» и что ныне является частью программы т. н. «оппозиции» в России. И это в полной мере использовали западные политики в своих геополитических интересах. Шла игра, на которую повелись советские вожди. И они стали подыгрывать, забыв о собственных национальных интересах. Причём эту болезнь подхватили не только высшие руководители страны, тот же Горбачёв, Шеварднадзе и Яковлев, но и советская элита, специалисты из различных академических институтов, кремлёвские консультанты. К сожалению, нынешние политики о многом забыли. «Для начала, – сообщает Соколов, – им шли навстречу. Обеспечивали пиар в мировых СМИ. Затем давали «правильные» советы. Потом рекомендовали во властные структуры «толковых» специалистов. Интересовались возникающими проблемами. Принимали в их разрешении «деятельное» участие. Затем вдруг стали настаивать на срочном принятии мер. Предоставлялись для этого средства и кредиты или нередко пустые обещания». Далее Соколов рассказывает о том, как Горбачёв взялся за ядерную арифметику в 1986 году. «И тяжёлый стратегический бомбёр США считал за одну боеголовку, хотя каждый нёс 24 ядерные ракеты». А дальше деятельность на грани преступления. Горби пустил под нож, отмечает цитируемый автор, высокоточный ракетный комплекс, не имевший в то время аналогов в мире – «ОКА» – головную боль Пентагона. «Оказывается, – сообщает С. Соколов, – его об этом попросил «друг Шульц» Госсекретарь США». И Генштаб, силовые структуры были категорически против. Но по приказу Горби было уничтожено 239 ракет и 102 пусковые установки, свёрнуты работы по модернизации «ОКИ». Миллиарды долларов были пущены на ветер. Такие инициативы шли вразрез с интересами страны. И инициатива по построению «общеевропейского дома» – тоже! Горбачёв активно шёл на слом разделительных линий в Европе. «Вспомним, – отмечает Соколов, – поспешное объединение Германии (кстати, против этого выступали Англия и Франция – В. Л.), вывод «в чистое поле» Советской группы войск в ГДР. Ему рукоплескали в Бонне и Вашингтоне, обещали золотые горы при строительстве новой объединённой Европы. Кремлёвский энтузиаст разрушил Варшавский договор и СЭВ, расчистив дорогу для объединения Европы. Но только без России. В итоге былые союзники СССР вскоре стали членами НАТО». А миллиарды марок, выделенные ФРГ на обустройство и переобучение выведенных военных контингентов «испарились» в воздухе! Сегодня забыли и о громадных территориальных уступках СССР в Беринговом море. Горбачёв и Шеварднадзе в 1990 году отдал США часть «ничейной» акватории, богатой рыбой и нефтяными ресурсами. Эти воды должны были считаться исключительно российской экономической зоной. Только лишившись вылова рыбы, Россия стала терять более одного миллиарда долларов ежегодно. Но автор почему-то упустил ещё один момент: об этой сделке не знали даже в Верховном Совете СССР. Поэтому Горбачёв не может считаться шпионом. Он нанёс вреда стране больше, чем вся агентура Запада в СССР. Но тогда почему пошли на публикацию этих документов к 85-летию бывшего лидера. Ответ у Соколова чёткий и ясный: «Полагаю, Вашингтон решил изощрённо наказать Горбачёва за то, что в последние годы он идёт в фарватере политики Путина и позволяет себе публичные критические выпады в адрес США. Вот и вся отгадка». Предателей привечают, но в душе не любят нигде. Я включил фрагмент работы Соколова в статью-рецензию о Шебаршине только потому, что она удивительно перекликается с мыслями и выводами советского разведчика. Естественно, он стоял на стороне своего предшественника на посту Председателя КГБ СССР Крючкова и ГКЧП. И не считал до последнего дня своей жизни их действия преступными. «По мнению Крючкова, – писал Шебаршин, – это была последняя отчаянная попытка, к сожалению неудачная, через объявление чрезвычайного положения уберечь страну от дальнейшего развала, сохранить территориальную целостность и суверенитет СССР, не допустить ещё большего разрушения экономики, промышленности, сельского хозяйства, предупредить сползание государства к окончательной зависимости от Запада», чего так упорно добиваются лидеры оппозиции в России. Можно ещё добавить одну интересную мысль руководителя внешней разведки, человека весьма образованного, владевшего несколькими иностранными языками, имевшего доступ к информации, которая была недоступна даже членам Политбюро, о причинах распада великого государства. Процитирую выдержку из его личного архива. «Можно только добавить, – писал он незадолго до смерти, – что трагедия произошла ещё и потому, что после Сталина в СССР и в России, к сожалению, не оказалось лидера, равного ему по геополитическому дарованию человека, который мог бы, как Сталин, умело и смело побеждать врагов страны, а их в истории России было немало. К слову, В. Третьяков, известный политолог, вторя У. Черчиллю, о фигуре Сталина отозвался так: «Безусловно – и в этом одна из главных составляющих его величия – он был одним из самых просвещённых правителей всех времён и народов…». При этом отметим, что Л. Шебаршин отнюдь не был сталинистом. Когда ему Крючков предложил стать членом ЦК КПСС – он от этого предложения отказался. А по поводу событий он писал, что ход истории, в том числе и российской, нередко менялся знаковыми случайностями и порой зависел не только от объективных, но и субъективных обстоятельств. Именно так произошло и в истории с ГКЧП. Как бы там ни было, но в 1991 году Россия сошла со своего социалистического пути развития. В те дни для России Р. И. Хасбулатов выступил спасителем, вдохновителем Ельцина, который находился в полной растерянности и готов был бежать из Белого дома в американское посольство, но лишь Хасбулатов с его гибкостью и патологической боязнью потерять власть, заставил Ельцина поднять часть москвичей на выступление против ГКЧП. И это писал человек, который решил не выполнять указаний председателя КГБ В. А. Крючкова в связи с введением чрезвычайного положения. Он же не допустил участия спецподразделений разведорганов в планируемых действиях КГБ.

Преступники или патриоты?

В своих воспоминания «Дни с Шебаршиным и без него» генерал-лейтенант госбезопасности Виталий Прилуков отмечал, что августовская ситуация 1991 года распорядилась таким образом, что эти ответственные люди (ГКЧП – В.Л.), находясь в раздвоенном состоянии души, когда нравственный долг диктовал одно, а воинский долг – другое, были вынуждены принять такое решение. Тем более они знали, что в нарушение Конституции СССР Ельцин готовился провозгласить себя Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами на территории РСФСР. Для военных это был полный раздрай. Они не знали кому подчиняться. Оценка Крючкова Шебаршиным дана тоже весьма своеобразная: «Крючков, в своём страстном, глубоко патриотическом желании предотвратить распад Советского Союза «заигрался» в политике. Он, как говорится, пытался «усидеть на двух стульях» – до самых последних дней проводил переговоры и с Горбачёвым и с Ельциным. Очевидно, поэтому Ельцин не был задержан ни при прилёте на Чкаловский аэродром, ни в Архангельском. Он, говорится, всухую переиграл Крючкова. Ельцин даже похвастался: «Я переиграл Кагебэ». «Да, переиграл, – писал цитируемый автор, – но правильнее было сказать, что не доиграл Крючков, который недооценил вероломство и цинизм Ельцина, его подчинённость командам из США. Недооценил этого вероломства и Шебаршин. И действительно, государственный военный переворот был произведен не ГКЧП в 1991, а Ельциным в 1993 году. «В октябре, – пишет цитируемый автор, – по указанию Ельцина, согласованному с Клинтоном, прямой наводкой был расстрелян Верховный Совет РФ. Россия окончательно взяла курс на Запад, отказавшись от своего собственного самобытного пути развития. И тут начинается самое интересное, о чём сообщается в цитируемом сборнике воспоминаний. Виталий Прилуков, человек более чем компетентный, сообщает, что Генеральный прокурор СССР, находившийся с визитом на Кубе с 13 по 19 августа сделал заявление на конференции о том, что «меры, предпринимаемые ГКЧП, являются полностью законными и направлены на укрепление юридического порядка и законности…». Весьма характерный факт: кроме российского, литовского и молдавского руководства, никто из лидеров других республик не призывал к сопротивлению ГКЧП и не назвал его действия незаконными, а правительство СССР в полном составе и безоговорочно согласилось с созданием ГКЧП во имя спасения целостности СССР». Далее не менее интересно. К чему пришла страна после поражения ГКЧП, хорошо известно. Виталий Прилуков отмечает, что после 1991 года она в одночасье превратилась в третьеразрядное государство. К тому же в 1992 году был заключён договор с Международным валютным фондом (МВФ), после которого Россия практически перешла во внешнее управление, стала страной-протекторатом. Это неоднократно не раз подчёркивал и Шебаршин. «Более того, отмечал Прилуков, Шебаршин разделял мнение учёных, которые делали прогноз, что если в стране не сменится либеральный курс, если нерегулируемый рынок будет продолжаться, если бизнес и нажива будут оставаться самоцелью, то через 15-20 лет России не станет. Она будет разделена западными странами на региональные протектораты». Иначе говоря, он предвосхитил планы ельцинского окружения. Россия чудом избежала распада. Тем не менее, Шебаршин верил, что народ проснётся, воспрянет и восстановит справедливость, что патриотическое движение одолеет космополитическую олигархию и украденную собственность у государства вернут народу. И опять не обошёл Прилуков тему Сталина. Да оно и понятно. Ни один серьёзный исследователь не может её игнорировать. Он приводит в своей статье слова, сказанные Полозковым, который короткое время возглавлял компартию РСФСР. Он отмечал, что «У Сталина и его единомышленников были иные, национально-патриотические интересы. Они и победили. И это, как утверждал Полозков, неопровержимый исторический факт. Его искажают недруги России и русского народа. Не победи Сталин в той Гражданской войне, не было бы победы в Великой Отечественной войне, не было бы великой державы – СССР…». Он же отмечал: известно, что когда в 1941 году во время битвы под Москвой один из фельдмаршалов Рейха спросил Гитлера, почему жители не встречают немцев с цветами, ведь «пятая колонна» должна это организовать, Гитлер ответил: «Сталин её уничтожил». И ещё есть высказывание Черчилля: «Если бы Сталин не уничтожил «пятую колонну», он бы войну проиграл».

Генерал Прилуков в своих воспоминаниях о начальнике разведки КГБ СССР Шебаршине упоминает, что «Как мне кажется, жизненная позиция Леонида Владимировича выражена в его печальном высказывании: «Мы не в силах изменить мир, в котором живём». Поэтому он никогда не вмешивался в политику, отказался войти в состав Центрального Комитета КПСС, хотя его просил об этом сам Крючков, а разведка при нём в начале 1991 года была выведена из-под партийного надзора. Шебаршин, совместно с Леоновым поставили перед Крючковым вопрос о департизации Комитета госбезопасности, а после создания Российской национальной службы экономической безопасности был издан приказ, запрещающей её сотрудникам заниматься политикой. В связи с неустроенностью в России в 90-е годы, взгляды Шебаршина трансформировались год от года, отмечал генерал В. Прилукин в статье «Дни с Шебаршиным и без него». Год от года он отходил от прежних внутренних установок и привязанностей. Угнетало Шебаршина, прежде всего и то, что Россия не смогла создать ни цветущего полноценного общества, ни встать на сильные экономические ноги, ни выпестовать боеспособную армию – ничего этого не получилось. Видя это, он очень переживал, стал заметно стареть, сдавать прямо на глазах. И он был убеждён, что членами ГКЧП стали люди, остро чувствовавшие какие беды придётся испытать их народу в результате безответственных, прямо скажем, преступных действий Горбачёва на Мальте и в Рейкьявике, а в декабре 1991 года – на Беловежской сходке трёх изрядно подвыпивших безответственных сепаратистов. В отношении ГКЧП весьма интересно мнение академика РАН лауреата Нобелевской премии Ж.И. Алфёрова, из написанной им книги «Власть без мозгов», которое приводит в своей статье В. Прилуков. Это мнение просто скрывали от широкой публики. Да и как не скрывать, если Ж.И. Алфёров писал об их деятельности всю правду: «…Победа ГКЧП означала бы сохранение советской системы… А если так, то тогда лучше, если бы она состоялась… но, продолжает он, – гэкачеписты в полной мере проявили свою бездарность… Убеждён, что разрушение Советского Союза было, есть и надолго останется самой большой трагедией ХХ века, прежде всего для народов бывшего СССР… Сегодня Россия отброшена территориально к допетровским временам, экономически в разряд слаборазвитых стран. Так долго продолжаться не должно…». Очень многие согласны с таким мнением. Большинство населения сейчас, кто ещё помнит те времена, оценивает создание ГКЧП не как заговор, а как последнюю попытку спасти Советский Союз от развала. Не менее интересен и другой факт, приводимый Алфёровым: «Интересно, что китайский лидер Си Цзяньпин провозгласил, что Китай будет продолжать идти по своему китайскому пути, то есть по пути социализма с китайской спецификой и жёстко заявил, что «китайским Горбачёвым он никогда не будет». А Советский Союз, по его мнению, распался потому, что в высшем руководстве страны не нашлось ни одного мужественного руководителя, который мог бы встать на пути Горбачёва и остановить его.

Русский Джеймс Бонд

Так назвал свой материал в сборнике статей «Шебаршин. Воспоминания соратников» писатель и журналист Юрий Изюмов. Он вспоминает, что Шебаршин внешне напоминал ему Джеймса Бонда в лучшем его актёрском исполнении. «Статный красавец, при одном взгляде на которого понимаешь, что перед тобой человек незаурядный. Хотя скажи ему об этом, он бы наверняка обиделся». Ю. Изюмов сообщает, что он как-то в присутствии Шебаршина похвалил английскую разведку. «Реакция была мгновенной, – отмечает он. – Очень средняя разведка. Но мастера саморекламы».

Как отмечал великий разведчик Абель, нелегалу нельзя выделяться. Поэтому Шебаршин всю свою службу за рубежом работал, по принятой в его среде терминологии, «под крышей», то есть на дипломатической должности в посольстве. Чем он занимался на самом деле местная контрразведка, разумеется, знала, но такова была общепринятая практика. «Вы имеете своих шпионов в нашей стране, мы имеем своих – в вашей. Негласный паритет». Эрудиции он был необыкновенной. Паренёк из рабочей семьи с золотой медалью окончил школу. И поступил в Институт востоковедения. Обладал незаурядным умом, огромной работоспособностью. Великолепно владел английским, хинди, урду. Мог разговорить любого человека, что является немаловажным качеством разведчика. И оперативником он был неповторимым. Юрий Изюмов припоминает такой случай. Как-то президент Пакистана созвал на совещание всех своих послов. Русским было чрезвычайно важно знать, какие он дал установки, как оценивал международную ситуацию. «Когда совещание закончилось, – сообщает Ю. Изюмов, – Шебаршин попросил меня под любым предлогом срочно поехать с ним в МИД. Приехали. Идём по длинному коридору, куда выходят двери служебных кабинетов. Я впереди. Он по субординации – сзади. Прошли полкоридора, он вдруг приотстал, а потом меня догоняет и тихо говорит: «Всё в порядке». В кармане у него уже лежала плёнка с полной записью совещания. За столь короткий срок обзавестись такой агентурой – это надо было уметь!». А потом была Индия, Иран со всеми сложностями. За работу резидентом разведки в этой стране во время исламской революции Леонид Владимирович получил орден Красного Знамени. Но там же случился самый серьёзный прокол в зарубежной работе Шебаршина, поставившей в ней точку. Важный сотрудник резидентуры перебежал к англичанам. И бывший резидент переместился на невеликую должность в центральном аппарате. «Сколько таких «погорельцев» тихо досиживали до отставки… Но Шебаршин тосковал по настоящему делу и получил свой новый знак судьбы. Руководство почувствовало, что профессионал застрял в обидном простое, и, минуя промежуточные ступени, назначило его сразу на довольно ответственный пост. Не прошло и трёх лет, как Леодид Владимирович возглавил разведку. Почему тогдашний его шеф Владимир Крючков избрал своим преемником именно Шабаршина? Коллеги считают, что решающую роль сыграли их совместные командировки в Афганистан. В них проявились и смелость Шебаршина, и мудрость и находчивость в критических ситуациях, цена которой – человеческая жизнь». После бурного празднования победы «демократии», неизвестный её герой на сутки был назначен председателем КГБ. Но по изложенной выше причине, на следующий день в кабинет на Лубянке вошёл новый назначенец – Бакатин, который объявил, что его главная задача – «покончить с чекизмом». Хотя он имел весьма слабое представление о явлении подобного рода, а уж о разведке знал только по кинофильмам. Но для развала спецслужбы больших знаний и не нужно было. Естественно, работать с таким «чистильщиком» Шебаршин не пожелал, хотя ему и предлагали остаться заместителем Бакатина. Он чуял в нём предателя. А Бакатин вскоре прославился тем, что сдал США суперсовременную систему контроля за американским посольством в Москве в надежде заручиться их политической поддержкой на новом посту. А посему Шебаршин решил в 56 лет уйти в отставку. Он, один из немногих тогда, дал объективную оценку ситуации в России и сформулировал прогнозы на будущее. Ю. Изюмов воспроизводит их в своей статье: «В нынешнем своём состоянии Россия довольно уязвима для внешней угрозы, которая может возникнуть совершенно внезапно в силу изменения мировой конъюнктуры. Сейчас наш единственный гарант независимости – ракетно-ядерный щит. Его надо холить и лелеять. До тех пор пока он есть, связываться с Россией по-крупному никто не станет. Но наши партнёры приложат максимум усилий, чтобы его ослабить (как это было сделано при Горбачёве и Ельцине – В. Л.). Это стратегическая цель, от которой они не отступятся». И ещё один ранее не опубликованный документ приводится в сборнике воспоминаний соратников Шебаршина. Я уже отмечал, что Шебаршина к сторонникам сталинизма отнести никак нельзя. И, тем не менее, он знал истинную цену человеку, поработившему пол-Европы. Упомянутый выше В. Лашкул в своей статье «Честь разведчика» сообщает: скептически относившийся к навязчивому вмешательству некоторых партийных чиновников в оперативную работу, Леонид Шебаршин неожиданно процитировал однажды замечания Сталина о разведке, назвав эти соображения толковыми. А высказал их Иосиф Виссарионович на одном из заседаний Комиссии по реорганизации разведывательной и контрразведывательной служб МГБ СССР 9 ноября 1952 года. Видимо, эта стенограмма сохранилась в архиве КГБ. И Шебаршин напомнил, о чём говорил вождь. «В разведке никогда не строить работу таким образом, чтобы направлять атаку в лоб. Разведка должна действовать обходом. Иначе будут провалы, и тяжёлые провалы. Идти в лоб – это близорукая тактика. Никогда не вербовать иностранцев таким образом, чтобы были ущемлены его патриотические чувства. Не надо вербовать иностранцев против своего отечества. Если агент будет завербован с ущемлением патриотического чувства – это будет ненадёжный агент. Полностью изжить трафарет из разведки. Всё время менять тактику, методы. Всё время приспосабливаться к мировой обстановке. Использовать мировую обстановку. Вести атаку маневренную, разумно использовать то, что Бог нам предоставляет. Самое главное, чтобы в разведке научились признавать свои ошибки. Человек сначала признает свои провалы и ошибки, а уж потом поправляется… Исправлять разведку надо прежде всего с изжития лобовой атаки… Нелегальную резидентуру надо создавать прежде всего в приграничных государствах… Нельзя быть наивными в политике, но особенно нельзя быть наивными в разведке. Агенту нельзя давать такие поручения, к которым он не подготовлен, которое его дезорганизует морально. В разведке иметь агентов с большим культурным кругозором – профессоров… Разведка – святое, идеальное для нас дело. Надо приобретать авторитет. В разведке должно
быть несколько сот человек – друзей (это больше чем агенты), готовые выполнить любое наше задание… Агентов иметь не замухрышек, а друзей – высший класс разведки».

Документ подобного рода я встретил впервые. Ранее он в научный оборот не был введён. И если уж специалист такого класса назвал эти соображения «толковыми», то это многое значит.04 ШЕБАРШИН

Между тем здоровье Шебаршина начало сдавать. Его сразил инсульт, а затем он начал слепнуть. В 2012 году ему отметили 79-летие. Но после того как он ослеп на оба глаза, чтобы не быть ни для кого обузой, Леонид Владимирович Шебаршин добровольно, по-офицерски, покинул земной мир. Выстрел в висок из наградного пистолета «Стечкин» – и оборвалась жизнь ещё одного чекиста. 

ОТ РЕДАКЦИИ: Версия о том, что слепой застрелился – устроила не всех. Существуют предположения, что Шебаршина убрали, как свидетеля финансовых махинаций Путина, служившего под его началом в ГДР.

В начале 2000 года в австрийском политическом журнале News со ссылкой на австрийскую контрразведку была опубликована большая статья о том, что в 1980-х Путин не доплачивал завербованным им австрийским политикам из числа членов парламента Австрии, и часть их жалования клал себе в карман, заставляя подписывать расписки для Москвы о получении ими полной причитающейся суммы агентского жалования.

Так же австрийская пресса сообщила, что в 1991 году Путин с семьей приехал в Австрию покупать дом в одном сельском населенном пункте, денег на который у него явно не было по его тогдашней зарплате. При этом пресса сослалась на свидетельство бургомистра этого села, с которым о покупке дома говорил Путин.

Подробная хроника скандала в связи с работой Путина на БНД и ЦРУ по данным австрийской прессы за конец 1999 – начало 2000 приводилась в издававшейся тогда в Питере газете «Наше Отечество». Главный редактор этой газеты полковник СА в отставке Евгений Щекатихин неожиданно умер якобы от болезни сердца в 2003 году, после того как ФСБ начало преследовать его.

Но кому в Росси нужна правда? Как заявил их министр культуры В. Р. Мединский о развенчании мифа о «28 героях панфиловцев»: «Даже если бы не было ничего – это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться. А люди, которые это делают – мрази конченые».

Теперь святую легенду пытаются создать из высокопоставленного КГБешника Леонида Владимировича Шебаршина.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ