ЕВРЕИ ИРАНА

ЕВРЕИ ИРАНА

30
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

1  ЕВРЕИ ИРАНА Iranian JewsOни научились совмещать Тору с Кораном, заимствовали мусульманские имена и обычаи, внешне стали неотличимы от титульной нации.

Возвращайтесь и стройте!

Евреи в Персии почти три тысячи лет. Они – потомки рабов из Вавилона, спасенные основателем персидской державы Ахеменидов Киром II Великим, как это имя звучит в русскоязычной интерпретации. Кир, ставший в силу обстоятельств, правителем всех живущих в мире иудеев, известен иудеям как Кореш.

В 538 году до н.э. Кир издал указ, по которому евреям разрешалось вернуться в Иерусалим и строить храм. За это деяние он и был увековечен: в еврейской официальной истории помечен, как помазанник Б-жий, ставший единственным для иудеев иноземным правителем в подобном статусе. Улицы его имени есть во многих городах Израиля.

Но в Эрец-Исраэль вернулись не все некогда плененные вавилонскими царями евреи: многие прикипели к новой родине и обзавелись хозяйством. «Не обольщайтесь, братья мои, возделанными пашнями, богатыми садами, родниковой водой и живительным воздухом, чудным спокойствием и полным достатком», – предупредил их эмиссар Иерусалима Эзра, который призван был вернуть на землю обетованную евреев, которые осели во времена Кира и Дария. 50 тыс. евреев вняли предупреждению, однако в массе своей жестоковыйный народ не захотел репатриации.

Равноправие, но не для всех

2  ЕВРЕИ ИРАНАIrans Holocaust CartoonЕврейская диаспора в Иране считается признанным меньшинством. Формально находится под защитой, но не чувствует себя равноправной по сравнению с сообществами азербайджанцев, курдов, туркменов. Права евреев официально такие же, как у мусульман. Но есть нюансы. При найме на работу с евреями заключают срочный контракт, но не берут в штат. И совсем уж отдающий ароматом из нацистских времен факт: на магазинчике, которым владеет еврей, должна быть отметка об этом. Чуть ли не звезду Давида рисуй.

Именно поэтому иудеи Ирана, при искренней любви к малой родине, продолжают покидать ее.

Отток особенно заметен в последние десятилетия. Кроме исламской революции (1979), были еще война между Ираном и Ираком (1980-1988), экономические санкции Запада – достаточно причин, чтобы эмигрировать, и не только для евреев иранского происхождения, но и титульной нации, а это двое из трех жителей страны.

Евреи составляли большинство отъезжающих. Это тем более печально оттого, что современный Иран нередко воспринимается историками в качестве второго еврейского государства. Тогда как другие евреи поколение за поколением продолжали тенденцию галута от одной страны к другой, именно иранские евреи являлись старожилами еврейского мира на Ближнем Востоке. И до сих пор они старожилы – не только в еврейских кварталах, которые существенно поредели в последние десятилетия, но и просто по соседству с потомками персов – в одних и тех же многоэтажках в больших городах.

Между звездой Давида и Полумесяцем

Евреи впитали местные традиции и обычаи. Пекут хлеб – обязательно надо угостить соседей. Всегда за одним столом и на свадьбах и на похоронах. Приходит Шабат – в квартирах иранцев разжигают огонь и готовят для иудейских соседей чай и горячие блюда. Иными словами, на бытовом уровне нет никакого противостояния.

Евреи, с одной стороны, воспринимаются, как часть иранского общества. Они пользуются свободой вероисповедания и имеют своего представителя в парламенте страны. Другой пример. В конце декабря 2014 года в Тегеране был открыт памятник 10 еврейским солдатам – героям ирано-иракской войны. В то же время в армии для евреев установлена планка – до какого чина можно дослужиться. К слову, евреи официально лишены возможности работать в государственных учреждениях и на государственных предприятиях.

С появлением Израиля власть вначале крепила контакты с юным государством, а затем со сменой шахского правления на режим мулл стала навязывать иранскому обществу особый взгляд – в каждом еврее видеть агента сионизма. В 1999-2003 гг. 26 евреев из Шираза и Исфахана были арестованы и обвинены в шпионаже в пользу Израиля. Среди арестованных были профессор университета, учителя еврейских школ, шохет и 16-летний подросток. Несмотря на отсутствие доказательств вины, большинство обвиняемых были приговорены к различным срокам тюремного заключения (от 4 до 13 лет) за шпионаж и сотрудничество с Израилем. «Мы бы очень хотели, чтобы вас не было» – строка из послания аятоллы Хомейни правительству Израиля, начертанного в 1979-м в ответ на предложение о сотрудничестве – остается генеральной линией иранского руководства.

Напомним, что шпионажем в пользу Израиля, считается, к примеру, переписка с израильтянином или встреча с родственником из Израиля на территории третьей страны.

Простому иранскому обывателю трудно поверить в то, что сосед, с которым он только на днях встретился на похоронах и с кем, по мусульманскому ритуалу, нес тело усопшего к кладбищу, в самом деле, замышляет нечто недоброе – и против него, и против государства, в котором родился, вырос, обзавелся семьей.

Сами евреи не воспринимают жизнь по иранскому регламенту как нечто удивительное: так жили их предки. Тем не менее, радикализация ислама на протяжении двух поколений, выросших после революции 1979 года, делает положение иранских евреев непростым.

Они вынуждены сидеть разом на двух стульях. С одной стороны, власть дает понять, что, несмотря ни на что, они в Иране на вторых ролях. С другой стороны, это заставляет иудеев повнимательней присмотреться к существу иудаизма, осознать, что они – носители первой монотеистической религии. Еще одна важная составляющая: иранские евреи считают себя патриотами страны.

И все же – традиции

Унижение, гордость, идентификация – смешанные чувства испытывают иудеи. Особенно когда требуется достойно пережить какие-то ключевые моменты жизни.

Так, в январе 1979 года, за считанные дни до исламской революции, в Тегеране была организована демонстрация в поддержку исламистов, которые вот-вот должны были взять власть. Такой выбор сделала еврейская община, просчитав все «за» и «против». Ее представители шли в первых рядах демонстрантов и на других манифестациях, держа лозунги «Долой сионистов!» и «Смерть Израилю!» И это – несмотря на то, что совсем недавно поддерживали шаха и его произраильскую позицию. Между тем, первая алия после 1979-го была отнюдь не в Израиль, а в США и Канаду – то есть в те страны Запада, за развитие отношений с которыми и выступал шах.

Это был пример переломного момента в истории Ирана. Но есть и личные события. Предположим, брак. Учитывая резкий отток иудеев, забота о восполнении диаспоры становится не личным желанием, а обязательным условием выживания в XXI веке. Но градус религиозности в этом случае должен быть весьма высоким, даже если в каких-то семьях и придерживаются исключительно светского образа жизни.

Роль будущей жены достаточно пассивна: сказывается мусульманское окружение и его влияние на поведение женщин. В Иране принято выходить замуж рано, нередки невесты не достигают 20-летнего возраста, что является, к примеру, проблемой для студенток, которые желали бы вначале завершить образование в вузе. «Шпагат между индивидуальной самореализацией и традицией в большинстве случаев решается в пользу последней», подчеркивает Кэти Загнерин, получившая в Базеле докторскую степень по философии и живущая в Тегеране. Она указывает: иудейская жизнь регламентирована мусульманскими канонами. Это и предварительная договоренность между двумя семьями за много лет до свадьбы, тщательное изучение личности кандидатов в новобрачные (внешность, наличие образования, приданого), организация застолья, при котором женщины и мужчины сидят за различными столами.

Однажды в Хамадане

В Хамадане – городе, где находится мавзолей с гробницами Эстер и Мордехая, главных героев праздника Пурим, – из пяти еврейских семей не нашлось ни одного иудея, кто бы решился стать хранителем этой святыни. Им вызвался быть мусульманин Шариф, который считает занятие вполне уместным: Эстер и Мордехай – часть не только еврейской, но и иранской истории.

К тому же вспомним, что они были, говоря современным языком, вип-персоны тогдашнего государства. А летней резиденцией персидской знати считался именно Хамадан с его благоприятным климатом: мягкая зима, щадящее солнце лета, изумительная осень. Неудивительно, что осень патриарха Мордехая и его прославленной племянницы прошла здесь.

Место намоленное. Сюда приходят не только любители истории, но и инвалиды и бесплодные дамы – считается, что Эстер способна избавить от недугов. Причем, всех страждущих, независимо от религиозной принадлежности.

Громкие имена и режим помалкивания

Евреев в Иране менее 0,0001% населения. Да и прежде-то было не густо. Исторический максимум – 0,25%. Однако в истории страны сохранился подвиг Эстер и Мордехая. В XIII веке еврейскую общину прославил своими инициативами ширазский визирь еврейского происхождения Сад ад-Давла. Средневековый перечень можно продолжить десятками имен.

Да и в современных реалиях есть иудеи, имена которых на слуху. Посетители тегеранской больницы «Сапфир», в основном, мусульмане. Но, едва переступая порог лечебницы, как мантру, твердят: «Нам бы к еврейскому врачу…» Не помнят имени – доктор Мохабер, но знают – этот хирург спасет от беды. Кстати, «Сапфир» финансируется за счет иранских евреев в стране и за рубежом. В том числе и из Израиля. Сложно понять, как воспринимал доктор Мохабер призыв Махмуда Ахмадинежада в ноябре 2005 года – стереть Израиль с карты мира, а потом и в реальности. То же касается и кощунственных оценок Холокоста Ахмадинежадом.

Иранские евреи относятся к трагедии европейского еврейства с пониманием, но с долей сомнения. Хотя именно от них, на чьей исконной земле мог произойти холокост в формате Амана, можно было бы ожидать более решительной и внятной реакции.

Но, как говорится, многие знания – многие печали, что сегодня интерпретируется иранскими евреями как «Чем больше вы информированы, тем вероятнее будете жестоко страдать в нынешних условиях».

Евреи, которые живут в Иране уже, как минимум, 26 веков, не хотят, чтобы их считали врагами государства – в данном случае исламской республики. Поэтому, чтобы защитить себя, они спешат дистанцироваться от вспышек ближневосточного кризиса, называя его «сионистской агрессией». Несколько лет назад, поясняя позицию иудеев, Юнус Хамами, лидер еврейской общины Тегерана, отметил, что иранские СМИ путают сионизм с иудаизмом.

Между тем, в Иране не очень любят вспоминать, сколько великолепных проектов осуществили «эти проклятые евреи» Израиля на земле Ирана за 10-15 лет, предшествующих исламской революции и названных золотым веком в отношениях двух стран. Это касается развития атомной энергетики, подготовки инженерных кадров, здравоохранения. Лишь один пример. Шуштер, город на юго-западе Ирана, много лет называли городом слепых: здесь был весьма высок процент населения, пораженных глаукомой и другими заболеваниями глаз. Израильтяне поделились своими наработками в этой области и подготовили кадры иранских специалистов, которые научились самостоятельно справляться с решением офтальмологических проблем.

Есть и другие заслуги перед Ираном. Еврейские общины страны сберегли диалекты минувших столетий. В их среде в чести так называемый исфаганский говор – язык, который запечатлел бытовое общение, характерное для XIX века. Именно евреи сохранили и этот говор, и яздский диалект, и неоарамейский язык. Средневековье вживую!

Сейчас оно может проявиться не только в лингвистике. Весной 2016 года в Тегеране были арестованы два 17-летних еврейских подростка. Они нанесли на здание в иранской столице из баллончика с краской надпись «Смерть Аману!». Это граффити могло быть истолковано иранскими властями как провокация против правящего режима и лично против духовного лидера аятоллы Али Хаменеи.

Власть готова жестоко карать за попытку инакомыслия. Благо в истории страны кровавые события имели место. К примеру, 30 октября 1910 года, когда в Ширазе по ложному навету иудеи были обвинены в ритуальном убийстве 4-летней девочки, после чего последовал массовый погром. Он коснулся всех 260 домов еврейского квартала. Естественно, евреи сопротивлялись акции по изъятию мебели, утвари, ковров, одежды, за что и поплатились 12 жизнями и 40 изувеченными.

Оценивая сегодняшнее состояние общин, вспоминаешь предсказание упомянутого Эзры (в переводе известного ученого-ираниста из Иерусалима Владимира Месамеда):

«Я предвижу день, когда в вашей цветущей общине не наберется миньяна для субботней молитвы. Не надейтесь на нынешнюю свою безопасность, потому что настанет день, когда эта страна опустеет от евреев, и ваше положение не сравнится с худшими днями, пережитыми нашими и вашими предками».

100 тыс. евреев жили в Иране к 1948 году, когда появился Израиль. К революции 1979 года – от 100 до 120 тыс. В 2006 членов еврейских общин – 25 тыс. Сегодня иудеев в Иране, по разным оценкам, от 10 до 20 тыс. Это видно по запустению в синагогах – в Иране их, по официальной статистике, около 100, при этом действующих от 2 до 10. Явное затухание еврейской жизни. Не об этом ли говорил Эзра?

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ