ПЕНСИЯ В РОСС...

ПЕНСИЯ В РОССИИ – ПОСОБИЕ ПО БЕДНОСТИ

100
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Отсутствие четкой политической воли не дает возможности сформировать в РФ единую концепцию по обеспечению пожилых и немощных россиян. Высшие чиновники интерпретируют любое указание гаранта по-своему, лишь умножая разнобой мнений. Результатом стало нищенское и бесправное положение пенсионеров.

За здравие и за упокой

Россия переживает очередной бум: растет число пенсионеров. Страна стремительно стареет.

С одной стороны, Россия в демографической яме: число рожденных в 2017-м детей упало по сравнению с 2016-м на 11%. Почему? Женское население страны стареет, а молодые семьи из-за экономических трудностей боятся заводить детей. В результате самая заметная доля матерей в России приходится на 28-летних. По итогам года ожидается 1,7 млн. младенцев, тогда как в 2016 году родилось 1,89 млн., а в 2015 году – 1,94 млн. Компенсировать естественную убыль населения России до 2030 года могут гастарбайтеры, причем, их потребуется от 9 до 15 млн. Но и тут все не так просто. В этом году гражданами России могут стать лишь 60 тысяч человек – это самый низкий прирост с 2010 года.

Нынешняя демографическая яма – следствие кризиса, последствиями которого стали неопределенное положение программы материнского капитала и снижение реальных доходов населения.

С другой стороны, число пенсионеров растет от месяца к месяцу. Если в январе 2016 года в РФ насчитывалось 42,7 млн. пенсионеров, то в августе 2017-го – уже 46 млн. Прирост 2,3 млн. за полтора года. На обеспечении Пенсионного фонда РФ находятся более 30% женщин и мужчин России. А получающих зарплату «по белому» все меньше: квалифицированным кадрам (в том числе и пенсионерам) ясно, что отстегивать налоги постоянно обирающему государству не с руки. В том числе по этой причине Пенсионный фонд РФ – не гарант обеспеченной старости, а памятник этой надежде.

В ближайшее время, как утверждает директор департамента пенсионного обеспечения министерства труда и социальной защиты РФ Игнат Игнатьев, число пенсионеров ежегодно будет увеличиваться минимум на 300-400 тысяч человек.

Кто они? Труженики с огромным стажем работы. Те, кто в последние десятилетия СССР обеспечивал стране достаточно высокий статус в мире.

Они по-прежнему думают о будущем. Но не о таком, как прежде.

Люди, мечтавшие о достойной жизни и, казалось бы, строившие ее, но потерявшие надежду дожить до таковой, сейчас мечтают о достойном уходе из нее.

Для этого, как говорят пенсионеры, используя современную лексику, надо вложиться в это будущее. Собственно, понятие «гробовые» возникло в России давно. Пожилой люд откладывал себе на похороны, начиная с 45-50 лет. Продиктовано это было заботой о близких – родители не хотели, чтобы на детей и внуков ложились вместе с хлопотами дополнительные затраты. А затраты росли: будущее, ради которого ныне пожилые люди тратили свои силы, с каждым вождем отодвигалось, как линия горизонта, – все дальше. Поэтому «гробовые» стали в России общепринятым и неизбежным понятием, частью культуры ухода из жизни.

Если раньше, на волне оптимистической статистики, ныне обозреваемой с сомнением (все статданные подгонялись под очередное постановление ЦК КПСС, а затем и президентов) россияне острили: «Жить стали дольше потому, что умирать дорого», то в годы путинского правления таких шутников, в стиле 1937-го, может навестить минимум участковый, а максимум наряд ОМОНа, чтобы прошерстить квартиру на предмет обнаружения информационного носителя, который свидетельствует о связи с Западом.

Хотя и силовик понимает: действительно, сейчас уходить из жизни – занятие довольно расточительное. Государство знает это, и помогает чем может. Чем же? Лет 10 назад помогало пособием на погребение в размере 4 тыс. рублей, сегодня (с 1 февраля 2017 года) – суммой в 5562 р. 25 коп. То есть в пределах $92-$95. По существу, это сумма, которой можно оплатить одно из трех: или отпевание, или помощь в несении гроба (родня гроб не несет – плохая примета), или скромные поминки человек на 8-10 в доме усопшего.

В реальности «гробовые» деньги совсем иные. Средний размер пенсий в Российской Федерации в 2017 году – загадка, поскольку различные ведомства рисуют собственную картину. Одни исходят из 12 080 рублей 90 копеек, причем, выплаты по старости составляют 12 830 руб. Другие утверждают, что по состоянию на 1 января 2017 года, в среднем россияне получали чуть более 36 тысяч. Сейчас – более 41 тысячи. Скорее всего, второй набор цифр – из серии «Средняя температура по больнице», когда суммируется доход миллиардеров и нищих, а затем делится пополам.

Что, где, почем?

Однако в любом случае реальная ценность этих средств при повышающихся ценах на электроэнергию, жилищные услуги и другие повседневные нужды неуклонно снижается. Купить – в том числе ритуальные услуги – на все возрастающую пенсию можно все меньше.

Тут, правда, многое зависит от географии. В Москве – все расходы, от покупки гроба (от 15 тыс. рублей) до аренды столовой (из расчета 1 тыс. рублей на человека), составят примерно 130 тысяч рублей. Это, отметим, самые простые похороны – эконом-класса, как говорят в ритуальных конторах. То есть почти 23 пособия на погребение.

Чем дальше от Москвы, тем умирать дешевле. В Новороссийске в 3 раза, в Ульяновске – аж в 5 раз. Понятно, что в российском селе цифра намного скромней. Но и в этом случае ну никак не умещающаяся в рамки скудного госпособия. Однако в Москве есть твердая валюта, а в деревне – жидкая. Самогон, с помощью которого решаются 90% проблем. На легендарный вопрос от Жванецкого «Почем стоит похоронить?» житель провинции, оказавшийся в команде плотников-гробоносцев-копателей отвечает: «По бутылке на нос в день похорон и еще по одной на похмел».

Смерть с каждым днем все ближе подбирается к российскому пенсионеру, измотанному совковым бытом, высокими ценами на еду и лекарства, качеством жилищных и медицинских услуг. По этой причине пожилой человек в РФ вынужден проявлять чудеса изобретательности, чтобы сформировать месячный бюджет и не забыть при этом, пополнить конверт с надписью «Гробовые», определенный в верхний ящик комода, о чем уведомлены все родственники и друзья.

Будущее, которое может наступить в любой момент, по причине, как мы помним из Булгакова, своей внезапности, требует заблаговременных вложений.

Кто уходит раньше всех?

Судя по официальной статистике, которая учитывает разные категории пенсионеров (по старости, по инвалидности, по причине потери кормильца и пр.), наиболее уязвимыми к смерти, если возможно такое словосочетание, являются пострадавшие в результате радиационных или техногенных катастроф или проживающие на загрязненных территориях – к примеру, вследствие Чернобыльской аварии или взрыва на комбинате «Маяк». В среднем на руки они получают от государства 8 040 руб. (чуть больше $130).

Если по состоянию на 2016 год их насчитывалось 332 тыс., то по состоянию на 2017 – 127 тыс., то есть тройное уменьшение. При сохранении таких темпов убыли, которую можно назвать естественной только условно (ведь гибнут не только от нехватки денег, но и от переживания и стресса, связанных с людской черствостью и элементарным невниманием), через 5-6 лет мы не застанем в живых ни одного очевидца рукотворных катастроф.

Ресурс, который не востребован

Многие пожилые люди, выходящие на пенсию, вполне способны продолжать трудиться. Так рассуждает россиянин после 60 лет, а это каждый пятый житель страны. Через 7 лет это будет уже каждый третий. Казалось бы, огромный резерв кадров с огромным опытом работы. Однако господствующим подавляющего большинства предприятий и организаций стал в кадровой политике девиз «Пожилые люди должны оставить работу и освободить место молодым» – формально верный, учитывая логичную смену поколений, но фактически провальный, так как автоматически исчезает слой профессионалов, готовый стать наставником начинающих.

Кремль, вдохновленный идеей омоложения кадров, отказывается от обширных ресурсов и мощного интеллектуального и трудового потенциала. Поскольку в России нет, как на Западе, культуры старения, этот потенциал реализуется в виде ухода за внуками, работы на даче и участия в митингах и шествиях.

Вместо того чтобы поддержать желающего трудиться пожилого человека, Россия с 2016 года отменила индексацию пенсий работающему пенсионеру. Он, лишенный возможности зарабатывать дополнительные деньги не только в той сфере, которую знает досконально, но и вообще, получает психологическую травму, которая бьет буквально по всему организму.

Социальная невостребованность приводит к букету болезней, о которых пенсионер еще несколько лет назад читал только в книгах. А развитие здравоохранения, способного обеспечить достойную старость, застопорено идиотскими реформами в этой сфере. Медицина перешла на так называемые рыночные основы, как дипломатично названы беззастенчивые поборы. Сегодня больной пенсионер уже не отделается плиткой шоколада, как несколько десятилетий назад. Нынче врачу и медсестрам баксы подавай. Стареть достойно не получается: очень накладное занятие.

Вместо дорогостоящих услуг и препаратов, сдерживающих процесс старения можно применить трудотерапию – дать возможность пенсионеру общественно-полезной работой продлить активный период старости. Российские власти вместо этого простого способа созывают научные конференции, где мудрые академики учат пожилых людей, многие из которых оказались перед лицом ничем не заслуженной нищеты, как правильно стареть.

Не оказались обделены вниманием власти и пенсионеры с высоким доходом. Это лишь крохотная капля в океане пенсионеров, всего 220 тысяч человек. Но Кремль озабочен тем, что они продолжают работать, получая ежемесячный доход от 83 тыс. рублей в месяц (около $1400). Ударив одновременно по неимущим и сверхбогатым, можно провести если не большевистскую уравниловку, то хотя бы ее подобие, чтобы снизить градус нарастающего возмущения миллионов нищих. Это особенно важно сейчас в преддверии выборов уже всем известного президента России, мечтающего о реанимации СССР.

Нет доверия к государству

При этом нищим вообще не объясняют, почему страна, на развитие экономики которой они положили десятилетия изнурительного труда, блокирует их пенсии. Напомним: до 2014 года часть пенсионных взносов граждан шла в обязательную накопительную часть пенсии. Затем на фоне проблем с формированием бюджета передача этих средств в накопления была заморожена.

Зачем? Они теперь используются на мега-проекты. В частности, примерно 10% пенсионных средств (более 90 млрд. рублей) вложены в проект «Главная дорога» – строительство нового выхода на МКАД с федеральной автомобильной дороги Москва – Минск, в строительство моста через Керченский пролив.

В 2016 году, как уже упоминалось, была проведена частичная индексация пенсий, а затем единоразовая выплата. То есть власть, принявшая закон об обязанности государства проиндексировать пенсии на величину инфляции предыдущего года и не выполнившая это требование, нарушила свой же закон, и при этом имена виноватых не названы. Если индексации не было в 2016 году, то снижается и база 2017 года. Значит, граждане будут нести потери и дальше. Эти и другие меры подрывают доверие россиян к накопительной пенсионной системе.

Почему Россия избрала накопительную систему, если есть страны с другой системой – солидарной (pay-as-you-go, «плати, пока ходишь»), когда молодые кормят старых? Потому что накопительная система хорошо зарекомендовала себя по причине наличия мощнейших финансовых рынков в пяти ведущих странах: в США, Канаде, Великобритании, Голландии и Японии. Российские аналитики не сделали поправку на ветер, как говорят пилоты. А именно – не учли, что РФ – страна периферийного капитализма. Поэтому накопительная система здесь не может сработать в принципе.

Отсюда чиновничьи метания по выработке единой базовой платформы, формирующей, как говорит Путин, многоуровневую, стабильную, устойчивую к стрессам систему, обеспечивающую стабильный пенсионный доход граждан. Но как подчиненный президенту высокий чиновник расшифровывает это указание гаранта? В соответствии со своим уровнем понимания. А понимание одно – чиновник боится ошибиться, поскольку ошибка может стоить кресла, в котором хочется удержаться.

Строго говоря, ошибается не чиновник, а система, его породившая и уполномочившая решать судьбу почти каждого третьего россиянина.

Так пенсии в России превратились в пособия по бедности. Поэтому слова Кремля о стабильном и устойчивом пенсионном обеспечения граждан, о социальной справедливости и социальной стабильности в обществе – не более чем сотрясение воздуха.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ