ТУРЦИЯ: ДИКТА...

ТУРЦИЯ: ДИКТАТУРА НА ЭКСПОРТ?

27
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

3 erdogan ТУРЦИЯ: ДИКТАТУРА НА ЭКСПОРТ?Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган находится в одном шаге от установления в своей стране собственной диктатуры, причем вполне законным способом. К этой цели он шел много лет, но даже сейчас его планы все еще остаются под угрозой срыва. Для того чтобы одержать в середине апреля победу на референдуме и получить неограниченную власть, ему жизненно необходимо заполучить голоса турецких граждан, живущих в европейских странах. И тут на его пути встали правительства этих стран.

О том, что Эрдоган грезит о полной диктатуре, спорить уже не приходится: на протяжении долгих лет все его действия были подчинены именно этой цели. Будучи избранным на пост премьер-министра Турции, он целенаправленно работал на подавление оппозиционных движений, постоянно устраивая «чистки» то в армии, то в судейском корпусе. Сидя в своем премьерском кресле и понимая, что срок премьерства завершается, он последовательно передал полномочия премьера в ведение президента страны (до тех пор игравшего в Турции представительскую роль, подобной той, которую играет президент в Германии) и, пользуясь сохранившимся, хоть и подсократившимся большинством, получил на выборах президентский пост – открыв себе возможность продолжать «царствовать». На этом посту Эрдоган успел также подавить массу выступлений против себя, любимого – вплоть до неудачного прошлогоднего путча – а теперь подготовил всенародный референдум, наделяющий его уже самыми настоящими, недвусмысленными диктаторскими полномочиями.

«Достиг я высшей власти»

Что же требует для себя Реджеп Эрдоган? О чем 16 апреля должны проголосовать турки? Стоит присмотреться внимательно к его проекту радикальной конституционной реформы.

Для начала – Эрдоган решил убрать ставший «лишним» пост премьер-министра: он желает быть не только главой государства, но и главой правительства, сосредоточив всю исполнительную власть в своих руках. Этот пункт автоматически означает также, что президент получает право принадлежать к какой-либо одной партии. Кроме того, он желает получить право назначать и увольнять как собственных вице-президентов (количество которых он опять-таки хочет определять самостоятельно), так и министров.

Далее – турецкий президент желает получить право издавать декреты, чья юридическая сила равна закону. Подписал, издал – все, декрет/закон вступает в действие, без раздражающей необходимости утверждать его в парламенте. Правда, за парламентом сохраняется право издать закон, отменяющий этот декрет, но, по сути, Эрдоган желает получить для себя чистое преимущество: пока депутаты договорятся об отмене одного декрета – президент «наштампует» их хоть десяток, а хоть два.

Парламентские и президентские выборы должны проводиться одновременно раз в пять лет – первые такие выборы, в случае победы Эрдогана на референдуме, назначаются на 3 ноября 2019 года. При этом следует заметить, сохраняется демократическая установка, что президент имеет право быть избранным не более чем на два срока. Но и тут была встроена «задняя дверь»: если во время второго срока правления будут назначены досрочные выборы – президент получает право выдвинуть свою кандидатуру в третий раз. И далее – неограниченно долго, по той же схеме: досрочные выборы – правило «не больше двух сроков» «сгорает» – президент переизбирается.

При этом досрочные выборы может объявить как парламент, так и президент. У Эрдогана опять-таки остается преимущество, потому что парламентариям для этого требуется собрать большинство в 60% голосов, а Эрдогану достаточно одного голоса – собственного.

Более того: в случае принятия этой реформы, «сгорает» и весь срок правления Эрдогана, который у него накопился до сих пор: выборы, которые должны будут состояться еще только через два года, будут считаться для него первыми. Учитывая упомянутую уже «заднюю калитку» в законе о количестве президентских сроков, Эрдоган может пробыть на своем посту, как минимум, до 2034 года. Иначе говоря – пожизненно.

Ну, и, как вишенка на торте – президент желает получить право своим решением назначать четырех из тринадцати судей так называемого «судейского совета» (высшего органа юстиции в Турции). Троих он позволяет назначить парламенту, а еще два места в обязательном порядке получают его собственные министр юстиции и его заместитель (госсекретарь). На данный момент в этом совете заседают 22 судьи и прокурора, причем все они избираются судейским голосованием.

Д‘Артаньян против фашистов

Можно смело констатировать, что «хотелки» у турецкого президента – весьма и весьма обширные. Другой вопрос – насколько они осуществимы? Похоже, что до сих пор существует реальный шанс, что кандидат в турецкие диктаторы потерпит на референдуме поражение: последние социологические опросы показывают, что количество противников предложенной им реформы превышает количество сторонников – правда, на довольно небольшую цифру, примерно в 3%. Тем не менее, и трех процентов будет достаточно для принятия решения – вспомнить хотя бы референдум о «брексите», где сторонники выхода Великобритании из Евросоюза победили большинством в 2%.

Именно поэтому Эрдоган, как он это уже проделывал не раз, решил обратиться за помощью к турецким гражданам, живущим за пределами страны – в первую очередь, в государствах Евросоюза. Так уж получилось, что среди европейских турок у него всегда было немало приверженцев: это объясняется, в первую очередь, тем, что очень многие турецкие исламисты долгие годы были всерьез притесняемы на Родине турецкими же светскими националистами-кемалистами и, соответственно, эмигрировали в Европу (в особенности – в Германию) из-за своих религиозных убеждений. В европейских странах они, естественно, пользовались демократическим правом на свободу вероисповедания, зафиксированном в так называемой Хартии Европы, оставаясь при этом, как говаривал Остап Бендер, «турецкоподданными». Когда же к власти в Турции пришел Эрдоган со своей исламистской партией – они с радостью поддержали его против светских соперников, воспользовавшись своим конституционным правом на голосование. Правда, вернуться в ставшую теперь для них дружественной Турцию из Европы они не торопятся – обжились, пустили корни. Но вот уже долгие годы, от выборов к выборам, поддерживают Эрдогана словом и делом.

Вот и теперь – как только на горизонте замаячило новое, решающее голосование – президент вспомнил о своих европейских соотечественниках и послал к ним «всю президентскую рать» – по ощущениям, чуть ли не все правительство в полном составе, да и сам не преминул объявить о своем посещении Германии…

И тут случилось нечто, для него весьма неожиданное и неприятное. Европейские лидеры и правительства одни за другими начали буквально саботировать эти, столь важные для него, вояжи. Застрельщиками выступили австрийцы, под разными предлогами запретив выступления у себя в стране целого ряда «птенцов гнезда Реджепова». Австрийские турки – люди весьма активные: на последних выборах за Эрдогана проголосовали 69% живущих в альпийской республике турецких граждан. Лидеры ряда турецких организаций страшно возмутились, заявив, что руководство Австрии нарушило их демократические права… на что последовал резонный ответ, что предвыборные мероприятия за рубежом запрещает не столько австрийское, сколько турецкое законодательство. Что же касается Эрдогана, то он об этом обстоятельстве до сих пор предпочитал не вспоминать – не вспомнил и теперь, предпочтя обозвать австрийцев… фашистами.

Вслед за Австрией, точно такая же история произошла в Германии, где проживает самая большая в Евросоюзе турецкая община: около 3,5 млн. человек. Тут, правда, федеральное правительство никаких запретов не издавало – но вот городские администрации целого ряда немецких городов по тем или иным причинам отменили выступления турецких агитаторов в ранге министров… в том числе, было сорвано кёльнское выступление самого Эрдогана. Турецкий президент, опять-таки обозвав немцев фашистами и объявив, что они-де «продолжают практику Третьего рейха», самонадеянно заявил, что «если я захочу приехать в Германию – я туда приеду и никто мне не помешает, а если попытаются – там завтра может произойти революция». Немецкие «фашисты» скромно промолчали в ответ на это хвастливое заявление, но предвыборные вояжи все-таки были сорваны.

Далее настал черед Нидерландов. Здесь было запрещено выступление госпожи министра по делам семьи Турции в Роттердаме. Ее автомобиль был остановлен полицией неподалеку от турецкого консульства и отправлен… в Германию, откуда она приехала после того, как ее предвыборные выступления в этой стране также не состоялись. Тут уж Эрдоган разбушевался не на шутку: по традиции, обозвав голландцев фашистами, он пообещал страшные кары Амстердаму, а посольство Нидерландов в Анкаре было оцеплено полицейскими. Возможно, голландский посол будет выслан из Турции. Все-таки здорово, что живем мы нынче в XXI века, потому как за любым султаном Османской империи, пожалуй, не заржавело бы посла попросту обезглавить. А тут – просто потоки ругани. Турецкий президент сердцах обозвал «страну тюльпанов» «банановой республикой» и призвал международные организации к санкциям и бойкоту против Нидерландов. Ну, тут он явно погорячился. Для сравнения: валовой национальный продукт Голландии составляет $769 млрд. при населении в 17,1 млн. человек. Валовой национальный продукт Турции – $751 млрд. при населении в 78,7 млн. жителей. Так которая из республик ближе к статусу «банановой»?

Тем временем, пока писался этот материал, от предвыборной кампании турецких министров отказались теперь уже датские власти. Они также удостоились звания «фашистов». Похоже, у Реджепа Тайипа Эрдогана фашистами скоро станет все население Евросоюза. А пока он ругается – европейцы без лишних оскорблений пересматривают свою текущую политику по отношению к Турции. Еврокомиссия объявила о прекращении финансирования программы подготовки Турции к вступлению в ЕС (порядка 4 млрд. евро в год), поясняя это тем, что в данный момент официальная Анкара явно избрала путь, ведущий в противоположную сторону, так что нет смысла финансировать то, чего там нет. А Германия принялась обсуждать – раз уж, мол, мы фашисты – так есть ли смысл держать на востоке Турции свои противовоздушные ракетные комплексы Patriot, размещенные там в начале сирийской войны по просьбе правительства тогда еще премьер-министра Эрдогана?

Что же касается Австрии, то ее министр иностранных дел Себастиан Курц задал австрийским туркам вежливый вопрос: если их, мол, так беспокоят турецкие дела и, судя по всему, никакая опасность со стороны нынешнего президента Турции им больше не угрожает – так не стоит ли подумать о возвращении на Родину? Австрийские турки пока что ответа на этот вопрос не дали. Думают…

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ