БРЕСТСКИЙ МИР...

БРЕСТСКИЙ МИР

76
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Белая армия

23 февраля дата рождения не только Красной армии, но и Белой. И родилась она не в Киеве, как казалось писателю Булгакову, а на Дону.

Из книги “Белогвардейщина “Валерия Шамбарова:

Ледяной поход, Первый Кубанский поход – поход Белой армии, стал рождением Белого сопротивления в России; начался в ночь с 9 (22) на 10 (23) февраля 1918 года, когда 3683 человека во главе с генералом Корниловым вышли из Ростова в ледяные задонские степи; проклят советскими историками; чтим до сих пор и незабвенен для нескольких поколений русских людей в России и за рубежом; получил название «Ледяного» и окрещён «Добровольческой Голгофой».

Красные части обложили Ростов со всех сторон. В город отошел последний заслон капитана Чернова, теснимый войсками Сиверса. Оставался узенький коридорчик, и Корнилов приказал армии выступить в поход. В ночь на 9 февраля в донскую зимнюю степь вышли добровольцы – все, что осталось от великой России. В колонне пешком шагал генерал Корнилов с солдатским мешком за плечами. На тележке ехал престарелый Алексеев, в чемоданчике – армейская казна. Вязли в снегу городские дамы, цепляясь за набитые повозки, брели старики – люди спасались от большевистского кошмара. А в бесконечной ленте обозов и беженцев затерялись маленькие воинские колонны – офицеры, юнкера, студенты. Кто в шинели, кто в штатском пальто, кто в сапогах, кто в рваных валенках. С начала формирования в армию записались 6 тыс. человек. Из Ростова выступили 2,5 тысячи. Остальные погибли в боях, лежали ранеными в лазаретах и частных домах, затерялись в круговерти событий. По трескающемуся льду переправились через Дон, и пошли от станицы к станице…

Помощником командующего с главной обязанностью – заменить в случае гибели – Корнилов назначил А. И. Деникина. Правда, первым выбыл из строя Деникин. В путанице эвакуации он остался без вещей, вынужден был идти в гражданском костюме и дырявых сапогах. Через два перехода свалился с тяжелой формой бронхита. Продолжал путь по заснеженным степям в телеге, укутанный чужими одеялами.

Итак, немцы наступают. Большевики бегут.

Морской нарком Дыбенко бежал от Нарвы до Самары (в советские времена Куйбышева). Немцы не поспевали за трусливым советским наркомом.

А храбрый генерал Корнилов, кандидат в русские диктаторы, бежал от зауряд-прапорщика Сиверса.

Как уже писалось, Ленин сказал, что в России нет армии. И как всегда, – был не прав. Армий было как минимум две: армия Сиверса и бегущая от неё армия Корнилова.

Рудольф Фердинандович Сиверс родился в 1892 в Петербурге. Участвовал в 1-й мировой войне 1914-18 в чине зауряд-прапорщика. Зауряд-прапорщики – прапорщики без эполет. Чтобы стать офицерами зауряд-прапорщики должны были окончить юнкерское училище.

После Февральской революции 1917 Рудольф Сиверс был избран в полковой комитет и вступил в партию большевиков. В ноябре 1917 был послан с отрядом в Украину на Донбасс. 100 лет назад, как и сейчас, Россия под видом гибридной войны пыталась оккупировать территории независимой Украины.

Но тут истек срок перемирия, и немцы снова начали наступать. Большевики Сиверса бежали на Дон. Себя они называли «Социалистической армией».

23 февраля заняли Ростов-на-Дону. Так началась оккупация земель Войска Донского большевиками. Идея была простая – большевики хотели присоединить казацкие земли к своей России. Для этого применялось, так называемое, расказачивание: по станицам прокатилась волна грабежей, изнасилований и убийств. Казаки вместо того, чтобы рассказачиваться – восстали. Страшного зауряд-прапорщика Рудольфа Сиверса, от которого бежали Корнилов с Деникиным, прибили.

Но это уже другая история, гибридной войны России на Дону, и борьбы донского казачества в союзе с Германией за отделение от России.

Хотят ли русские войны?

В 1961 году советский поэт Евгений Евтушенко написал текст песни:

Хотят ли русские войны?

Спросите вы у тишины

Над ширью пашен и полей,

И у берёз, и тополей.

Спросите вы у тех солдат,

Что под берёзами лежат,

И вам ответят их сыны,

Хотят ли русские войны.

А вот другая песня из фильма 1938 г. “Если завтра война” на стихи советского поэта Василия Лебедева-Кумача:

Мы войны не хотим, но себя защитим,
Оборону крепим мы недаром,
И на вражьей земле мы врага разгромим
Малой кровью, могучим ударом!

Вся история России, начиная с Ивана Грозного, подчиняется этой доктрине – война на чужой территории малой кровью и желательно чужой. Другими словами, Это захват чужой территории, по возможности, чужими руками. Почти каждый раз, когда русские сами воевали с вооруженным противником, это заканчивалось военной катастрофой.

И вот Корнилов создал русскую патриотическую Добровольческую армию.

И что же делали русские патриоты-белогвардейцы, пока немцы практически беспрепятственно наступали вглубь страны?

«Корнилов предлагал уйти в Сальские степи, где на зимовниках (усадьбах и становищах племенных табунов) имелись большие запасы продовольствия, фуража, много коней. Близкая распутица, разлив рек не дали бы красным преследовать крупными силами, что позволяло выиграть время, выждать благоприятной ситуации. Алексеев резко возражал. Зимовники, вполне подходящие для мелких отрядов, были разбросаны на значительных расстояниях друг от друга. Там было мало жилых помещений и топлива. Армию пришлось бы распылить по подразделениям, которые красные могли бить по частям. Армия оказалась бы в блокаде, зажатая между Доном и линиями железных дорог, лишенная пополнений и снабжения, и могла быть задушена в кольце. И, наконец, обречена на бездействие, выключена из хода событий в России.

Взамен предлагалось идти на Кубань, где еще сражался Екатеринодар, где была надежда на кубанское казачество. А в случае неудачи имелась возможность рассеяться в горах или уйти в Грузию. На военном совете к Алексееву присоединились Деникин, Романовский. Корнилова убедили двигаться на юг».

(“Белогвардейщина” Валерий Шамбаров).

А что делали большевики? Они тоже, как и белогвардейцы, не хотели воевать. Велика Россия – отступать есть куда!

Советская республика матросов и строителей

Советская республика матросов и строителей была провозглашена 17 декабря 1917 года гарнизоном российской военно-морской базы эстонского острова Нарген (эстонское название Найссаар). Инициатор создания и руководитель республики – лидер матросов анархо-коммунист Степан Петриченко, старший писарь линкора «Петропавловск».

Местное гражданское население не получило политических прав, подвергалось грабежу, реквизициям продовольствия, облагалось произвольными «революционными налогами» и контрибуциями. Местные женщины неоднократно подвергались изнасилованию матросами.

Строители военно-морской базы ничего не строили. Были не в силах. По ультимативному требованию Совнаркома Ревельской городской думе, под угрозой артиллерийского обстрела Таллина, на остров доставляли спиртное.

Матросы проявили храбрость только в борьбе с гражданским населением. При приближении германских войск к Таллину (Ревелю), гарнизон Наргена, имея подавляющее огневое превосходство над противником, боя не принял, укреплений и орудий не взорвал, а 26 февраля 1918 года трусливо бежал без боя с запасами спиртного в Кронштадт, оставив на острове мертвецки пьяных товарищей.

Возможно, именно остров Найссаар имел ввиду нарком иностранных дел России Г.В. Чичерин, когда с сожалением говорил: «Мы отдали Эстонии чисто русский кусочек».

Брестский мир

В марте 1918 года никто лично в Росси воевать не хотел. Разногласия Троцкого и Ленина были не о том как воевать, а о том как НЕ воевать. Ленин просил мира у Германии, а Троцкий считал, что уход немецких солдат вглубь России, поможет ускорить революцию в Германии. Через 8 месяцев после заключения Россией Брестского мира 9 ноября 1918 года в Германии началась революция. Кто знает, не началась бы она раньше, если бы Троцкий смог настоять на своем? Но он не смог, потому что Троцкого волновала Мировая революция, а Ленина – Россия.

Поэтому 3 марта 1918 года в Брест-Литовске ленинская Россия “кинула” своих союзников по Антанте. Сепаратный мирный договор был подписан представителями Советской России и Центральных держав (Германии, Австро-Венгрии, Османской империи и Болгарского царства).

Договор был ратифицирован Чрезвычайным IV Всероссийским Съездом Советов 15 марта и германским императором Вильгельмом II – 26 марта.

В окончательном варианте договора Россия обязывалась сделать множество уступок.

От России отторгались привислинские губернии, Украина, губернии «с преобладающим белорусским населением», Эстляндская, Курляндская и Лифляндская губернии, Великое княжество Финляндское, Карсскую область и Батумскую область.

Советское правительство прекращало войну с Украинской Центральной Радой УНР, обязывалось признать независимость Украины в лице правительства УНР и заключало с ней мир. Кстати, для тех, кто не в курсе, Крым тогда входил в Украину.

Армия и флот демобилизовывались. Балтийский флот выводился из своих баз в Финляндии и Прибалтике.

Россия выплачивала 6 миллиардов марок репараций плюс уплата убытков, понесенных Германией в ходе русской революции – 500 млн. золотых рублей.

Советское правительство обязывалось прекратить революционную пропаганду в Центральных державах и союзных им государствах, образованных на территории Российской империи.

От России была отторгнута территория площадью 780 тыс. кв. км. с населением в 56 миллионов человек (треть населения Российской империи), на которой находились (до революции): 27% обрабатываемой сельскохозяйственной земли, 26% всей железнодорожной сети, 33% текстильной промышленности, выплавлялось 73% железа и стали, добывалось 89% каменного угля и изготовлялось 90% сахара; располагались 918 текстильных фабрик, 574 пивоваренных завода, 133 табачных фабрики, 1685 винокуренных заводов, 244 химических предприятия, 615 целлюлозных фабрик, 1073 машиностроительных заводов и проживало 40% промышленных рабочих.

В приложении к договору гарантировался особый экономический статус Германии в Советской России. Граждане и корпорации Центральных держав выводились из-под действия большевистских декретов о национализации, а лица, уже утратившие имущество, восстанавливались в правах. Таким образом, германским гражданам разрешалось заниматься в России частным предпринимательством на фоне происходившего в то время всеобщего огосударствления экономики. Такое положение дел на какое-то время создало для русских владельцев предприятий или ценных бумаг возможность уйти от национализации, продав свои активы немцам.

Брестский договор восстанавливал крайне невыгодные для России таможенные тарифы 1904 года с Германией. Кроме того, при отказе большевиков от царских долгов (произошедшем в январе 1918 года) Россия вынуждена была подтвердить все долги Центральным державам, и возобновить по ним выплаты.

Ленин сделал Россию снова великой! Мир был подписан, за него было заплачено дорогой ценой, но он не наступил. И началось то, что потом назвали в России Гражданской войной.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ