ОРДЕР ПОБЕДЫ

ОРДЕР ПОБЕДЫ

53
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

О нем мечтают многие бывшие советские фронтовики, празднующие День Победы и одолевшие фашизм. Но 72 послевоенных года они продолжают сражение. Неизменно терпят поражение в непрестанных боях со своими соотечественниками – чиновниками. Те ждут – не дождутся смерти ветеранов ВОВ, стоящих в очереди на достойное жилье.

Численность ветеранов Великой Отечественной войны в странах, входивших в состав бывшего СССР, неизменно меняется. Естественно, в сторону уменьшения.

К примеру, в Российской Федерации, по данным на 1 апреля 2014 года, проживало 246 тыс. ветеранов ВОВ. В 2016 – 163 тыс. 451 чел. Естественная убыль – более 80 тыс. фронтовиков.

Какая вражеская очередь подкосила бывалых воинов?

Очередь на квартиру.

Причем, многие записывались в нее, едва прибыв с полей сражений.

Ждут долго – не то слово.

Ждут многие десятилетия.

По заявлению Кремля, государство делает все возможное, чтобы их жизнь была достойной. Что означает «все возможное», понятно на простом примере. Должно было пройти ровно ПОЛВЕКА, чтобы в 1995 году принять закон, в котором определен перечень льгот, причитающихся ветеранам. То есть повышенные пенсии, бесплатные медицинская помощь и проезд в городском транспорте.

Это вроде замечательно. Но вдумаемся: а зачем они, эти льготы, если фронтовик живет в той же развалюхе в забытом богом селении или на окраине больших городов – то есть время для него застыло. Все в бытовом смысле так же, как и до того момента, когда ушел на фронт: без отопления, без гарантированного электроснабжения, а зачастую с прохудившейся крышей.

Когда-то политрук объяснял ему, безусому и необстрелянному: все бытовые беды оттого, что надо все средства отдавать на вооружение, по принципу «Раньше думай о Родине, а потом о себе». И что вот когда погоним фрица, да уничтожим его в его норе, тогда и будем радоваться благоустроенному жилью.

Конечно, и в страшном сне фронтовик себе не представить не мог, что ему-то, с орденами-медалями на всю грудь, с осколками, засевшими в теле, и с болезнями, заработанными в окопах, не будет выдано все, что положено.

Выдали. 50% скидки на оплату услуг ЖКХ. Подписали указ о предоставлении бесплатного жилья. В 2015-м получения новых квартир ожидали в России более 15 тыс. человек, к 2017-му – 10 тыс.

Число ветеранов стремительно тает. Очередь редеет – процент получивших ордер растет. Арифметика простая, казенная, безжалостная.

Если прежде счет фронтовиков в регионах шел на сотни, то теперь на десятки. В Абхазии сегодня насчитывается 104 человека. В этом году 33 ветерана Великой Отечественной войны из Хакасии получат субсидии на покупку жилья. В Тюменской области в квартирах нуждается 38 ветеранов ВОВ. На Алтае участникам войны выделяют 10-11 квартир в год. В Бурятии фронтовик может получить квартиру, если умрет другой фронтовик, – тогда старика вселят на освободившуюся жилплощадь, выставляя на улицу (!) членов семьи умершего: им не положены благоустроенные квадратные метры.

Бои не только снятся ветеранам войны. Они происходят наяву – в ведомствах, которым плевать на то, что фронтовик живет в аварийной халупе. «Наверное, не все ветераны войны доживут до новоселья», сочувственно вздыхают представители местной власти. Но дальше сочувствия дело не идет.

На заседаниях правительства РФ из года в год среди вопросов, связанных с празднованием Дня Победы, самым актуальным неизменно является обсуждение темы «Обеспечение жильем ветеранов Великой Отечественной войны, которые нуждаются в улучшении жилищных условий».

За цифрами ликующей отчетности – миллиарды рублей, тысячи квадратных метров, субсидии по гарантийным письмам на приобретение собственного жилья – забывается главное. Ветерану сегодня хорошо за 90. И глаз не тот, и руки топор не держат. Ему надобно готовое жилье, а не субсидии на центнеры песка и цемента, на кубометры древесины и кирпичей.

Доживет ли хотя бы часть этих людей до тех дней, когда «благодарная Родина», за свободу и независимость которой они воевали, обеспечит их достойным жильем? Безо всяких субсидий и прочих заморочек. Приведет в новый дом или квартиру, поклонится в пояс, извинится за три поколения бездушных чиновников и вручит ключ: «Владей, дедушка!»

Российская власть цинично надеется на одно из двух: или доживут или нет. Почему? Потому что система распределения новых квартир в России остается тайной за семью печатями. Так что вряд ли все фронтовики успеют до последнего вздоха справить новоселье. Эта система построена на коррупции. Эксперты по недвижимости в приватных разговорах откровенничают: «Квадратные метры, предназначенные ветеранам, уходят к подставным лицам, друзьям или родственникам чиновников, занимающихся распределением жилплощади. Скандалы на предмет махинаций с распределением жилья для ветеранов в любом из российских регионов стали нормой».

А тут из Кремля еще один актуальный «подарок». Объем выделяемых средств на жилье для ветеранов Великой Отечественной войны в 2017 году уменьшается на 5,5 млрд. рублей. А в 2018-2019 годах финансирование на эти цели прекратится. Об этом сообщили в комитете Госдумы по ЖКХ. Таковы особенности жилищной политики в отношении фронтовиков.

Почему такое решение принято? Потому что – внимание! – сокращается численность ветеранов войны, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Сокращается – да, но это же значит, что их вовсе нет. Но Кремль их, видимо, уже похоронил. «Единая Россия» предложила переселять жителей аварийного жилья из столиц в другие регионы. На дачные участки, к примеру. Да, но налог на дачи вырастает в 10 раз. Куда фронтовику податься? Он грустно шутит: «Похоже, с нашей безквартирностью покончено. Единственное, что точно нам гарантировано отныне – 2 квадратных метра».

Поскольку денег в России, как известно, не хватает, шеф кабмина Дмитрий Медведев призвал губернаторов обеспечить жильем ветеранов ВОВ. «Да где ж мы его возьмем-то?» – обомлели слуги народа – владельцы многоэтажных дворцов с башенками. «Подключайте местных бизнесменов», тепло и по-отечески посоветовал Медведев, счастливый обладатель солидного имения, включая легендарный Домик уточки.

Ну как объяснить премьеру, что губернатор и так день-деньской доит местных богатеньких буратинок, которые покупают ему кое-какое локальное и зарубежное барахлишко. Возмутиться могут бизнесмены, от пирога которых губернатор ежедневно по крошечке, а то и по солидному кусману оттяпывает.

Но тут Орловская область подкузьмила. Местным ветеранам ВОВ здесь дали квартиры за счет чиновников. Вот ведь гады какие! Прецедент создали. Теперь надо думать, как эту козырную в руках Медведева карту крыть.

Хорошо Медведеву советовать. Вспомнил бы, что он лично говорил в 2008-м.

А вот что:

Россия, говорил, доныне не способная дать 95 тысячам еще живым фронтовикам достойное жилье, обещает сделать это лишь к 65-летию Победы. То есть к 9 мая 2010-го.

Прошло семь лет. Медведев уже ничего не обещает – несмотря на то, что число ветеранов сократилось в 10 раз. Зато спокойно находит в бюджете вроде случайно затерявшиеся бесхозные 205 млн. рублей, чтобы продолжить – в национальных интересах, конечно – исследования в Арктике. Они нужны для стабилизации и развития «деятельности России в Мировом океане, в том числе в связи с потребностями растущего природопользования в Арктике и охраны ее окружающей среды».

Почему находит? Потому что Арктика – это геополитика, завтрашний день. А ветеран – лицо вчерашнего дня. Он всю жизнь мучился со своим горе-домом, ему не привыкать. Довольно с него праздничной открытки к 9 мая. Пусть ею прорехи в крыше прикрывает.

О том, как живет сегодня самый пожилой фронтовик в экс-СССР, отметивший 115-летний юбилей, СМИ Таджикистана не сообщают, как и его имя. Однако известно, что он здравствует в Вахшском районе.

За состояние его четырех стен можно не волноваться. По восточной традиции, он живет в семье старшего сына, который, как и вся его семья, будет о нем заботиться всегда. Исходя из этого, понятно, что в аналогичных условиях оказались остальные 849 ветеранов Великой Отечественной войны из Таджикистана.

«Повезло им, таджикам. А заодно узбекам, киргизам», вздыхают российские, украинские и белорусские ветераны ВОВ.

Повезло? В чем-то – да, в чем-то не очень.

К примеру, в Узбекистане до нынешнего Дня Победы три года не дожил 95-летний житель Кибрайского района Гулям Каримов – последний из 338 Героев Советского Союза – уроженцев республики. Однако при жизни он имел право именоваться ветераном Великой Отечественной лишь в узком кругу: в газетах его называли героем Второй мировой, как велела прежняя власть.

Что будет при Шавкате Мирзиееве, новом президенте Узбекистана, и понятно и не очень. Что непонятно? То, что День Победы здесь называют сейчас, как и раньше, Днем памяти и почестей. Какой памяти и каких почестей, каждый год решалось в соответствии с указаниями из президентского дворца.

Но свет в конце туннеля есть. Сегодня известно, что каждому ветерану ВОВ-узбекистанцу (их около 3 тысяч) будет выплачено единовременное денежное вознаграждение в размере 2 млн. сумов (около $550). Президент поручил провести ремонт жилья и благоустроить надомные хозяйства одиноких и малообеспеченных ветеранов, а также выделить квартиры не имеющим собственного жилья.

Так что ордер Победы, на который надеются в других экс-советских республиках, реально выдается сегодня, похоже, только в Узбекистане. Что получит ветеран ВОВ в действительности, покажет время…

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ