ИЗРАИЛЬ И АМЕ...

ИЗРАИЛЬ И АМЕРИКАНСКИЕ ЕВРЕИ

115
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Как тема для разговора Израиль превратился в яд, отравляющий каждую область американской еврейской жизни – от организаций до семей.

Газета «Гаарец» (Тель-Авив), апрель 2014 года

Из выступления израильского посла Майкла Орена перед молодыми американскими евреями в Вашингтоне 4 марта 2012 года:

«Когда я рос в этой стране, лозунгом United Jewish Appeal (Объединенный Еврейский Призыв, еврейская благотворительная организация в США, существовавшая с 1939 по 1999 годы) было “Мы – одно”. Сегодня подобный лозунг скорее привлечет недоумение, чем пожертвования. Нет сомнения, что большинство американских евреев глубоко предано безопасности Израиля, и борется с теми, кто стремится ее подорвать. И даже те, кто призывают к его бойкоту, делают это из того же чувства приверженности Израилю – хотя, я бы сказал, неверно акцентированного. И все же иногда кажется, что мы, израильтяне и американские евреи, обитаем не только в разных странах, но и в разных вселенных, разных реальностях… По иронии судьбы в тот момент, когда поддержка Израиля в этой стране находится на едва ли не на самом высоком уровне за все время, – и это действительно один из немногих вопросов, по которому обе партии сходятся, – мы, евреи, выглядим все более разделенными. Я хочу сказать с предельной ясностью: на кону сейчас не просто израильская политика или право американских евреев ее критиковать. На кону сейчас не меньше, чем само единство еврейского народа».

В мае 2013 года в Иерусалиме министр Израиля по делам экономики и диаспоры Нафтали Беннет поднялся на трибуну, чтобы произнести приветственную речь на встрече с молодыми евреями диаспоры, в основном из Америки. Вряд ли он ожидал, что его выступление будет встречено выкриками протеста – «Евреи диаспоры требуют покончить с оккупацией!», «Евреи диаспоры говорят – нет аннексии!» И ведь это были, как думалось организаторам данного форума, представители нового поколения сионистов, верных сторонников Израиля, а возможно, и будущих иммигрантов. Но вышло наоборот. Более того, вечером того же дня молодые диссиденты объявили на Фейсбуке о создании группы, «однозначно посвящающей себя прекращению оккупации и организации сопротивления ей со стороны диаспоры».

«В моем социальном окружении поддерживать Израиль означает поддерживать сегрегацию, апартеид или еще хуже, – писал в сентябре 2009 года в либеральной американской еврейской газете Jewish Daily Forward колумнист Джей Майкельсон. – Я не думаю, что защитники Израиля четко понимают, насколько плоха ситуация в студенческих кампусах, в Европе и в либеральных или левацких общественно-политических кругах. Поддерживать Израиль в подобных контекстах это все равно, что поддерживать репрессии, или войну в Ираке, или Джорджа Буша. Это стало так плохо, что я вообще стараюсь не упоминать Израиль в некоторых разговорах и больше не защищаю его, когда мои друзья сваливают его в одну кучу с Южной Африкой и Китаем. Я знаю про себя, что это неправильно с моей стороны, но я уже много лет защищаю Израиль, и делать это становится все тяжелее и тяжелее».

ИЗРАИЛЬ И АМЕРИКАНСКИЕ ЕВРЕИКнига профессора Northwestern University Дова Ваксмана «Беда в племени» (Trouble in the Tribe: The American Jewish Conflict over Israel. By Dov Waxman / Princeton University Press, Princeton and Oxford) иллюстрирована многочисленными фотографиями. На них демонстранты держат плакаты с характерными текстами: «Американские евреи говорят: Прекратите бомбить Газу! Не от нашего имени!», «Жизни палестинцев равны жизням израильтян», «Прекратить военную помощь США Израилю! Прекратить оккупацию!», «Скажи да – лучшему Израилю!», «Евреи оплакивают 65 лет существования “Израиля”» (последнее – произведение известной секты ультраортодоксов); там же и пикеты защитников Израиля от его хулителей, конференции левых организаций и т.д. Короче говоря, стенка на стенку…

Какова же история отхода американского еврейства от более или менее единодушной поддержки еврейского государства на Земле Обетованной? Известно, что отношение к сионизму среди евреев Америки изначально не было стопроцентно позитивным. Клеймо «двойной лояльности» было достаточно сильным аргументом, чтобы удерживать многих от безоговорочной поддержки идей сионизма, – зачем, когда Сион уже имеется в самой Америке? В 1950 году, например, президент American Jewish Committee Джейкоб Блаустейн отписал Давиду Бен-Гуриону: «Американские евреи наотрез отвергают любое предположение или намек, что они находятся в изгнании. Американские евреи – молодые и старые, сионисты и не сионисты – глубоко привязаны к Америке… Для американских евреев Америка является домом». Тем не менее, создание Израиля было встречено здешним еврейством с эйфорией, которая затем приутихла. С 1948 по 1967 год в возрожденное через две тысячи лет еврейское государство из США эмигрировало всего около 10 тысяч человек, пожертвования упали со 150 миллионов долларов в 1948 году до 60 миллионов в 1955, сократилось и членство в сионистских организациях.

Шестидневная война породила новый эмоциональный всплеск в отношении к Израилю. Известный историк Холокоста Люси Давидович писала тогда: «Военная победа Израиля принесла восхищение и гордость, но также и снятие напряжения, благодарность и чувство освобождения. Конечно, это была и гордость одержанной победой, и новое чувство гордости тем, что ты еврей и находишься в той же ауре, что и генерал Моше Даян с его грубоватостью, энергией, решительностью. Многие испытали гордость от того, что изменился сам образ еврея, в котором перестали видеть вечную жертву или воплощение исторически преследуемого народа». Еще один фактор, сыгравший немаловажную роль в «израилепоклонстве» 1967-1977 годов, называет сам автор книги, профессор Ваксман. «Для многих молодых американских евреев того периода поддержка Израиля полностью соответствовала либеральным и левым политическим ценностям и идеалам, которые они разделяли. Из их далёка Израиль виделся им эгалитарным, прогрессивным и светским обществом, где у власти находились лейбористские правительства, женщины служили в армии и процветали социалистические киббуцы. Он представлялся им страной, приверженной социал-демократии, экономическому и гендерному равенству и, важнее всего, миру». Но затем ситуация стала меняться. И не столько в Израиле, как говорит в своей рецензии на книгу «Беда в племени» обозреватель журнала Commentary Ноа Ротман, сколько в американском либерализме. «Он сместился влево, воспринял идеи пост-колониализма о Ближнем Востоке и американской внешней политике, проникся враждебностью к религии и национальной идентичности и соответственно возвысил антиизраильский политический активизм до уровня важного нового компонента либеральной политики». Ротман подчеркивает, что сегодняшняя еврейская молодежь мало знакома с историей Израиля, у нее отсутствует чувство общинной солидарности, свойственное предыдущим поколениям, но есть тяга к либерализму – все это подготавливает ее к развороту на 180 градусов в том, что касается понимания проблем ближневосточного противостояния.

Свидетельством «замутнения мозгов» является, к примеру, декларация еврейской молодежной организации Jewish Voice for Peace, опубликованная в 2010 году: «Мы отказываемся сознательно угнетать других, и мы отказываемся угнетать один другого… Нас не соблазнить бесплатными каникулами и оплачиваемыми стипендиями. Мы не примем логику, согласно которой убийства подразумевают безопасность. Мы не будем спокойно наблюдать нарушения прав человека в Палестине… Мы обязуемся бороться за мир… Мы обязуемся пересмотреть, что собой представляет “историческая родина”, найти там место для справедливости. Мы выступим против колонизации и изгнания людей с родных мест… Мы обязуемся бороться. Мы сами – борьба». Большинство традиционных еврейских организаций не признает Jewish Voice for Peace. По словам бывшего директора Anti-Defamation League Абрахама Фоксмана, «деятельность группы, которая включает в себя сотрудничество с антиизраильскими организациями, отрицающими базовое право Израиля на существование, задвигает ее на самый дальний край еврейской общины и, разумеется, исключает любое ее участие в еврейском мейнстриме». И, тем не менее, численно Jewish Voice for Peace растет, как на дрожжах. В 2011 году у нее было 600 членов. В 2015 году эта организация объявила, что в ней насчитывается 9,000 платящих взносы членов, 200,000 онлайн-сторонников и более 60 отделений по стране, в том числе во многих студенческих кампусах.

Куда большей известностью, чем в целом маргинальная Jewish Voice for Peace, «специализирующаяся» на скандалах во время мероприятий, которые проводятся традиционными организациями и представительствами Израиля в США, пользуется претендующая на респектабельность J Street, созданная в 2008 году при участии левого миллиардера Джорджа Сороса. Через год после основания у нее было уже 7,000 доноров и 115,000 онлайн-сторонников. В 2013 году она располагала уже примерно 180,000 зарегистрированных сторонников, 20,000 доноров и 45 отделениями в США. Ее Кабинет раввинов включает сотни человек, в ней состоят 7,500 студентов, и она присутствует на более чем 50 кампусах. Известный левый журналист Питер Бейнарт, которого называют душой J Street, объяснил этот успех следующим образом: «До появления J Street американские евреи-либералы часто чувствовали себя вынужденными выбирать между прогрессивным активизмом, который не оставлял места для их еврейской идентичности, и еврейским истэблишментом, который не оставлял места для их прогрессивных идей, по крайней мере в отношении Израиля. J Street это изменила». «Израиль, который мы поддерживаем, – утверждает ее основатель Джереми Бен-Ами, – это тот, который ценит права человека, поддерживает равенство для всех независимо от религии и национальности и практикует полную энергии демократию». Эта «умеренная» риторика, используемая лидерами J Street, сочетаемая с заверениями в преданности Израилю, внешне звучит привлекательно, и не случайно, что на нее «западают» многие, даже те, кто принадлежат к «еврейскому истэблишменту». Не случайно в 2014 году на выборах в Конференцию президентов, формально объединяющую крупнейшие еврейские организации, за принятие в нее J Street проголосовали общины реформистов и консерваторов, а также такие общественные институты, как Jewish Council for Public Affairs и Anti-Defamation League – правда, обращение J Street было тогда все равно отклонено. Клише «Мы за Израиль, но…» вновь и вновь воспроизводится леволиберальными кругами американского еврейства. Типичный пример – слова рабби Джилл Джейкобс, которая является исполнительным директором объединения T’ruah: The Rabbinic Call for Human Rights: «Мы верим, что Израиль должен продолжать существовать как безопасное еврейское государство. Но мы не желаем стоять в стороне, когда нынешнее израильское правительство уничтожает шансы на мир, изолирует себя от всего мира и провоцирует гнев Соединенных Штатов, своего ближайшего союзника».

Красивые слова на деле оборачиваются солидарностью с антиизраильскими силами. Публицист Эдвард Александер именует персонажей вроде Питера Бейнарта «сионистами против Израиля». Например, Бейнарт, несмотря на то что Израиль в 2005 году эвакуировал еврейские поселения из Газы ценой огромной травмы для их жителей и для нации в целом, не говоря уже о немалых финансовых затратах, все равно называет Газу «оккупированной» территорией. Почему? Так вот же морская блокада! То, что она осуществляется Израилем для предотвращения завоза в Газу оружия для убийства евреев, прекраснодушным либералам вроде Бейнарта, грубо говоря, по барабану – главное, чтобы не было дискриминации, даже на поле боя. «Неужто Бейнарту неизвестно, – пишет Александер в своей книге “Евреи против самих себя”, – что Хамас раз в два или три года начинает войну с Израилем не потому, что “сопротивляется” несуществующей оккупации или надеется на победу, выпуская тысячи ракет по гражданским лицам в Израиле? Хамас идет на войну, так как знает, что контрудар Израиля, имеющий целью остановить ракетный обстрел и уничтожить туннели, неизбежно вызовет смерть гражданских лиц среди арабов и последующий пропагандистский триумф, который обеспечат либералы (особенно еврейские), для которых любое варварство со стороны палестинцев является доказательством того, что злом является именно Израиль». К таким «пропагандистам» следует безоговорочно отнести, например, Марка Эллиса, активиста антиизраильского движения BDS (бойкот, дивестиции, санкции) и бывшего профессора Baylor University, высокопарно поименовавшего нынешнюю ситуацию в американской еврейской общине «битвой за еврейскую память, за то, к чему эта память призывает евреев в наши дни». К чему она призвала самого Эллиса, он продемонстрировал однажды во время праздника Йом Кипур, когда, вместо того чтобы каяться в собственных грехах в синагоге, отправился в церковь, где объявил всех евреев грешными перед палестинскими арабами.

Сегодняшнее разделение американского еврейства, говорит автор книги «Беда в племени» Дов Ваксман, проходит уже не между тремя главными деноминациями (ортодоксальной, консервативной и реформистской), а между ортодоксальными и неортодоксальными. При этом данное разделение не просто религиозное, но и политическое. Согласно данным опроса Pew Research Center, 77% ортодоксальных евреев чувствуют себя «очень привязанными» к Израилю в отличие от 24% евреев-реформистов. Также ортодоксы вдвое больше, чем реформисты, посещают Израиль, и большинство американских олим – также оротодксы. То есть, на фоне того, как евреи-неортодоксы все дальше отдаляются от Израиля, поддержка его ортодоксами не уменьшается. Наблюдатели не могут не констатировать очевидный процесс поляризации американского еврейства. Исследование Pew Research Center показало, что происходит численный рост обоих полюсов: на одном находятся нерелигиозные евреи (примерно один из пяти), а на другом – ортодоксы и ультраортодоксы; центр, представленный реформистами и консерваторами, в лучшем случае на данный момент (опрос проводился в 2013 году) стабилен. Что касается перспективы, то здесь демографический фактор предвещает серьезные количественные сдвиги. 48% родителей-ортодоксов имеют четырех и более детей, у родителей-неортодоксов только 9%. Это означает, что количество неортодоксов будет резко уменьшаться, а ортодоксов – расти. К 2050 году, указывает Дов Ваксман, ортодоксы будут составлять 25% еврейского населения США (сейчас – 10%), а далее – и того больше. Что это будет означать с политической точки зрения? А то, что «будущая американская еврейская община может оказаться более консервативной политически, более близкой республиканцам и еще более произраильской. Долгий любовный роман американских евреев с либерализмом и Демократической партией завершится, и Республиканская партия сможет, наконец, сделать то, что она неоднократно пыталась, как правило, безуспешно, сделать, а именно – оторвать еврейских избирателей от их исторической близости демократам». Хочется думать все-таки, что предполагаемое Ваксманом передвижение американских евреев вправо будет происходить и благодаря трезвомыслящей части светского еврейского общества.

3 января 2011 года премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу выступал в Новом Орлеане перед Генеральной Ассамблеей Еврейских Федераций Северной Америки. Мы знаем из нашей истории, говорил Нетаниягу, что «нападениям на евреев часто предшествовали попытки делегитимизировать еврейский народ, представить его как злобных преступников, как бедствие для человечества. И вот почему этим попыткам наших недругов и их дезориентированных попутчиков следует давать отпор». Уже неудивительно, что и в этом зале оказались те самые «попутчики» со своими дежурными кричалками. И тогда Нетаниягу сказал: «Для слишком многих Израиль виновен уже до того, как признан виновным, и величайшим успехом наших хулителей является то, когда евреи сами начинают в это верить. И сегодня мы наблюдаем именно это».

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ