УЗБЕКИСТАН 15...

УЗБЕКИСТАН 156-й

65
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Shavkat Mirziyoyev УЗБЕКИСТАН 156-йПредпринятая президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым серия разносов министров экономического блока, шефов здравоохранения и силовиков по времени совпала с обнародованием индекса восприятия коррупции. Однако если жители страны могли полюбоваться мальчиками для битья (видеоселекторные совещания были показаны по узбекскому телевидению), радуясь мнимому торжеству справедливости, корни тотального мздоимства, как и способы борьбы с ним, остались прилюдно не названными.

Лидер с конца

Вопрос: зачем это понадобилось? Видимо, для того, чтобы показать, что новая метла метет по-новому. Только что вступивший в должность президента, он стремится показать открытость власти перед народом. Впрочем, не сказать, что его предшественник, строитель постсоветского Узбекистана Ислам Каримов таился. Разносы устраивал и он, и чиновников снимал, что называется, на раз.

И это фактически при нем, при Каримове была создана система тотального мздоимства, которая привела к тому, что Узбекистан по итогам последних лет, в том числе 2016 года, был признан самым коррумпированным государством постсоветского пространства. Сейчас он на 156 месте. Можно, разумеется, спорить о критериях, по которым оценивается индекс восприятия коррупции, транслируемый Transparency International (TI). Однако то, что республика потеряла сразу три позиции в новом рейтинге по сравнению с 2015 годом, приблизилась к бесспорному многолетнему лидеру – Сомали, стране без признаков государства, а не к Дании и Новой Зеландии, говорит о печальной тенденции.Table 2016 УЗБЕКИСТАН 156-й

Узбекистан, попав в последнюю двадцатку аутсайдеров (в списке всего 176 государств), оказался более коррумпированным, чем Зимбабве и Уганда – стран, политические лидеры которых несколько десятилетий назад равнялись на Ташкент, как на звезду Востока. Понятно, что очень многое в общественной жизни Узбекистана для африканских высоких гостей выдавалось по принципу «желаемое за действительное». Однако верно и другое: власть объясняла мощный экспортный потенциал (кроме хлопка, комбайны, тракторы, добыча урана и золота) политикой, направленной на «полное раскрытие творческого и духовного потенциала, вдохновенного труда в условиях развитого социализма», как писала газета «Правда».

Мздоимство бытовало и тогда, и задолго до советской власти. Но в постсоветский период, когда вместе с мифами рухнули хозяйственные связи Узбекистана, обеспечивавшие гарантированные заказы, рабочие места и стабильный, хотя и не столь высокий доход, коррупция стала единственной конструкцией, которая обеспечивала устойчивость автократических режимов, созданных лидерами бывших союзных республиках. Узбекистан не был исключением из этого правила, о котором Финн Хайрих, директор по исследованиям TI, отозвался так: «Они вошли во власть и пообещали бороться с коррупцией, но на самом деле ничего для этого не делают. Они лишь ухудшают ситуацию, пытаются потушить последние очаги демократии и ущемляют свободу прессы».

Почему не спешат инвесторы?

Видимо, этот диагноз от шефа TI стал для новоизбранного президента Узбекистана сигналом к действию. Страна остро нуждается в иностранных инвестициях, а репутация ее сильно подпорчена вестью о рекордном 156-м месте в только что обнародованном рейтинге. Именно коррумпированная власть привела к тому, что Узбекистан в последние годы терял многих авторитетных деловых партнеров из Турции, США, ФРГ. И на Ближнем Востоке, и в мире Запада к Узбекистану стали относиться с осторожностью: он в угоду сиюминутным политическим выгодам был способен отказаться от обязательств, принятых на самом высоком уровне.

Подорвано доверие к стране со стороны двух десятков немецких строительных фирм, которые помогали возводить и отделывать фешенебельный Дворец международных форумов в Ташкенте. Предприниматели из ФРГ так и не увидели существенной части денег за их работу – 60 миллионов евро. Список других иностранных компаний, которые в 2000-е потеряли свои средства в Узбекистане, можно продолжить: в нем – британский золотодобытчик Oxus Gold, американская Newmont Mining Corp и другие.

Причем, причиной многих из этих резких и непредсказуемых шагов были не только искусственно созданные сложности с конвертацией (в республике три курса доллара в актуальном диапазоне от 3,3 тыс. до 7,5 тыс. сумов за доллар), но и финансовые соображения, касающиеся наполнения личного кармана тех, кто входил в окружение прежнего президента.

За три года до кончины Ислама Каримова, в сентябре 2013 года, прокуратура Швейцарской Конфедерации возбудила уголовное дело в отношении его старшей дочери Гульнары Каримовой по подозрению в отмывании денег. Сегодня достоверно известно: Гульнара Каримова получила от ряда телекоммуникационных компаний не менее $1 млрд. за содействие в выходе на узбекский рынок и дальнейшую поддержку. Об этом в марте 2015 года сообщил Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (Organized Crime and Corruption Reporting Project, OCCRP), который после изучения финансовых документов опубликовал доклад о том, как дочь президента отсеяла тех, кто был не согласен с размерами «откатов».

Свои коррупционные условия Каримова реализовала, контактируя с шестью телекоммуникационными компаниями. Тем, кто был посговорчивей, она помогла получить лицензии для работы в Узбекистане. Расследования сделок, связанных с Г.Каримовой, ведут прокуратуры пяти стран. Как отмечает OCCRP, комментируя амбиции старшей дочери президента, «масштаб ее предполагаемой коррумпированности – гораздо шире, чем предполагалось ранее». OCCRP считает, что $1 млрд. не отражает истинный размер ее аппетитов. Она ведь требовала пакет акций в компании в качестве подарка, вымогала премиальные за услуги по лоббированию тех или иных компаний, угрожала арестом или отъемом бизнеса. И, даже получив требуемое, Каримова под разными предлогами продолжала доить «подопечных».

Свой кусок пирога получили и другие особы узбекского Олимпа. Как сообщает сайт «Фергана», ссылаясь на свои источники, супруга покойного узбекского лидера Татьяна Акбаровна Каримова до смерти мужа лично контролировала все кадровые назначения на государственные должности. Выйти на нее можно было якобы через бизнесмена Салима Абдувалиева, который назначал цену и делил полученный «доход» с женой президента в соотношении «пятьдесят на пятьдесят». Есть подозрение, что Татьяна Каримова также «опекала» таможню и ввоз импортных товаров, работая в связке с младшей дочерью Лолой и ее мужем – Тимуром Тилляевым, которому до недавнего времени принадлежала приносящая многомиллиардные доходы компания «Абу-Сахий», которую называют «частной торговой империей».

Четверть века назад былаGulnara_Karimova УЗБЕКИСТАН 156-й провозглашена так называемая узбекская модель развития – то есть отличная от всех остальных, совершенно самобытная, с учетом традиций и современной практики хозяйствования. В результате страна получила, как минимум, двух дочерей президента, каждая из которых и сама по себе модель и имеет отношение к разработке стиля элитной жизни. Гульнара с надежно укрытым капиталом и находящаяся сейчас под домашним арестом. И Лола, модель номер два, которая светится на всех сколько-нибудь заметных великосветских мероприятиях по всему миру и вкладывающая доллары только в те проекты, которые сулят ей вероятную популярность, сопоставимую с известностью старшей сестры.

Естественно, это – вершина коррупционной пирамиды. Далее по нисходящей она покоилась на «преданных людях», которые отстегивали наверх шестизначные суммы. В эту структуру и входили высокопоставленные чиновники, которых сегодня честит Шавкат Мирзиёев. Все они, как отмечает президент, служат собственным интересам. А, поскольку международные эксперты настаивают на прозрачности деятельности чиновников, что по идее должно исключать коррупцию, президент идет навстречу требованиям. К примеру, теперь прокуроры и начальники УВД будут выступать по телевизору, и отчитываться перед народом о проделанной работе. К министерству здравоохранения – другие претензии: оно не контролирует цены на лекарства. Самым коррумпированным звеном в здравоохранении Шавкат Мирзиёев назвал акушерство: «По моей информации, самое большое взяточничество – в роддомах!»

«Следующий», сказал заведующий

Это не первое заседание подобного рода, но и не последнее, как показывает ситуация.

На очереди другие министерства. Абсолютно жуткая картина в сфере образования. В СМИ есть, к примеру, рассказ посвященный практике вымогательства на примере бывшего студента Ташкентского института ирригации и мелиорации (ТИИМ), который, кстати, в свое время окончил и где работал в качестве преподавателя нынешний президент. Во время хлопковой компании надо «дать взятку декану факультета, чтобы тот разрешил не являться в поле. Но при этом необходимо иметь справку врачебно-консультационной комиссии (ВКК) об освобождении от сбора хлопка по состоянию здоровья. То есть платить нужно в любом случае. При этом медработники вуза тоже вымогают деньги – по $300-400, обвиняя студентов в том, что они купили справки (несмотря на печати врачей и органов здравоохранения)».

Руководство Кокандского педагогического института отчислило четверых студентов-контрактников. В том числе гандболиста Хикматулла Базарбаева, единственного из отчисленных, кто оплачивает учебу не сам, а за счет гранта федерации по гандболу. Готовясь к Универсиаде, его команда находилась на сборах. Кокандский хокимият (администрация) выделил около 10 миллионов сумов (примерно $3150 по официальному курсу) на питание спортсменов во время этих сборов. Но деньги каким-то образом исчезли, и Хикматулла питался за свой счет. Отчислили его за то, что публично высказал свое недовольство исчезновением денег, чего пронюхавшее об этом начальство ему не простило.

Но главный вопрос – не кто следующий (им может оказаться любое ведомство любого ранга), а для чего это делается. Ведь то, что сегодня подвергается публичной критике, во многом – результат деятельности нового лидера Узбекистана. Правая рука Каримова Шавкат Мирзиёев, 13 лет бывший премьер-министром Узбекистана, самолично формировал и укреплял коррупционные схемы, против которых сегодня столь решительно восстает. Причем, лидер, не снимая с себя ответственности за то, что творил, возглавляя кабмин, не готов озвучить стратегию борьбы с коррупцией. Он опирается на испытанные приемы недавнего большевистского прошлого, угрожая фигурантам коррупционных схем понижениями в должности или увольнениями. Вся лексика – из словаря былых партхозактивов: проработать главных врачей роддомов, гнать в шею нерадивых. Остается еще один, из козырных, прием: «Клади на стол партбилет!»

Примечательно, что многократно подтвердивший свою неэффективность стиль советского руководства многими в Узбекистане принимается как единственно верный. В Интернете есть его защитники: «Дайте президенту нормально поработать! Никто из лидеров бывшего Союза сейчас так не работает, как Мирзиёев! Мирзиёеву придется попотеть, чтобы стать и остаться в истории в качестве Дэн Сяопина Узбекистана».

От китайского реформатора нынешнего президента Узбекистана отличает важное обстоятельство. Проводимая им раздача пощечин, фрагменты которой показывают по телевидению, лишена анализа ситуации. «Мы здравоохранение убили начисто!» – эта реплика президента не более чем признание факта высокого уровня коррупции в медицинской системе. И она, добавим, росла все годы, пока с 2003 по 2016 год он занимал должность главы правительства страны.

Что делать с преданными?

Указание президента «Снимать надо! Гнать надо! Надо преданных молодых людей набирать! Преданных!» вообще лишено смысла. На хлебных должностях в Узбекистане никогда не бывало случайных людей. Сплошь преданные. Те, что без суюнчи (подарка) не входили в кабинет начальника. Преданность измерялась денежным эквивалентом подарка. Если не было суюнчи, как такового, его с успехом заменял конверт с туго набитыми долларами США.

Итожа очередной разнос, Шавкат Мирзиёев обращается к подчиненным: «Трагедия моя в том, что я все знаю о вас всех!». По губам их пробегает подобие горькой усмешки. Дело в том, что и они многое чего знают о президенте. В этом трагедия – и их, и страны, которая не в состоянии скинуть с себя коррупционную паутину.

По этому случаю бородатый советский анекдот. В семье появился малыш, а детскую коляску не купить – дефицит. Вот жена и просит мужа, работающего слесарем на заводе:

– Вась, ты честный, никогда ничего с завода не тащил, но тут совсем ведь беда: колясок в продаже нет. Принеси с завода детали, собери малышу коляску.

Вася, с трудом одолев себя, натырил в цеху разных деталей на заводе, принес домой, стал конструировать. День-другой маракует – ничего не ладится. Отчаялся, говорит жене:

– Маш, ничего не выходит: сколько детскую коляску не собираю, все равно автомат Калашникова получается!

В Узбекистане сегодня та же ситуация. Меняются времена, но не высокие начальники. Стиль управления тот же, советский. И кадры те же – в доску преданные. Поэтому дело не движется.

Можно открывать в Узбекистане филиалы зарубежных клиник, отслеживать с помощью видеонаблюдения деятельность роддома или райотдела милиции, можно набирать вместо зажравшихся и засидевшихся талантливую молодежь, жаждущую перемен, – все это так.

Но эти нововведения вынуждены вписываться в систему. Система закостенела и потому не готова совершенствоваться. Ее основатель тот самый Ислам Каримов, имя которого сегодня дают улицам, предприятиям, школам, увековечивая «мудрую политику». Ее продолжатель – верный ученик Ислама Каримова, которому сейчас нужна популистская риторика, чтобы народ понял: наконец, пришел настоящий хозяин.

Ах, этот Вася!

Сколько таких вот настоящих было в регионах страны на памяти нынешних пенсионеров!.. И что, стало лучше? Избавились от взяток? Да нет, откаты просто выросли в разы.

А структура та же, какой всегда и была. Ну не может Вася иначе складывать детали! Все одно – автомат Калашникова, хоть ты тресни.

Что в больнице, что в налоговом управлении, что в прокуратуре – одна картина: чтобы решить любую проблему или удержаться в своем кресле, надо платить деньги непосредственному начальнику, который отправляет конверт далее – и так наверх до министерства, до членов кабмина ну и по ступенькам, к вершине коррупционной пирамиды.

Кто ж и на какой ступени откажется от халявных денег, часть которых отсылается наверх и обеспечивает системе устойчивость?

Система гнилая. Но она действует. Другой-то нет. Кому он нужен, честный чиновник в стране, где главная кровеносная система – откатная?! Не выживет просто. Поэтому идет политический спектакль под названием «Имитация перемен». Звонкие пощечины – детали будущего автомата Калашникова.

Ничего принципиально не изменится у соседа Зимбабве и Уганды по коррупционному списку. В том, что это так, можно убедиться через год, когда будет обнародован индекс восприятия коррупции от Transparency International по итогам 2017-го.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ