ЗАВТРА БЫЛА В...

ЗАВТРА БЫЛА ВОЙНА

43
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

СТАТЬЯ ПЕРВАЯ

В заголовок я вынес название одного из фильмов 80-х годов, в котором речь шла о времени накануне войны в СССР (“Завтра была война”. 1987 год сценарий Б.Васильева, режиссёр Юрий Кара – прим. ред.). Но там освещались детали, которые происходили в обществе, но не было речи о реакции руководства на происходившие события. Собственно, это и не было задачей кинематографистов. Да и сделать правдивый фильм о перестройке руководства государством и армией в условиях, предшествующих войне и её начала, не было возможности. Много документов о событиях того времени ещё не были рассекречены. В представленных вниманию читателей статьях делается попытка сделать обзор литературы и документов, которые помогут понять, что же в действительности происходило в то время. Сейчас это значительно легче себе представить, так как значительная часть документов введена в научный оборот и появились исследования, позволяющие понять суть событий, происходивших накануне войны.

Оккупация Прибалтики, Бессарабии и БуковиныRiga_tanki ЗАВТРА БЫЛА ВОЙНА

Всё советское военное и политическое руководство отлично понимало, что войны с нацистами не избежать. Германия одерживала победу за победой. Утром, 9 апреля 1940 года, части вермахта за несколько часов оккупировали нейтральные Данию и Норвегию. Только после этого Англия решилась на боевые действия. В районе Нарвика, Тронхейма, некоторых других городов был высажен экспедиционный корпус, включавший британские, французские и польские подразделения, сформированные в Англии. Однако бои, длившиеся более месяца, закончились поражением корпуса и его эвакуацией 8 июня. На Западном фронте германские войска столь же внезапно, на рассвете 10 мая 1940 года, перешли в наступление. Вторглись в пределы Северной Франции, Бельгии, нейтральных Нидерландов и Люксембурга. Уже 27 мая добились капитуляции бельгийского короля. 31 мая принудили британскую армию, прижатую в Дюнкерке к морю, эвакуироваться, оставив вермахту всё тяжёлое вооружение. До сих пор является загадкой, почему вермахт дал возможность уйти на острова британской и незначительной части французской армии. Ну а 14 июня вермахт вступил в Париж. Боевые действия в Европе практически завершились. Единственной грозной и непредсказуемой силой на континенте оставалась нацистская Германия. Вот как чётко и ясно обрисовал ситуацию Юрий Жуков в своём исследовании «Тайны Кремля. Сталин, Молотов, Берия, Маленков. Тайны истории». И поэтому советское руководство вынуждено было, отмечает цитируемый автор, немедленно отреагировать на новую неожиданную для себя ситуацию. «Предусмотреть всё, в том числе и такой возможный поворот событий, как отказ Берлина от пакта и бросок вермахта в «сферу интересов» СССР. Довольно скоро подобное опасение частично подтвердилось: 19 сентября 1940 года, – сообщает автор, – немецкие войска вошли в Румынию, а 21 – в Финляндию». Поэтому лишь 16 июня 1940 года после первой попытки главнокомандующего французскими войсками генерала Вейгана капитулировать, в Кремле приняли окончательное решение, призванное обеспечить безопасность западных границ СССР. Молотов вручил вызванному в НКИД эстонскому послу ноту, откровенно ультимативного характера, требовавшую безоговорочно и незамедлительно от Таллинна согласиться на размещение дополнительных частей Красной Армии. Спустя сутки аналогичные ноты немедленно передали также послам и Литвы, и Латвии. Но это уже был чисто символический жест – в те самые часы советские дивизии перешли границу трёх Прибалтийских республик без согласия на то их правительств. А 26 июня 1940 года схожую по содержанию, но более резкую ноту вручили и послу Румынии. «В ней предложили в течение 48 часов очистить от румынских войск территорию, незаконно оккупированной ещё в 1918 году Бессарабии, а заодно и Северной Буковины. 28 июня, как и предусматривалось, Красная Армия заняла Кишинёв и Черновцы…», отмечает Юрий Жуков.

СССР продолжал готовиться к войне. По сути дела промышленность и все предприятия перешли на работу в режиме военного времени. 25 июня 1940 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР о переходе с 7-часового на 8-й часовой рабочий день, о запрещении по собственному желанию увольняться либо переходить на другую работу. Немцы тоже не сидели, сложа руки. В начале июля 1940 года они сознательно опубликовали захваченные ими документы, свидетельствовавшие об англо-французских планах нападения на СССР. Да и загадочным (кстати, и по сей день) был визит заместителя Гитлера Гесса в Великобританию. Документы о целях и задачах этого визита до сих пор засекречены. А если сюда добавить загадочные события в Дюнкерке, через который немцы выпустили англичан и часть французов на острова, то ситуация становится совсем запутанной. Создавалось впечатление, что Гитлер пытается сколотить вместе с Великобританией антисоветскую коалицию. Поэтому нужно было принимать меры. И прежде всего, включить Прибалтику в состав Советского Союза. В течение июля 1940 года Жданов в Таллинне, Вышинский в Риге, и Деканозов в Вильнюсе готовили выборы в высшие законодательные органы власти Прибалтийских республик. Формировали составы правительств, которым предстояло официально, от своего имени, объявить о тех решениях, которые приняли в Кремле. Заключительная часть сложной операции прошла успешно, и в первых числах августа на шестой чрезвычайной сессии Верховного Совета, четыре республики (в их числе Молдавия) провозгласили себя советскими, социалистическими и были приняты в СССР. Правда на особых условиях. Прибалтийские республики временно сохраняли свои национальные денежные системы, армии (ставшие корпусами) с практически прежним командованием, свои границы и таможни, пересечь которые для остальных граждан Советского Союза было столь же сложно, как и год, два назад.

Проводились реформы в армии. 12 августа 1940 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление об «Укреплении единоначалия в Красной Армии и Военно-Морском флоте». Соответственно был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР. Этим указом упразднялся институт военных комиссаров, учреждалось единоначалие и вводился институт заместителей командиров по политической части. Через четыре дня данное положение было распространено на НКВД. В армии, на флоте, в министерствах и ведомствах проходили реорганизации и перестановки кадров. Для реформирования армии Сталину нужно было оттянуть начало войны хотя бы до конца 1942 – начала 1943 года. Гитлер ввёл всеобщую воинскую обязанность в 1935 году. И к 1939 году имел одну из мощнейших армий мира. В СССР всеобщая воинская обязанность была введена 1 сентября 1939 года. Нужно было не менее 4 лет для создания армии, по мощи равной вермахту. Из запланированных на 1940 год шестисот танков Т-34, с конвейера сошло только 115, а за последние месяцы – около тысячи, чего явно было недостаточно. Не лучше обстояло дело и с выпуском тяжёлых танков КВ – за год их собрали только чуть более шестьсот. С истребителями ЛАГГ-3, бомбардировщиками Ер-2, Пе-2, Пе-8 (ТБ-7), штурмовиками Ил – 2, пистолетами-пулемётами, количество которых отставало от минимальных потребностей в них армии. И все эти сведения цитируемый автор подтверждает документально. Мало того, необходимо посмотреть и акт передачи должности К. Е. Ворошилова новому наркому обороны С.М. Тимошенко, в котором боевая готовность армии признана неудовлетворительной. А взаимоотношения с Германией были вообще неопределёнными. Появилось подозрение, что Гитлер может даже договориться с Черчиллем, что, несомненно, ускорило бы начало войны и оставило бы Россию один на один с необычайно сильным противником. Решили прощупать ситуацию известным сообщением ТАСС от 14 июня 1941 года, целью которого было прозондировать обстановку. Не случайно оно, поразившее всех, адресовалось и к Германии, и к Англии. Должно было прояснить истинное намерение британского правительства – не собирается ли оно преднамеренно именно в данный момент столкнуть Германию с Советским Союзом, а само выйти из войны за счёт такой сделки. Ответа ни из Берлина, ни из Лондона в течение недели не последовало. Сомнений, что война начнётся в ближайшие дни, больше не оставалось. И уж совсем точную дату сообщил немецкий перебежчик ефрейтор Лютцов, который переплыл 21 июня 1941 года через реку Буг и передал советским пограничникам, что вторжение начнётся на рассвете 22 июня.

22 июня бомбили Пруссию

Вечером 21 июня 1941 года, в девятнадцать ноль пять началось очередное заседание узкого руководства – И. В. Сталина, Н. А. Вознесенского, В. М. Молотова, К. Е. Ворошилова зам.начальника Управления отдела политпропаганды Ф. Ф. Кузнецова. («Исторический архив». 1996. №2). Так и не придя к общей однозначной оценке крайне тревожной ситуации, они решили вновь прибегнуть к старому, проверенному средству – дипломатическому зондажу. Поручили В. Молотову незамедлительно встретиться с Шуленбургом (послом Германии в СССР) и попытаться добиться от того хоть какой-нибудь ясности. Непродолжительная беседа наркома с послом, начавшаяся в половине десятого, подтвердила самые худшие опасения. Вернувшийся в Кремль В.М. Молотов смог лишь сообщить одно. На его вопрос, что послужило причиной создавшейся ныне ситуации, посол ответа не дал, сославшись на отсутствие у него информации из Берлина. После этого пришлось признать, что выбор уже сделан и пришёл черед полагаться на армию. Ещё тремя днями раньше, учитывая возможное развитие событий, Политбюро ЦК ВКП(б) начало исподволь готовиться к ним. Приняло решение преобразовать Прибалтийский, Белорусский и Киевский особые военные округа, зону наиболее вероятных главных ударов вермахта, во фронты – Северо-западный, Западный и Юго-западный. Проконсультировавшись с Жуковым и Будённым решили создать ещё один фронт – Южный – на втором потенциальном направлении немецкого наступления, а кроме того и создать вторую линию оборону. Поручили командовать ими И. В. Тюленеву при членах военного совета А. И. Запорожце, Мехлисе, и С. М. Будённому при члене военного совета Г. М. Маленкове. После же возвращения В. М. Молотова пошли на крайнюю меру, единственно отвечающую взрывоопасной обстановке. Дали задание Тимошенко и Жукову отдать приказ о приведении в боевую готовность всех частей и соединений в приграничных округах. Так появился первый документ военного времени – «директива №1». Но тут, при анализе ситуации, возникают некоторые соображения. Если была дана команда создать вторую линию оборону, то, следовательно, советское руководство понимало, что придётся отступать, зная соотношение сил и уровень подготовки личного состава вермахта и Красной Армии. Весьма интересные соображения по этому вопросу добросовестные историки могли найти в монографии израильских исследователей В. Тырмос – Я. Верховского «СТАЛИН. Тайный «СЦЕНАРИЙ» начала войны», в которой рассматриваются варианты возможного отступления Красной Армии вглубь страны. Решение о создании второй линии обороны – прямое тому свидетельство. Последующие события показали, что директиву №1 в полной мере выполнил флот, встретив противника в полной боевой готовности. Уже 22 июня лётчики морской авиации сбили 7 самолётов противника, а военно-морская авиация разбомбила порт Мемель (теперь Клайпеда). Именно адмирал Кузнецов предложил дерзкий план бомбардировки столицы рейха Берлина. Десять раз авиация совершала налёты. Это и было осуществлено в начале августа 1941 года.

Все эти данные из работы Леонида Рохлина «Неожиданные строчки» (Альманах «Панорама» №3. 2017 года). Добросовестный исследователь, ничего не скажешь! Но я бы ещё добавил, что были налёты на главные нефтедобывающие районы Плоешти и Констанца в Румынии, высадка Дунайской флотилией десанта в Румынии, и прорыв танков дивизии полковника Черняховского в Восточную Пруссию, в район Тильзита (ныне Советск, Калининградской области, где не раз мне приходилось частенько бывать). Но затем общая ситуация заставила отступить. Налёты совершались с аэродрома Кярдла, на острове Эзель (Саарема), где мне, молодому выпускнику военного училища, приходилось служить уже после войны. Вблизи аэродрома дислоцировалась наша часть.

В четыре часа утра 22 июня 1941 года с рассветом на всём протяжении западной границы СССР, вермахт начал вторжение. В ту же минуту Шуленбург, посол Германии в СССР, во второй раз за ночь встречавшийся с Молотовым, но теперь по своей инициативе, зачитал заявление своего правительства о начале войны. А в пять часов сорок пять минут началось второе заседание УЗКОГО РУКОВОДСТВА. Начались военные будни. Но об этом – в следующей статье.

(Продолжение следует)

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ