ИСАЙЯ БЕРЛИН ...

ИСАЙЯ БЕРЛИН ФИЛОСОФ С ИМЕНЕМ ПРОРОКА

88
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

«Еще ни одна революция не достигала целей, которые ставили перед собой наиболее яростные ее сторонники, ибо самыми лучшими революционерами становятся люди, которые понимают историю чересчур упрощенно. После того, как опьянение победой проходит, настроение людей меняется на мрачное, среди победителей начинает преобладать чувство несбывшихся надежд и презрения друг к другу, поскольку самые святые цели оказываются недостигнутыми. Зло все еще бродит по земле, и кто-то должен за это ответить, кто-то должен понести наказание за недостаток рвения, за безразличие, за саботаж и даже, возможно, за предательство». – Это высказывание принадлежит философу и историку Исайе Берлину, заслужившему репутацию одного из главных теоретиков либерализма в двадцатом столетии.

Исполнилось 20 лет со дня его кончины. А на свет мальчик, названный в честь величайшего еврейского пророка, появился 6 июня 1909 года в Риге, в тогдашней Лифлядской губернии России, в состоятельной еврейской семье. Ее глава Мендель Берлин торговал лесом. На него не распространялись ограничения черты оседлости, установившей границы, за пределами которых евреям в Российской империи запрещалось проживать на постоянной основе. Благодаря этому, детство свое Исайя провел не только в Риге, но в Петербурге, став в 1917 году свидетелем революционного переворота, что, вероятно, отразилось впоследствии на его резко отрицательном отношении к марксизму, и к социалистическим идеям. Известно: воспоминания детства и ранней юности остаются в жизни человека самыми яркими, в значительной степени, предопределяя всю последующую жизнь.

Почувствовав и поняв, что власть Советов им готовит, Мендель Берлин и его супруга Мария Волшонок вернулись из Питера в Ригу, решив оттуда покинуть Россию. Семья эмигрировала в Великобританию. Но Исайя, при этом, навсегда сохранил связь с русской культурой, и русский язык оставался для него родным, хотя все историко-философские сочинения были написаны им по-английски. После окончания престижной школы в Лондоне, Берлин завершил образование в Оксфорде, в колледже Корпуса Кристи, где он изучал античную философию и современную историю. В ту пору Исайя редактировал студенческий журнал «Оксфордский взгляд» («The Oxford Outlook»), причем выступал в нем, как музыкальный критик. Музыкой он увлекся в ранние годы, и любовь к этому виду искусства пронес через десятилетия. В 1932 году Берлин был избран членом колледжа Ол Соулз, что освободило его от преподавательских обязанностей и открыло широкий простор для творческой деятельности. Членами этого колледжа были многие известные журналисты, а также отставные и действующие политики. Здесь впервые проявились способности Берлина убеждать не только читателей, но и слушателей, принесшие ему славу талантливого собеседника.

В период между двумя мировыми войнами на британских островах значительное распространение получили марксистские идеи. Причем, некоторые из близких знакомых Исайи поддались их влиянию в такой степени, что вступили в ряды коммунистической партии. Самого же Берлина марксистская идеология интересовала исключительно в историческом ракурсе ее восприятия. Он принял предложение – написать для университетской библиотеки биографию Карла Маркса. Работая над ней, Берлин погрузился в изучение трудов Виссариона Белинского и Александра Герцена, в чтение романов классиков русской литературы. Историко-биографическое исследование, посвященное Марксу, увидело свет в 1939 году. Впоследствии оно неоднократно переиздавалось, и было переведено на многие языки.

В 1934 году, прервав на время работу над книгой о Карле Марксе, Исайя Берлин совершил поездку на родину далеких предков. Принадлежа к числу сторонников сионистских взглядов, Берлин увидел собственными глазами, как они практически воплощаются в жизнь в Палестине. В дальнейшем личная дружба связала его с первым президентом Государства Израиль Хаимом Вейцманом.

Во время Второй Мировой войны и после ее окончания, по поручению британского МИДа, Исайя Берлин работал сотрудником Службы информации Великобритании в Соединенных Штатов Америки – сперва в Нью-Йорке, а затем в Вашингтоне. Его донесениями, что доподлинно известно, в буквальном смысле слова, зачитывался Уинстон Черчилль, позже приславший Берлину для ознакомления и редактуры рукопись своих мемуаров. Новая страница в биографии Исайи Берлина была открыта в связи с его назначением 2-м секретарем посольства Великобритании в Москве. Командируя Исайю в советскую столицу, руководители британского ведомства иностранных дел поручили ему оценить намерения кремлевских властей относительно перспектив сосуществования с Западом и изучить, в этом ракурсе, мнения и настроения общественности в Советской стране. В Москве Берлин встретился с Борисом Пастернаком, в Ленинграде – с Анной Ахматовой.

«Истлевают звуки в эфире

И заря притворилась тьмой.

В навсегда онемевшем мире

Два лишь голоса: твой и мой.

И под ветер незримых Ладог,

Сквозь почти колокольный звон,

В легкий блеск перекрестных радуг

Разговор ночной превращен» –

Эти строки стали поэтическим «воспоминанием» всемирно известной поэтессы об общении с гостем с берегов туманного Альбиона. Исайю как раз и принято считать прототипом «Гостя из будущего» в ахматовской «Поэме без героя». Собственно говоря, речь идет о нескольких встречах между двумя замечательными людьми, происходившими осенью 1945 и зимой 1946 года. В этом убеждают нас соавторы книги «И это было так», изданной в 2013 году в Петербурге, в числе которых – Нина Попова, директор музея Анны Ахматовой. Отношения Анны и Исайи обросли легендами, в основу которых были положены слухи о том, что их контакты вышли за рамки интеллектуальных бесед – на волне обоюдной симпатии и взаимного притяжения, хотя и он, и она при жизни категорически отрицали это. Заметим: ей тогда было уже 56, а ему только 36 лет, хотя любви, как это принято считать, все возрасты покорны. Правда, автор данного утверждения вкладывал в него, в более широком поэтическом контексте, иной смысл. Но это так, к слову… Факт, что во время приезда Берлина в СССР в 1956 году, герои этой истории уже не встречались – дело ограничилось телефонным звонком: Ахматова довольно сухо, стоит подчеркнуть это, поздравила Берлина со вступлением в брак. А через 10 лет после этого Исайя сумел организовать поездку поэтессы в Англию, где гостья была удостоена звания почетного доктора Оксфордского университета, В 2000 году на канале телерадиовещательной компании Би-Би-Си транслировалась радио-пьеса Джин Бинни «Ночной визит», где отношениям между действующими лицами был предан романтический характер с политическим подтекстом. Далее – американский драматург Нанси Мосс создала пьесу «Анна: любовь во время холодной войны», а Мел Марвин и Джонатан Леви написали оперу со схожим сюжетом, назвав ее «Гость из будущего». О том, что тогда, в конце 1945 и в начале 1946 было, и чего не было, остается только гадать. Зато известна реакция Сталина по поводу первой встречи между Ахматовой и Берлиным, ибо дело происходило в эпоху его руководства советской страной: «Оказывается, наша монахиня теперь еще и английских шпионов принимает!» – прокомментировал вождь факт «свидания» Анны с Исайей, по свидетельствам, нецензурно при этом выругавшись. До ареста Ахматовой по обвинению в контактах с иностранным агентом дело, однако, не дошло. Поэтесса была наказана другим способом: 14 августа 1946 года оргбюро ЦК ВКП(б) приняло Постановление «О журналах «Звезда» и «Ленинград», где в частности, Анна Ахматова обвинялась в том, что представляет советскую действительность мрачной и зловещей, и ее творчество является далеким от народа. Кстати сказать, «монахиней» Сталин назвал Ахматову с подачи секретаря ЦК ВКП(б) Андрея Жданова, ведавшего идеологией и пропагандой, на устах у которого в отношении Анны Ахматовой была другая, еще более оскорбительная характеристика: «полумонахиня, полублудница». Практическая реализация установок упомянутого Постановления привела к усилению политической цензуры в Советском Союзе и к гонениям на литераторов, чье творчество, в той или иной степени, противоречило генеральной линии партии. Вместо отчета по советской международной политике, Берлин составил «Замечания о литературе и искусстве в РСФСР в последние месяцы 1945 года». В этом документе он впервые привлек внимание западной общественности к трагической судьбе русской интеллигенции, и к роли в этой трагедии Сталина и его преступного окружения. «Когда неограниченная власть передается из одних рук в другие, – писал Исайя Берлин, – свобода не увеличивается; перемещается бремя рабства». В 1948 году, к столетию революционных потрясений в Европе, Исайя выступил со статьей «Россия и 1848», отразившей его видение исходной точки нового, революционного разрыва между Западом, где с этого момента возобладал умеренный либерализм, и Россией, где политические радикалы с презрением отвергли идеи «мещанской» Европы и пошли другим путем. «Россия – указывал Берлин, – не внесла в сокровищницу человечества ни одной новой социальной, или политической мысли: любую из них легко не просто возвести к западным корням, но к той или иной конкретной доктрине, исповедовавшейся на Западе восемью, десятью, а то и двадцатью годами раньше».
Исайя Берлин выработал свой, особый подход к обрабатываемому материалу, четко прослеживаемый в двух основных сборниках его работ: «Против течения. Эссе по истории идей» (1980) и «Кривая древесина человечности. Главы из истории идей» (1991). В книге «Ёж и лиса» Берлиным определены были два типа мыслителей: первые всю свою деятельность подчиняют одной идее (ежи), вторые меняют пристрастия (лисы). К первым автор отнес Федора Михайловича Достоевского, ко вторым – Александра Сергеевича Пушкина. Особенность Льва Толстого, по такой классификации, состояла в том, что рожденный лисом, он пытался прожить жизнь ежа. Исторический опыт России явился одним из факторов, принятых Берлиным во внимание и учтенных им при создании теории либерализма. Впервые она была изложена в лекции «Два понятия свободы», прочитанной в Оксфорде 31 октября 1958 года. В основу понимания «негативной» свободы было положено представление о том, что никто не имеет права принуждать человека к поступкам, делать за него выбор, ибо должна существовать сфера частной жизни, недоступная для прямого воздействия внешних влияний и факторов. Крайнее жизненное проявление такой свободы – самоограничение, вероятный уход от мира. Свобода «позитивная» напротив, предполагает возможность наиболее полной самореализации личности. С этим понятием связано убеждение в том, что за внешним несовершенством человека скрывается некая совершенная возможность, требующая выявления. Но достижима она, зачастую, только в том случае, если человек реализует этот шанс не в одиночку, а отстаивая права группы подобных себе людей. Подобная стратегия может становиться программой революционных действий. К числу основных понятий теории Исайя Берлина относятся «искренность» и «компромисс». Искренняя вера, или убеждение представляют, по Берлину ценность, даже если они в корне ошибочны. А ограничений они требуют только тогда, когда становятся опасными, при попытках насильно навязать свои взгляды другим. Плюрализм конфликтующих ценностей предполагает необходимость их сосуществования в форме компромисса: «Либеральное общество характеризуется умением между различными ответами на одни и те же вопросы находить неустойчивые, но компромиссы». Компромиссы, однако, противопоставлены конформизму, как свободно совершаемый выбор – принудительному решению. «Для меня, – уточняет Исайя, – плюрализм, с его требованием определенной доли “негативной” свободы – более истинный и более человечный идеал, чем цепи тех, кто пытается найти в великих авторитарных и подчиненных строгой дисциплине обществах идеал “позитивного” самоосуществления для классов, народов и всего человечества». В своей знаменитой речи, произнесенной 15 февраля 1988 года в Турине, при вручении ему премии Аньелли, Исайя Берлин изложил краткий очерк собственной интеллектуальной биографии, важными вехами в которой было знакомство с трудами мыслителей, не боявшихся двигаться «против течения». При всем их несходстве между собою, Берлин усматривал в них плеяду предшественников. Это Н. Макиавелли, Дж. Б. Вико, И.Г. Гаман, Ж. де Местр. Несомненным достоинством произведений Берлина является то, что познание современной истории у него происходило, что называется, «из первых рук», во многом, из личного и не шапочного знакомства с творившими эту историю политиками и общественными деятелями.

Следует отметить: многие свои работы Берлин посвятил русской интеллигенции, таким масштабным личностям, как Александр Герцен, Михаил Бакунин, Виссарион Белинский, Иван Тургенев, Николай Чернышевский, Лев Толстой. Статьи Берлина русской тематики побудили английского драматурга Тома Стоппарда к написанию пьесы «Берег утопии», главными героями которой являются российские писатели, философы и революционеры 19 века. Берлин был одним из первых, с кем встретился Иосиф Бродский, когда в 1972 году приехал в британскую столицу. Ему Бродский посвятил свое эссе «Исайя Берлин в 80 лет». В то же время, на русском языке издания Берлина долго не появлялись. В Лондоне, в переводе с английского на русский, лишь в 1992 году увидела свет его книга «Четыре эссе о свободе». А более полно творческое наследие Исайи было представлено русскоязычному читателю в двухтомнике, изданном «Новым литературным обозрением» в 2001 году: «Философия свободы. Европа» и «История свободы. Россия». В 2009 году на российские экраны вышел документальный фильм «Исайя Берлин. Гость из будущего» отснятый режиссером Татьяной Маловой по сценарию Марины Собе-Панек. Кем же в действительности был Берлин – британским шпионом, ученым, политическим мыслителем, или просто мудрецом? Об этом с экрана рассказывают биограф Берлина, автор книги “Сэр” Анатолий Найман и военный историк Игорь Мордвинов.

Что касается личной жизни Исайи, то с 1956 года он был женат на Алин Халбан, в девичестве – Гинцбург, племяннице издателя «Еврейской энциклопедии» Давида Гинцбурга, внучке финансиста и известного общественного деятеля Горация Гинцбурга. Общих детей у супружеской четы не было, но Исайя усыновил троих детей жены от предыдущих браков. С еврейским государством Берлин поддерживал тесные связи. Некоторое время он входил в Совет попечителей Еврейского университета в Иерусалиме. Был почетным доктором этого учебного заведения, а также – Тель-авивского университета, университета имени Бен-Гуриона, Научно-исследовательского института имени Хаима Вейцмана. Его удостоили знания Лауреата Премии Иерусалима. Кроме того, Исайя Берлин явился одним из учредителей движения светского гуманистического иудаизма. Несмотря на не религиозность Исайи, по предсмертной просьбе Берлина, богослужение на его похоронах совершил главный раввин Великобритании Джонатан Сакс.

Исайя Берлин ушел из жизни в возрасте 88 лет в Оксфорде, с которым была связана большая часть его жизни. В 1966 году его избрали первым президентом новообразованного тогда колледжа Вольфсона, а с 1974 по 1978 годы он президентствовал в Британской Академии. Его возвели в звание рыцаря-бакалавра, став именовать сэром не только из вежливости и почтения, наградили орденом «За заслуги». В столице Латвии на фронтоне дома, где он родился, установлена мемориальная доска в его честь. Труды Берлина изданы в переводах на многие языки мира. В культуру 20 века его имя вписано, как выдающегося историка идей, влиятельного мыслителя, предложившего новое понятие плюрализма, как неизбежного конфликта ценностей и поднявшего свою либеральную теорию на уровень современных политических и общественных проблем. Исайя Берлин пророчески предостерег мир от неизбежности тяжелых национальных конфликтов, которые, что он предвестил, разыграются как на развалинах СССР, так и в странах Восточной Европы. «От них, – указывал Берлин, – не защищены никакие страны, вне зависимости от различий их социальных систем. Сталин держал эти эмоции в железном кулаке и манипулировал ими по мере надобности, для достижения своих целей, но не смог (а может, и не ставил это целью? – прим. автора) задушить национализм. И как только кулак ослаб, национализм поднял голову еще более могучим и устрашающим, чем когда-либо. В грядущем веке пойдут не брат на брата, а сосед на соседа”. Увы, здесь Исайя как в воду глядел… Хочется привести и еще одно высказывание Берлина, в которое стоит вдуматься: «В конечном счете, люди делают свой выбор между высшими ценностями – так, как они могут, ибо фундаментальные категории и принципы морали определяют их жизнь и мышление и составляют, по крайней мере, в долгой пространственно-временной перспективе – часть их бытия, мышления и личностной индивидуальности – всего того, что делает их людьми».

Исайя Берлин явился одним из учредителей движения светского гуманистического иудаизма. Несмотря на не религиозность Исайи, по предсмертной просьбе Берлина, богослужение на его похоронах совершил главный раввин Великобритании Джонатан Сакс.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ