ВЗЯЛИСЬ ЗА ЯЙ...

ВЗЯЛИСЬ ЗА ЯЙЦА

19
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В Германии термин «яйценоский», обычно применяемый по отношению к виду кур, сегодня примеряют, пардон, на людей. Так называют тех, кто возвращает в супермаркеты упаковки с купленными там яйцами. Причем, деньги возвращают, в нарушение всех инструкций, даже без предъявления чека.

Второй скандал за семь лет

В ФРГ разразился очередной продовольственный скандал, который скрашивают бессмертные афоризмы Александра Лукашенко. Среди самых популярных – «Только я взялся за яйца, как сразу масло пропало», что интерпретируется как грозное пророчество для немцев. Другая невыдыхающаяся классика («Я обещаю, что к Новому году у каждого белоруса на столе будут нормальные человеческие яйца») останется для немцев несбыточной мечтой. Ну, не может Меркель такого обещать: во-первых, она канцлер только до конца сентября, а, во-вторых, яйцо в германском менталитете нормальное – это значит согласно стандарту ЕС, но не белорусскому стандарту. Не дотягивает фрау Меркель до Батьки: не те яйца.

Собственно, немцам не до смеха – ситуация с ядовитым фипронилом, который обнаружен на птицефермах Бельгии, Нидерландов и ФРГ и попавший в яйца и мясо пернатых, напоминает скандал, разразившийся 6 с половиной лет назад. Тогда, в январе 2011-го, в Германии обнаружили диоксин, который попал в продукты питания через комбикорма. Уровень концентрации, установленный тогда в продуктах питания в Германии (в яйцах, в курятине, в свинине), был ничтожен. Проблема в том, что диоксин способен накапливаться в организме и, при высокой концентрации, привести к поражениям иммунной и нервной систем, а также бесплодию и из-за высокой канцерогенности – к раковым заболеваниям.

Особую тревогу диоксин вызывает из-за своего коварства: он бесцветен, ни на запах, ни на вкус не обнаруживается. В 2011 году торговые сети отреагировали мгновенно: продажи яиц в Германии резко сократились. Был обнаружен источник заражения – фирма, производившая жиры для комбикормов. Именно здесь техническое масло, содержавшее диоксин, попало в комбикорма.

На волне того скандала воспрянули ревнители биологически чистых продуктов: вот видите, есть надо только то, что тщательно проверено. Пардон, а что мешает сделать это применительно к остальным видам питания в магазинах? Выяснили: не что, а кто. Нехватка 1,5 тыс. контролеров, которые должны отслеживать весь путь продукта – от производства кормов до магазинов. Фермеры возмутились: кто будет платить компенсации за не сбытый товар – Немецкий крестьянский союз, производители комбикормов или фирма, поставившая жиры с диоксином и которая немедленно оказалась на грани банкротства. Словом, каждый вставил свой пятак, обеспечивая собственный интерес.

Понятно, что есть резон в обвинениях системы – это индустриализация отрасли. Мелкий фермер сегодня не знает, чем кормить свою птицу, свой скот: в кормах не всегда содержится то, что написано на этикетке. Получается, что жертва – не только рядовой потребитель, но, в первую очередь, крестьянин. Немедленно в девяти федеральных землях закрыто было более четырех тысяч птице- и свиноферм и для них введен запрет на продажу своей продукции. В буквальном смысле – полетели тысячи голов. Поскольку в 2011-м позакрывались сотни ферм в Германии, а скот был уничтожен, возникла необходимость закупки яиц у соседей.

Последствия этой массовой акции в духе путинской борьбы с антисанкционкой мы сегодня и видим.

Торговый концерн Rewe сообщил, что изымает из своих магазинов все яйца из Нидерландов (продукция 138 производителей, они маркированы буквами NL на упаковке) и принимает обратно недавно проданные. Следом крупнейшая в Германии сеть супермаркетов Aldi объявила об изъятии из своего ассортимента яиц.

Делается то, что возможно сделать

По оценкам экспертов, в Германии было продано более 10 миллионов яиц. По утверждению министра продовольствия и сельского хозяйства Кристиана Шмидта, – не более 3 миллионов. В любом случае, попробуй уследи за каждой партией. Делается то, что возможно сделать.

В частности, обращено внимание покупателей на штемпель на яичной упаковке. К примеру, 1-NL 4128604, 1-NL 4286001, 0-NL 4392501, 0-NL 4385501. И так далее. Таковых несколько десятков.

Насколько это действенно, пока не очень понятно. Обычно потребитель на штемпель не смотрит. Придя домой из магазина, сразу вытаскивает яйца и укладывает их в гнездышки на дверце холодильника, а упаковку отправляет в корзину со старой бумагой, которая довольно стремительно, за 3-4 дня, заполняется, учитывая обилие газет и рекламной продукции, и выбрасывается. Хранить больше десятка яиц (если, конечно, в семье не так много детей) не имеет смысла.

Во-вторых, правительства ряда земель распорядились проверить на безопасность все продукты, содержащие яйца, от выпечки до макарон. Это будь здоров какой масштаб проверок: в магазинах 12 из 16 земель ФРГ были обнаружены яйца из Нидерландов и Бельгии, зараженные фипронилом.

Он используется для борьбы против блох, вшей, клещей и тараканов. Но его запрещено применять для дезинфекции животноводческих ферм, продукция которых предназначена для употребления в пищу человеком. Такие хозяйства обязаны прибегать к биологическим средствам. Но, как известно, всегда найдется одна паршивая овца, которая портит стадо. Она уже обнаружена – фирма из бельгийского города Вельде, поставившая свою кормовую продукцию на птицефермы в Бельгии и Нидерландах, а также нескольким хозяйствам в Германии.

Сейчас вопроса два. Куда смотрел бельгийский контролер? Насколько угрожает зафиксированная концентрация яда здоровью потребителей? С первым вопросом разбираются эксперты правоохранительных органов Бельгии. Со вторым – немецкий Федеральный институт по оценке рисков (BfR), который уже дал предварительный вердикт: для взрослых опасности нет.

Если бы, к примеру, Лукашенко взялся за бельгийские яйца и стал пересчитывать их, его бы остановили на седьмом. Именно семь яиц должен в течение суток съесть взрослый человек весом в 65 килограммов, чтобы у него возникли симптомы отравления фипронилом. Батьке же, по причине его 78-килограммового веса, нужно, соблюдая негласный принцип четности, 8 или 10 яиц. Но его 13-летнему сыночку Коленьке хватило бы четырех. Чего, надеемся, не произойдет, пусть он, как и папа, будет здоров.

Не в яйцах счастье, а в их химическом составе. Почувствовал после того, как метнул яичницу, недомогание, рвоту, головную боль – считай, готов. Хотя фипронил не считается канцерогенным, как диоксин, но способен навредить нервной системе, ударить по печени и почкам.

Все в порядке, или пора кричать: «Караул!»

К слову сказать, понятно, за какие яйца берется Батька, но неизвестно за какие – белорусский электорат. По заверениям властей, вполне нормального качества: ведь период полураспада цезия-137 уже позади. Да, но на почвах площадью в сотни квадратных километров обнаружен америций-241, дающий жесткое альфа-излучение при распаде, а оно весьма опасно. Но Минск затыкает рот специалистам. Как будто секретность – панацея от радиации. Радиационный фон цезия-137 и стронция-90 действительно уменьшился. Но продуктом полураспада цезия является барий, который практически не выводится из клеток.

Доктор медицинских наук Юрий Бандажевский, глава центра «Экология и здоровье», созданного для изучения последствий в регионе после взрыва реактора на Чернобыльской АЭС, говорит:

– Можно с дозиметром по поверхности пройтись, сказать – все хорошо. Но радионуклиды мигрировали в толщу почвы, они попадают по биологическим цепочкам в растения, организмы животных и человека, поражают клетки жизненно важных органов. Об этом умалчивают те, кто говорит о безопасном проживании на территориях, пострадавших от аварии на АЭС.

В созданном в Гомеле сразу после чернобыльской аварии медицинском университете были проведены исследования, которые зафиксировали серьезные патологии внутренних органов – головного мозга, сердца, эндокринной системы, которые можно было оценивать как результат прямого радиотоксического воздействия. Но официальные структуры не хотят связывать причину и последствия. «В Ветковском районе Беларуси умерли многие из детей, которых мы наблюдали в 1993-1995 годах, – подчеркивает Юрий Бандажевский. – Радионуклиды провоцируют нарушения генетического аппарата клеток, который обеспечивает нормальный рост тканей. В белорусском Полесье у обследуемых детей отмечен очень высокий уровень метаболических процессов, свидетельствующих о наличии различных патологий. А у проживающих там взрослых регистрируется высокий уровень онкологии».

– Государство старается всеми силами стереть память о Чернобыле, над Беларусью опустился такой же саркофаг, как над реактором в Чернобыле, – заявляет Валентина Смольникова из города Буда-Кошелево Гомельской области, врач-эндокринолог с опытом лечения больных раком щитовидной железы.

Велено результаты не оглашать, не публиковать. «При чем здесь политика, идеология! – возмущаются ученые. – Это физика. Это ядерный распад. Америций и сейчас в почве. Период его полураспада больше 400-х лет. Официальными распоряжениями его не запретишь. Надо предпринимать что-то срочное».

Пока власть бездействует, за дело принимаются сами жители. В Стреличево – населенном пункте в Хойникском районе, расположенном ближе всего к границе Полесского радиационного заповедника – старшеклассники самостоятельно измеряют уровень цезия-137 в продуктах из леса, огорода и даже школьной столовой. И потом доводят эти сведения до каждого дома.

Обилие дорогостоящих радиометров, электронных весов и прочего оборудования в сельской школе, на приобретение которого в районе никогда бы не нашли ни рубля, вполне объяснимо. С 2006 по 2008 годы Стреличевская школа участвовала в швейцарском проекте. Проект закончился – и швейцарцы оставили в школе оборудование. Оно и помогает определить, насколько безопасную еду потребляют сельчане. Радионуклиды никуда не исчезают. В чем-то – в грибах и ягодах из леса – их обычно намного больше, чем в яйцах и молоке. Так что зависимость тут простая: чем сильнее надеешься на природные дары, тем выше уровень риска. Он вполне сопоставим с диоксином и фипронилом.

Последний анализ показал, что у большинства учащихся Стреличевской школы дозовая нагрузка организма колеблется в пределах от 50 до 100 беккерелей на килограмм, притом, что критерием для проведения оздоровительных мероприятий является дозовая нагрузка от 10−12 беккерелей на килограмм.

Кто такой «яйценоский»?

Если власти в Беларуси все засекретили, немецкая власть не молчит. Она предупреждает, организует, действует, защищая своих граждан от беды. Так что яйца яйцам рознь.

Сейчас после проведенных в последние дни широкомасштабных изъятий в немецких супермаркетах уже нет яиц с фипрониловой начинкой. Из расположенных в Нидерландах 180 предприятий-производителей яиц, которые были клиентами компании из города Венде, откуда прибывал биологический инсектицид с подмешанным к нему фипронилом, поставки приостановлены.

Газета De Volkskrant уточнила: многие фирмы-производители использовали бельгийский инсектицид более года, так что вполне может быть, что эта проблема существует намного дольше, чем о ней известно.

Как сообщает немецкая печать, супермаркеты Edeka, Rewe и Lidl не последовали примеру своего конкурента Aldi и не стали прибегать к столь радикальной мере предосторожности, как полный отказ от продажи яиц с нидерландских ферм.

То, что немцы взялись за яйца, не означает, что пик скандала уже пройден. Профессор Петер Фюрст, возглавляющий лабораторию, которой поручено проверить на фипронил яйца, произведенные в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия, считает: следы этого ядовитого вещества могут быть обнаружены, к примеру, в таких содержащих яйца продуктах, как майонез или яичный ликер.

На очереди – проверка «на вшивость» куриного мяса. И вероятность наличия фипронила велика: в Бельгии курятина со следами фипронила уже обнаружена. К слову сказать, скандал с зараженными фипронилом куриными яйцами затронул Францию, правительство которой заявило о 13 обнаруженных партиях испорченных голландских яиц на двух пищевых фабриках на западе страны. Там могут начать изымать этот продукт с прилавков магазинов вслед за Германией, Нидерландами, Бельгией, Швецией и Швейцарией. Об этом заявили в Европейской комиссии.

Где искать яйца и куда нести их, в Германии знают. Прежде всего, на прилавках двух граничащих с Нидерландами земель – Нижней Саксонии и Северного Рейна – Вестфалии. Здесь и отмечен сейчас самый высокий в ФРГ процент «яйценоскости».

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ