РЕФЕРЕНДУМ В ...

РЕФЕРЕНДУМ В ТУРЦИИ

33
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

3 Turkey РЕФЕРЕНДУМ В ТУРЦИИПока христиане всего мира праздновали воскрешение Иисуса – в одной из крупнейших мусульманских стран, Турции, по мнению многих, произошло воскрешение Османской империи. На референдуме о предоставлении президенту Эрдогану, по сути, диктаторских полномочий с минимальным отрывом победили его сторонники. Что дальше?

Новости из Турции – из разряда крайне неутешительных: президент страны Реджеп Тайип Эрдоган победил на референдуме и теперь официально получает практически ничем не ограниченную диктаторскую власть в своем государстве. 51,7% турецких избирателей (по предварительным подсчетам) позволили ему, как говорится, «делать все, что его левая нога пожелает». Оппозиция, правда, обвиняет президента в подлоге и требует пересчета, как минимум, 60% поданных бюллетеней, однако у Эрдогана и без того достаточно власти, чтобы подавить любые протесты.

«Достиг я высшей власти»

Как же может турецкий президент распорядиться своими новыми, неограниченными полномочиями?

Следует четко осознавать, что вся эта история референдумом не заканчивается, а только лишь начинается. Турцию ожидает множество изменений – в первую очередь, скорее всего, реформа избирательного закона. Многие законы придется менять или адаптировать, чтобы диктатура смогла быть окончательно введена – подобное в мире происходило не раз, «демонтаж» демократии не является чем-то, истории неизвестным. Кроме того, никуда не делись ни текущие турецкие проблемы, ни вызовы – как внутри- и внешнеполитические, так и экономические. Их как-то придется решать. Партия Эрдогана, AKP, еще несколько лет назад создала свою программу развития страны до 2023 года – то есть, до 100-летнего юбилея республики – и зафиксировала в ней политические и экономические цели, так что Эрдогану придется здорово постараться, чтобы иметь, учитывая нынешнюю ситуацию, хотя бы шанс их достичь.

Так почему же этот референдум был так важен для турецкого президента? Ведь у него, как у главы государства, уже сейчас имеются весьма широкие полномочия. Оппозицию давят, многие политики-курды попали в тюрьму. Тем не менее, есть сразу несколько причин, почему Эрдоган придал референдуму такое значение. Во-первых, уже после своего избрания на пост президента летом 2014 года он пересек конституционную границу тем, что взял на себя многие руководящие полномочия, которые, согласно Конституции, принадлежат премьеру и правительству. Кроме того, президент обязан выйти из рядов своей партии и оставаться нейтральным по отношению к любой политической борьбе. Это правило он также систематически и осознанно нарушал. Все это делает его уязвимым – состояние, которое он вынужден преодолеть тем, что легитимирует свои нарушения, превратив их в свои права путем референдума.

Во-вторых, та президентская система правления, которую фактически уже ввел у себя в стране Эрдоган, остается «на плаву» исключительно до тех пор, пока его партия удерживает абсолютное большинство в парламенте и формирует правительство. В случае коалиционного правления или, если другая партия самостоятельно придет к власти (что, правда, в данный момент практически невозможно) – Эрдогану пришлось бы уходить. Июньские выборы 2015 года показали, что абсолютное большинство для эрдогановых исламистов-консерваторов вовсе не гарантировано, так что президентское кресло до сих пор не было достаточно устойчиво под «султаном».

Таким образом, изменения в Конституции потребовались Эрдогану в качестве гарантии удержания власти, если его партия проиграет будущие выборы или хотя бы не удержит абсолютного большинства. Учитывая его популярность среди турок и прошлые победы, следует предположить, что Эрдоган будет первым, кого изберут на пост президента новой республики. Это означает, что исполнительная власть останется теперь в его руках в любом случае – даже, если AKP не получит абсолютного большинства. Правда, это все равно ослабит его, но, теоретически – он сможет удерживать правление до 2029 года, а при определенных обстоятельствах – даже примерно до 2034-го (В 2034 Эрдогану будет 80 лет – прим. ред.).

Старые грабли

Впрочем, речь идет не только об удержании власти, но и о её расширении. Это не слишком заметно в сравнении с текущей ситуацией (Эрдоган уже сейчас контролирует AKP, премьер-министра и парламентское большинство). Важным является тот факт, что он получил так называемое «право декрета» (издания приказов, имеющих силу закона) и право назначать большинство членов Высшего совета судей (аналог Конституционного суда) и прокуроров. Сам он аргументировал свое желание получить дополнительные права необходимостью поддерживать политическую стабильность. В самом деле – президентская система, предложенная им, обеспечивает исполнительной власти стабильность. Кратковременные коалиции, менявшие друг друга в Турции на протяжении многих лет, с 1970 года, должны уйти в прошлое. Но означает ли стабильная исполнительная власть стабильность в целом – это большой вопрос. До сих пор ни Гитлер, ни Путин, обеспечив себе «вертикаль власти», не обеспечили стабильности своим странам.

Факт заключается в том, что АКР и Эрдоган годами форсируют лозунг «новая Турция». Эта «новая Турция» получает новую модель правления… в европейской истории – довольно-таки старую, известную и, откровенно говоря – не слишком-то успешную. Внутриполитическая ситуация в стране из-за референдума сложилась просто ужасная – он крайне поляризировал турок, что можно видеть уже хотя бы по столь исчезающе малой разнице между «да» и «нет» – чуть меньше двух процентов. И этот раскол после референдума никуда не денется – он будет нарастать.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ