БИТВА ЗА БЕЭР...

БИТВА ЗА БЕЭР-ШЕВУ

10
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В конце октября в Израиле состоялись торжества, связанные со 100-летием захвата Негева британской армией. В честь этого события Еврейский национальный фонд («Керен кайемет ле-Исраэль») организовал реконструкцию битвы за Беэр-Шеву с участием сотен жителей Австралии и Новой Зеландии – так как именно граждане этих стран Объединенного королевства составляли костяк частей британской армии, действовавших на территории Израиля.

Среди всадников, участвовавших в воссоздании штурма Беэр-Шевы была и очаровательная Элси Имауму – потомок австралийских аборигенов. Возле памятника австралийским воинам, павших в Первой мировой войне, Элси неожиданно расплакалась. А потом призналась, что если бы ее прадед Фрэнк Фишер не оказался бы в 1918 в Земле Израиля, то она никогда бы не появилась на свет.

– Я сама узнала об этом случайно, когда решила составить родословное древо моей семьи и спросила маму и тетю, как мой прадед познакомился с прабабкой, – рассказала Элси Имауму корреспондентке газеты «Маарив» Сигаль бар-Давид. – «О, это скорее грустная, чем романтическая история!» – сказала тетя, и мне стоило немалых трудов уговорить ее продолжить рассказ. Как оказалось, в 1916 году мой прадед Фрэнк Фишер жил со своей юной женой Эвой в резервации для аборигенов, созданной возле Ширберга. Затем он решил пойти добровольцем в АНЗАК – Австралийский и Новозеландский армейский корпус, так как служба в армии давала аборигенам некоторые привилегии, да и деньги от армии были нелишними.

Но в штурме Беэр-Шевы мой прадед не участвовал. Он отправился в Землю Израиля только в 1918 году на корабле «Юлиус». Из Сиднея «Юлиус» сначала прибыл в Сингапур, оттуда в Египет, и уже из Египта 11-я дивизия АНЗАК была переброшена в ту часть Палестины, которую еще продолжали удерживать турки. На тот момент они закрепились в районе Кинерета, и путь к дальнейшему продвижению на север британцам преграждала железнодорожная станция Самах (сегодня этому месту возвращено его историческое еврейское название – Цемах).

Штурм станции и деревни Самах был назначен на 25 сентября 1918 года. Глубокой ночью дивизия, в которой служил мой дед, будучи разделенной на несколько отрядов, с разных концов вошла в деревню и стала поливать все вокруг огнем из пулеметов и винтовок. Затем кавалерия была брошена в сабельную атаку, а пехота пошла в штыки. К рассвету все было кончено: турки бежали, а потери с британской стороны составили 14 человек убитыми и 64 раненными. Среди раненных оказался и мой дед, Фрэнк Фишер. Однако в той неразберихе, которая царила сразу после боя, его занесли в списки убитых. Похоронки тогда в Австралию отправляли телеграммами, так что Эва известие о гибели мужа получила довольно быстро. А вскоре после горестного известия власти Австралии решили перевести резервацию в другое место, и Эве пришлось начинать жизнь заново.

Что касается моего прадеда, то он 6 месяцев пролежал в госпиталях, а когда поправился, вернулся на родину. Но тут выяснилось, что его родной дом снесли, и на то, чтобы выяснить, куда же именно перенесли резервацию и добраться до этого места, у Фрэнка ушло несколько месяцев. Словом, в тот момент, когда он встретился с Эвой, она уже была замужем за другим мужчиной и носила под сердцем его ребенка.

У Фрэнка Фишера сначала состоялся тяжелый разговор с женой (та твердила, что не видела смысла доживать дни вдовой), а затем и с ее новым мужем. Схватка между двумя мужьями Эвы была столь жестокой, что соседи побежали за полицией. Полицейские поспешили разнять мужчин, а затем отвели Фрэнка в участок, где ему предложили решить, чего он хочет. Если вернуть жену, то власти окажут ему в этом всяческое содействие, но дело не должно дойти до насилия. Но возможно, ему стоит покинуть резервацию, и тогда, как бывший солдат АНЗАК он получит право поселиться, где вздумает.

Я думаю, к тому времени прадед успокоился, и понял, что Эва теперь любит другого мужчину, и если он начнет предъявлять на нее права, то просто сделает всех несчастными. И Фрэнк Фишер отправился в Квинсленд, где и встретил мою прабабушку Азми Дорднер. Вместе они прожили многие годы, до самой смерти. Фрэнк и Азми родили 9 детей, и среди них – моего деда. Вот почему я считаю, что обязана Израилю своим появлением на свет – ведь если бы судьба не забросила прадеда на Святую Землю, за десятки тысяч миль от Австралии, нашей семьи попросту бы не было.

– Я думаю, что связана с этой землей больше, чем с каким-либо другим местом в мире! И вот я здесь, и я счастлива! – таким словами Элси закончила свой рассказ.

Нам кажется, что это – замечательная история, еще раз напоминающая о том, как причудливо порой переплетаются человеческие судьбы.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ