ЧАРУЮЩАЯ СКРИ...

ЧАРУЮЩАЯ СКРИПКА ГУБЕРМАНА

126
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

«Как он играет, может играть только гений», – так отзывался Антон Рубинштейн об исполнительском мастерстве всемирно известного скрипача-виртуоза еврейского происхождения Бронислава Губермана. 19 декабря исполняется 135 лет со дня рождения выдающегося музыканта, а в июне этого года отмечалось 70-летие со времени его смерти.

Бронислав появился на свет в Ченстохове, в Царстве Польском, входившем в ту пору в состав Российской империи. Глава его семьи был помощником адвоката, и в доме ценились искусства, и поощрялась тяга к ним. Брониславу еще не исполнилось и четырех лет, как он привлек к себе внимание способностями к музыке, а на свое шестилетие получил в подарок скрипочку – инструмент, предопределивший его судьбу. В семилетнем возрасте вундеркинд дал свой первый концерт. Непродолжительное время брал уроки в Варшаве, но юному дарованию рекомендовано было отправиться в Берлин, к авторитетному педагогу, скрипачу и композитору, еврею по национальности, Йозефу Иоахиму, а он, между прочим, директорствовал в Академии музыки в германской столице. Искусство требует жертв. Сохранились свидетельства, согласно которым, весьма небогатое семейство Губермана целый год копило деньги и даже продало мебель, чтобы оплатить поездку и обучение даровитого отпрыска.

Иоахим по достоинству оценил творческий потенциал мальчика и помог своими рекомендациями организовать для Губермана в Германии серию летних выступлений перед публикой на курортах, где отдыхали состоятельные люди. Услаждая их слух, Бронислав смог заработать немалые деньги на жизнь и учебу. Но занятия в школе Иоахима его удовлетворяли не в полной мере, поскольку сам Иоахим вел уроки не часто, поручая это своему ассистенту, и тогда Губерман, на свой страх и риск, начал тайком заниматься у российского скрипача Карла Григоровича, который совершенствовал мастерство в Берлине под руководством Йозефа Иоахима. «Григорович научил меня всему, чему может научить учитель» – признавался Бронислав через многие десятилетия. Стоит добавить: Карл Григорович, будучи арестованным, трагически погиб в Советском Союзе в 1921 году.

Но вернемся в основное русло нашего повествования. В сентябре 1892 года всего лишь 10-летний тогда Бронислав выступил на Международной музыкальной выставке, которая была организована в Вене. Там его представили императору Францу-Иосифу, благодаря чему Губерман стал вскоре обладателем дорогостоящей скрипки. Весной следующего года Бронислав выступал в Бельгии и Нидерландах, и до 11-летнего возраста продолжал брать уроки – в Германии, а затем – во Франции. В Париже состоялось его знакомство с польским политиком, дипломатом и общественным деятелем, графом Маврикием Замойским. Граф – известный покровитель искусств, председательствовавший в Варшавском филармоническом обществе, организовал для Губермана концертную поездку в Лондон, и кроме того, познакомил с ним знаменитость того времени – итальянскую оперную певицу Аделину Патти. От графа Замойского Губерман получил поистине бесценный подарок – скрипку работы Антонио Страдивари. На ней Бронислав и сыграл в Вене 22 января 1895 года на прощальном концерте завершавшей свою сценическую карьеру Аделины Патти. Его выступление, включавшее концерт для скрипки и оркестра Феликса Мендельсона, получило восторженные отклики авторитетных австрийских музыкальных критиков, и с Губерманом был заключен контракт на 12 сольных выступлений в австрийской столице. На этих концертах в числе его слушателей были Антонин Дворжак, Густав Малер, Иоганнес Брамс – какие имена! В присутствии Брамса, юный музыкант исполнил его же струнный концерт. По воспоминаниям очевидцев, Брамс был настроен в отношении Бронислава скептически, но, слушая Губермана, не смог сдержать слез. Случаются такие ошибки, которые приносят радость! После окончания концерта, Иоганнес Брамс отправился за кулисы, обнял и по-отцовски поцеловал исполнителя, подарив свое портретное фото с надписью: «На добрую память от благодарного слушателя». Памятный автограф оставил Брониславу и Дворжак. В мае 1896 года королева Румынии Елизавета, получившая широкую известность под поэтическим псевдонимом Кармен Сильва, преподнесла в дар Губерману стихотворение, написанное в его честь. Осенью того же года и весною следующего, откликнувшись на полученное приглашение, Бронислав отправился за океан, где его выступления состоялись в престижных залах – Карнеги-Холле и Метрополитен-Опера, а потом скрипач совершил турне по России, где на одном из концертов играл перед императором Николаем II.

Возвратившись из долгого и утомительного турне, Бронислав решил прервать каскад своих выступлений, чтобы, во-первых, снять с себя накопившуюся физическую и душевную усталость, а во-вторых, заняться изучением теории музыки, считая это необходимым и важным. Но этот период, растянувшийся на три года, оказался для него эмоционально тяжелым: из жизни ушел отец Бронислава, и на попечении его, 20-летнего, оказались мать и двое младших братьев.

Помните у Мандельштама: «За Паганини длиннопалым…» Так вот, в 1903 году Губерман был приглашен в Геную – сыграть на хранившейся там скрипке Никколо Паганини. На этом инструменте, после смерти знаменитого скрипача-виртуоза и композитора, играл только один человек – ученик маэстро Паганини – Камилло Сивори. О том, какое впечатление произвело на генуэзцев исполнительское мастерство Бронислава Губермана, свидетельствует тот факт, что через пять лет Губерман получил новое приглашение – приехать в Геную, и снова взял в руки скрипку Паганини. На этот раз выступление носило благотворительный характер: выручка от концерта была направлена в фонд помощи пострадавшим от землетрясения 1908 года, сильнейшего в Европе, которое произошло в Мессинском проливе, отделяющем Сицилию от Апеннин, и привело к разрушению трех прибрежных городов.

В поисках своей «пристани» Бронислав сблизился с певицей Эльзой Галафре, с которой познакомился в Дрездене, в санатории Вайсера Хирша. Они стали жить в гражданском браке, и у них родился мальчик, которому дали имя Иоганнес. Семейная пристань, однако, оказалась кратковременной. Через несколько лет пути Бронислава и Эльзы разошлись, и она уже вскоре вышла замуж за другого человека. О совместной работе с ней Губерман, по предложению венского издателя Гуго Геллера, написал книгу «Aus der Werkstatt des Virtuosen». В переводе на русский язык она была издана под названием «Из мастерской виртуоза».

Крайне неприятный эпизод произошел в жизни музыканта в 1915 году. Шла Первая Мировая война, но это не остановило Бронислава, решившего присутствовать на берлинской премьере «Альпийской симфонии» Рихарда Штрауса. Губерман, надо думать, наивно полагал, что подлинное искусство находится вне политики. Блажен, кто верует…

В Германии Бронислава арестовали, как российского подданного, и он был освобожден и отпущен только благодаря заступничеству кронпринцессы Цецилии, супруги прусского кронпринца Вильгельма. Негодуя, с оскорбленными чувствами, Губерман спешно покинул страну, оказавшую ему такое «гостеприимство», и потом долго отказывался выступать в Германии. Зато ему рукоплескал Лондон, где Бронислав играл в Альберт-Холле. В концерте этом пела австралийская певица Нелли Мельба (сценический псевдоним Хелен Портер Митчелл, в замужестве – Армстронг).

С 1921-го по 1923 год Бронислав Губерман находился в США, где не только концертировал (вместе в Рихардом Штраусом), но и участвовал в граммофонных записях скрипичной музыки на студии «Brunswick Records», а затем вернулся в Европу, выступив в Нидерландах, во Франции и Австрии, а также – в послереволюционной Советской России. Следующий сезон он провел снова в Соединенных Штатах, а в 1927 принял участие в серии венских концертов, приуроченных к 100-летию со дня смерти Людвига Ван Бетховена. Вслед за этим, Губерман решил все-таки изменить свое отношение к Германии (это происходило еще до прихода к власти национал-социалистов) и выступил в Гамбурге и Берлине, в достойной компании – с Артуром Шнаблем и Григорием Пятигорским. В следующем году на студии «Columbia Records» с его участием была сделана первая в мире запись скрипичного концерта Петра Ильича Чайковского. А в 1930 им и польским пианистом, тоже в прошлом – вундеркиндом – Игнацем Фридманом была осуществлена полная запись бетховенской «Крейцеровой сонаты».

Многое в дальнейшей жизни Губермана предопределила его поездка в Палестину в 1929 году. Отправляясь на землю далеких предков, Бронислав был далек от сионистских идей. Увиденное и услышанное там, где его народ в древние века обрел государственность, полностью изменило прежние взгляды Бронислава. Приехав в Эрец-Исраэль во второй раз в 1931 году, он уже вынашивал планы по созданию симфонического оркестра. Но скоро только сказка сказывается. До 1933 года Губерман жил в Берлине. На его глазах, сначала в политической, а затем и в общественной жизни Германии начали происходить драматические перемены. Нацисты спешно отменили намечавшееся выступление на торжествах в честь столетия Брамса квартета с участием Бронислава Губермана. Вместо этого, квартет сыграл (что еще было возможно) в Вене. Друг Губермана, дирижёр Вильгельм Фуртвенглер тщетно пытался добиться от фашистского руководства отмены запретов на выступление еврейских музыкантов. Губерман по поводу позиции Фуртвенглера позже писал, что тот вел себя как «типичный немец – не нацист, один из миллионов не нацистов, сделавших, однако, нацизм возможным». На фоне происходившего, Губерман четко представил себе, как он сформирует музыкальный коллектив в Палестине: его основу, по задумке Бронислава Губермана, должны были составить еврейские музыканты, лишившиеся возможности выступать в родной Европе. В 1934, прибыв в третий раз в Палестину, он заручился поддержкой своего начинания со стороны местного филармонического общества, после чего можно было начинать организационную работу, включая сбор пожертвований в фонд создания в Палестине симфонического оркестра. В курс этого важного дела введены были Хаим Вейцман и Давид Бен-Гурион. Содействие начинанию оказал и британский офицер Фредерик Киш, проникшийся сионистской идеей. Но главную роль, безусловно, сыграл всемирный авторитет самого Губермана. Он обратился с «Открытым письмом к немецкой интеллигенции», призывая музыкантов не сотрудничать с диктаторскими режимами. В 1936 году стараниями Бронислава Губермана за океаном была основана «Ассоциация друзей Палестинского оркестра», а ее председателем стал Альберт Эйнштейн. Благие намерения, правда, были омрачены происшествием в Карнеги-Холле, где у Губермана похитили скрипку работы Антонио Страдивари. Выйти на след преступника полиции не удалось, и его имя стало известно только через полвека, когда тот перед смертью признался в краже своей жене. Чтобы сосредоточиться на формировании Палестинского симфонического оркестра, Губерман покинул Венскую академию. В создание этого коллектива свой вклад внесли многие ведущие дирижеры и исполнители из разных стран, а первым в список солистов Бронислав Губерман внес имя скрипача Адольфа Буша, немца, покинувшего Германию в знак протеста против антисемитской политики Гитлера. Он убедил 75 даровитых музыкантов отправиться туда, где еврейский народ возрождал свой национальный очаг и принять непосредственное участие в том, что он называл «осуществлением сионистской культуры в Стране предков». При этом дорога в оркестр была перекрыта евреям-вероотступникам. Почетное право – встать за дирижерский пульт во время первого концерта симфонического оркестра Палестины – было предоставлено итальянской знаменитости Артуро Тосканини. Выдающийся дирижер отказался перед этим управлять на родине музыкальным коллективом во время исполнения гимна итальянских фашистов и не поехал на фестиваль Рихарда Вагнера в Германию, хотя на его участие рассчитывал сам фюрер.

26 декабря 1936 года стало днем рождения Палестинского симфонического оркестра, причем генеральная репетиция выступления была проведена с доступом на нее публики. Во время первой абонементной серии концертов, с огромным успехом прошедших в Тель-Авиве, Иерусалиме и Хайфе, залы собрали в общей сложности 15.000 слушателей. По настоянию Бронислава Губермана, из репертуара оркестра были исключены произведения Рихарда Вагнера и Рихарда Штрауса, композиторов, чья музыка была использована в пропагандистских целях нацистским режимом. Уже в те далекие годы Губерман обращался к Вейцману и Бен-Гуриону по вопросу о финансовой помощи музыкантам, приезжающим жить в Палестину и играть в симфоническом оркестре. Поддержка творческих деятелей из числа новых граждан стала в провозглашенном государстве Израиль одной из составляющих политики в сфере репатриации и абсорбции. В 1938 году Бронислав Губерман был удостоен звания «Почетного гражданина Тель-Авива». Так город, созданный «из мечты и песка» оценил личный вклад Губермана в создание оркестра, преобразованного впоследствии в Израильский филармонический. Но сам Бронислав не мог выступать с этим коллективом на постоянной основе. В 1937 он гастролировал в Австралии, а оттуда отправился в Индонезию, и здесь Губермана подстерегла беда: пассажирский самолет, на борту которого он находился, потерпел аварию, которая стоила жизни четверым пассажирам. Бронислав вышел из авиакатастрофы с переломом левой руки и двух пальцев на правой. Только через несколько месяцев он снова прикоснулся к тосковавшей по нему скрипке, и в первую очередь, выступил тогда в Палестине, а также в Египте.

Начало Второй Мировой войны застало Губермана в Швейцарии. В то время, когда на европейском континенте решалась дальнейшая судьба человечества, Губерман выступал в США, а также – перед бойцами сформированной Еврейской бригады – с миссией моральной поддержки воинов-соплеменников, борцов с нацизмом. В 1944 году Брониславу присудили почетную степень доктора Еврейского института религии в Нью-Йорке. В апреле 1946 года, отпраздновав историческую Победу над фашизмом, Губерман из Соединенных Штатов отправился в Швейцарию, намереваясь отдохнуть, набраться новых сил и вновь присоединиться к оркестру, который он создавал. Но судьба распорядилась по-иному. Состояние его здоровья резко ухудшилось, и 16 июня 1947 года он скончался на своей вилле «Нант» на Женевском озере.

К числу наиболее удачных работ Бронислава Губермана музыковеды относят его интерпретации «Чаконы» И.-С. Баха, скрипичного концерта и «Крейцеровой сонаты» Людвига ван Бетховена, а также версии скрипичных концертов Брамса, Мендельсона, Чайковского, Шимановского и Карловича. Губерман также завоевал признание собственными аранжировками мазурок и вальсов Шопена. После кончины волшебника скрипки, его родные передали архив Бронислава на хранение Центральной музыкальной библиотеке в Тель-Авиве. В 1958 году израильский фонд «Керен Каемет ле-Исраэль» установил в честь Губермана памятный знак в лесу под Иерусалимом. Пять лет назад в тель-авивском музыкальном Центре имени Фелиции Блюменталь, в рамках празднования 75-летия Израильского филармонического оркестра, была развернута выставка под лаконичным названием: «Бронислав Губерман. 1882-1947» – в память об «отце-основателе». В экспозиции были представлены архивные документы, письма, написанные рукой Губермана и адресованные ему, фотографии, записи концертов с участием скрипача-виртуоза. Бронислав Губерман вошел в историю музыки, как один из крупнейших мастеров скрипичного искусства. Его игра впечатляла силой эмоционального воздействия, покоряла полетом фантазии, талантом импровизации и изяществом. И жизнь его продолжается – в сотворенных им добрых делах, в звуках музыки, которая бессмертна!

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ