ИЗРАИЛЬСКАЯ П...

ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНОРАМА

33
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

…На самом деле, как известно в жизни бывает всякое. В этом выпуске «Израильской панорамы» мы решили рассказать вам о судебных делах, которые принято называть «бытовыми».

1) «ЗИХРОН ДВАРИМ»

Это дело слушалось в Хайфском мировом суде и привлекло к себе внимание квартирных маклеров, а также всех, кто собирается продавать или покупать квартиру.

В центре дела оказалась уже немолодая пара, дочь которой поместила в интернете объявление о том, что ее родители готовы продать квартиру за 830 000 шекелей. Вскоре на квартиру нашлись покупатели, начался торг, и в итоге стороны сошлись на сумме в 815 000 шекелей. О чем и подписали предварительное соглашение – «Зихрон дварим».

В качестве доказательства серьезности своих намерений потенциальные покупатели выписали на имя владельцев квартиры чек на 50 000 шекелей.

Однако не прошло и недели, как супруги узнали, что их дом включен в программу «Тама-38», а это означает, что после реконструкции и ремонта цена на квартиру вырастет в полтора, а то и в два раза. Они поспешили позвонить покупателям, и известить, что отказываются от сделки, и готовы вернуть чек, который пока не положили на счет.

Однако в ответ услышали, что «Зихрон дварим» является договором, подлежащим к исполнению, и потому ни о какой отмене продажи они слушать не желают. Так дело дошло до скандала, и стороны обратились в суд.

В суде семья, желающая купить квартиру, настаивала на том, что сделка есть сделка, и после того, как стороны обо всем договорились, ее не отменяют. Либо отменяют за очень большой штраф – намного больший, чем те 50 000 шекелей, которые они дали в качестве задатка.

Хозяева квартиры, наоборот, утверждали, что сделка не была завершена; они все еще находились в стадии переговоров, и «Зихрон дварим» никак не может быть приравнен к договору о покупке квартиры.

В итоге судья пришла к выводу, что сделки как таковой не было, а «Зихрон дварим» следует считать не договором, а «декларацией о намерениях».

О том, что стороны и в самом деле лишь находились в процессе переговоров, а не пришли к окончательному соглашению, по мнению судьи, свидетельствует тот факт, что в «Зихрон дварим» не была указана дата передачи квартиры от старых хозяев новым, штрафные санкции в случае обнаружения в квартире скрытых недостатков, нарушения сроков выезда хозяев и т.д. Между тем, все эти пункты являются обязательными для любого договора о покупке квартиры, и пока по ним не достигнуто соглашение, сделку нельзя считать завершенной – уже не раз, к примеру, были прецеденты, переговоры расстраивались именно потому, что стороны, к примеру, не могли прийти к согласию по поводу даты освобождения квартиры.

Это решение Хайфского мирового суда, безусловно, станет прецедентным, и потому стоит знать на будущее: «Зихрон дварим» о купле-продаже квартиры – это лишь декларация о намерениях, а ни в коем случае не сам договор.

* * *

Если уж у нас зашла речь о квартирном вопросе, то мы просто не можем обойти молчанием дело, которое на днях слушалось в мировом суде Ашдода.

В центре этого дела оказалась супружеская пара репатриантов из СНГ, находящаяся в состоянии развода. Суть дела кратко сводится к тому, что житель Ашдода в один из дней совершенно неожиданно для себя узнал, что его квартира ему больше не принадлежит – у нее есть новый законный хозяин, и он требует, чтобы мужчина немедленно покинул помещение.

Как вскоре выяснилось, супруга мужчины (напомним, что пара находится в процессе развода), запутавшись в долгах, решила продать их совместную с мужем квартиру… за его спиной.

Для этого она выкрала у супруга «теудат-зеут», вручила его любовнику и на переговорах о продаже жилья стала выдавать его за супруга и, соответственно, законного совладельца квартиры. Так квартира была продана в рекордно короткие сроки по цене значительно ниже рыночной.

Дальше ситуация развивалась следующим образом. Обманутый муж заявил, что он никуда съезжать со своей законной жилплощади не собирается, и сделку по продаже квартиры законной не признает. Покупатель квартиры, в свою очередь, стал настаивать, что сделка была совершенно законной, и он пришел в эту квартиру навеки поселиться.

Как и в предыдущей истории, дело дошло до суда. Здесь покупатель опять заявил, что сделка была законной, и супруг женщины участвовал с ней на равных во всех переговорах, а затем и при подписании договора.

Тут-то и раскрылся обман, и судья Ариэль Вага задал резонный вопрос: неужели при подписании договора покупатель не видел, что человек, изображенный на фото в теудат-зеуте мужа покупательницы, и мужчина, выдающий себя за ее мужа не очень похожи друг на друг?

В ответ новый владелец квартиры, не моргнув глазом, ответил, что, во-первых, для него все «русские» – на одно лицо, а во-вторых, проверять личности, это – дело адвокатов. Он, во всяком случае, не подозревал, что его водят за нос…

А вот теперь – внимание! – «соломоново решение», которое принял судья Вага.

Так как, женщина, продавшая квартиру, являлась законной владелицей половины ее площади, то сделка, заключенная между ней и покупателем действительно вполне законна, но… Законна только на половину!

То есть покупатель в данном случае приобрел не всю, а лишь половину квартиры – законным владельцем второй половины остается муж женщины.

Будут ли совладельцы квартиры жить в ней вместе, сдадут ли ее в аренду с разделом получаемой за это платы, или один из совладельцев выкупит у другого его долю – это они должны решить между собой. Если же достичь согласия им не удастся, то они могут снова обратиться в суд, но это будет уже совсем другое дело.

В постановлении судья Ариэль Вага также намекнул, что, выкрав у мужа теудат-зеут и выдавая любовника за мужа, женщина совершила уголовное преступление. Это позволяет ее супругу подать соответствующую жалобу в полицию, а также возбудить против нее гражданский иск с требованием компенсации за мошенничество и нанесение ущерба. Сумма этого иска может значительно превысить половину стоимости проданной квартиры.

Кроме того, по мнению судьи, и покупатель квартиры также может подать иск против женщины за обман и потребовать компенсацию, как минимум, в половину той суммы, которую он заплатил за покупку половины квартиры.

2) ДЕЛО О СИНАГОГЕ ХАБАДа

Весьма любопытное решение принял недавно Тель-авивский мировой суд по поводу очередного иска, поданного мэрией этого города против незаконной достройки.

Для начала следует сказать, что мэрия города «без передышки» уже давно ведет бескомпромиссную борьбу с попытками жителей построить на своем балконе беседку или превратить его в закрытую веранду. Вот только борьба эта почему-то ведется только в одной части города – в Южном Тель-Авиве, так называемых «кварталах бедноты». В то время как респектабельная публика в Рамат-Авиве свободно достраивает и пристраивает к своим квартирам все, что вздумается.

И вдруг – о чудо! – тель-авивская мэрия подает иск против незаконной пристройки в Рамат-Авиве! Правда, речь идет не о частной квартире, а о недавно появившейся в этом районе синагоге ХАБАДа. Местные евреи уже не раз подавали жалобы на то, что появление синагоги ХАБАДа в их районе не только неприемлемо, но и незаконно, так как нарушает запрет на миссионерскую деятельность. Однако юристы разъяснили им, что формально хасиды ХАБАДа такие же граждане, как и они; а так как их район формально считается еврейским, то миссионерами хабадников назвать трудно. Так что, если здание для синагоги было приобретено на законных основаниях, то местным «интеллектуалам» не остается ничего другого, как смириться с существованием рядом с их домами форпоста «опиума для народа».

Тогда жители Рамат-Авива обратились в мэрию и обратили внимание городских инспекторов на то, что хабадники застеклили балкон синагоги и используют его для своих ритуальных нужд, хотя, согласно выданному им разрешению на деятельность, отправлять религиозные иудейские обряды они имеют право только на первом этаже здания.

Тель-авивская мэрия немедленно подала иск против синагоги, в котором обвинила движение ХАБАД, во-первых, в незаконной достройке (застеклении балкона), а во-вторых, в нарушении условий выданного разрешения на деятельность синагоги.

В суде староста хабадской синагоги выдвинул два контр-довода. Во-первых, заявил он, территория застекленного балкона используется не как синагога, а как кухня и складское помещение. А, во-вторых, незаконные достройки в Рамат-Авиве делают почти все жители, но мэрия закрывает на это глаза, и решила выдвинуть иск исключительно против ХАБАДа.

В качестве доказательства, что он говорит правду, староста представил фотографии десятков достроек в районе Северного Тель-Авива, сделанных без какого-либо разрешения и оставленных мэрией без внимания.

Судья Алла Масарве попросил адвоката мэрии опровергнуть заявление старосты синагоги и представить иски, поданные против владельцев запечатленных на снимках квартир. Когда адвокат в ответ только развел руками и сказал, что против всех нарушителей иски не подашь, судья Масарве объявил, что теперь ему все стало окончательно ясно.

В постановлении суда Алла Масарве отметил, что вынужден прибегнуть к полузабытому принципу «защиты гражданина от власти закона», согласно которому, если буква закона в силу сложившихся обстоятельств требует абсурдного и заведомо несправедливого решения, то судья должен руководствоваться не законом, а здравым смыслом и чувством справедливости.

В данном случае, пояснил судья Ала Масарве, налицо селективное использование мэрией Тель-Авива своего права бороться с незаконным строительством. Поэтому во имя соблюдения принципа равенства граждан перед законом суд постановляет, что незаконная пристройка к синагоге должна остаться нетронутой. Больше того – никого не должно волновать, чем именно верующие в этой пристройке занимаются – если они захотят в ней молиться, то вполне могут это делать.

Решение судьи Масарве может стать прецедентным и с успехом использоваться жителями Южного Тель-Авива для того, чтобы сохранить сделанные ими на балконах беседки и избавить от уплаты многотысячных штрафов.

3) РАСПЛАТА ЗА ЛЮБОВЬ

…Настоящая любовь стоит дорого, что доказывает история, произошедшая с одним жителем Центра страны.

Начинается наша история в 2004 году, когда ее главному герою было всего 70 лет. В этом цветущем возрасте с ним произошло настоящее чудо: он влюбился в 45-летнюю гастарбайтершу из Украины, и та – что, согласитесь, тоже было в какой-то степени чудом! – ответила ему взаимностью.

Влюбленные поспешили сочетаться законным браком, а спустя полтора года, после настоятельных обращений мужчины в МВД, супруга нашего героя получила полновесное израильское гражданство.

Однако к 2014 году отношения между этой романтической парой окончательно разладились. В 2016 году мужчина, которому на тот момент было уже 82 года, потребовал от законной супруги, чтобы та убиралась из его квартиры. Женщина в ответ подала иск в суд.

Нет, на квартиру она не претендовала, так как еще при заключении брака подписала отказ от подобных претензий. Но, по ее мнению, ей полагались от мужа алименты, которые обеспечили бы ей более-менее достойное существование до старости.

– Ваша честь, господин судья! – сказала она в суде. – Я действительно вышла замуж за этого человека по большой любви, несмотря на существенную разницу в возрасте. При этом, уговаривая меня стать его женой, он обещал, что обеспечит все мои нужды до конца моих дней. И вот сейчас он выгоняет меня на улицу, следуя принципу «мавр сделал свое дело, мавр может уйти». Но за последние годы не только его, но и мое здоровье пошатнулось. Я не могу работать, как прежде, и потому прошу суд заставить его выполнить данное мне при женитьбе обещание.

Мужчина в ответ заявил, что на самом деле инициатором брака был не он, а гражданка Украины, с которой он до того, уже сожительствовал два года. По его словам, на самом деле подлинной целью женщины было получение израильского гражданства, но он понял это лишь через два года после свадьбы. Отношения между ними, продолжил ответчик, разладились уже давно, многие годы они не ведут совместного хозяйства, а когда он заболел, супруга отказалась оказывать ему даже минимальную помощь. Это и привело к тому, что он выгнал ее из дома и потребовал развода.

Суд в итоге частично принял сторону женщины, обязав бывшего супруга выплачивать ей алименты в размере 3000 шекелей в течение пяти лет – то есть практически до достижения истицей пенсионного возраста.

Мужчина опротестовал это решение в окружном суде, который (опять-таки частично) принял его доводы и обязал выплатить бывшей супруге 90 000 шекелей единовременно, и на этом считать историю их брака исчерпанной.

Многие юристы считают, что герой этой истории очень дешево отделался.

4) БАБУШКА РЯДЫШКОМ

Поистине захватывающая драма развернулась в последние месяцы в семейном суде Нацерета, где слушалось дело о том, с кем будет жить 11-летний мальчик – с папой или бабушкой.

Начало драмы было положено два года назад, когда вскоре после развода с отцом мальчика его мама вышла замуж за иностранного гражданина и заявила о своем желании переехать вместе с сыном за границу. Однако бывший муж категорически воспротивился тому, чтобы сын жил за тридевять земель, и он был практически лишен возможности с ним видеться.

Начался суд, на время которого мальчик был отправлен к бабушке со стороны матери, то есть бывшей теще истца. Все время, пока шел процесс, мать мальчика жила за границей с новым мужем.

В итоге суд признал, что ребенок должен остаться жить в Израиле, вместе с отцом. И вот тут начался второй акт драмы: мальчик заявил, что его папа – очень плохой человек, а потому он не желает с ним жить, а хочет остаться у бабушки.

Заявление ребенка повлекло за собой новый судебный процесс, в ходе которого мальчику был назначен адвокат-опекун для представления его интересов. Адвокат, поговорив со своим юным подзащитным, сообщил суду, что убедился в искренности желания мальчика жить у бабушки, и желание это должно быть исполнено, так как во главу угла при рассмотрении подобных вопросов должны быть поставлены интересы ребенка.

Отец мальчика в ответ заявил, что бывшая теща попросту настроила против него сына, и если уж говорить об интересах ребенка, то он всю жизнь был замечательным отцом, и мальчику будет куда лучше с ним, чем с озлобленной на весь мир бабкой.

В сложившейся ситуации судья Асаф Згури решился на необычный шаг: он попросил профессионального психолога поговорить отдельно с мальчиком, папой и бабушкой, и затем выдать экспертное заключение по данному делу.

Вывод психолога был однозначен: мальчик находится под сильным влиянием бабушки и говорит то, чему она его научила. Что касается отца, то тот и в самом деле любит сына, хочет и может его воспитывать, но и бабушка… безумно любит внука и одновременно так ненавидит бывшего зятя, что готова сделать все, чтобы внук отказался не только жить, но и вообще встречаться с отцом.

Получив заключения психолога, судья Згури с удовлетворением отметил, что они полностью совпадают со сложившейся у него картиной дела, но ему было необходимо заручиться мнением профессионала.

«Интересы ребенка и в самом деле превыше всего, – отметил в постановлении суда Асаф Згури. – В данном случае мальчик вроде бы ясно и очень эмоционально выразил свое желание остаться у бабушки и нежелание жить с отцом. Однако у суда сложилось впечатление, подтвержденное затем экспертной оценкой, что на самом деле ребенок в данном случае говорит не своими словами, явно находится под сильным посторонним влиянием, и его подлинные интересы состоят совсем в другом».

В итоге суд обязал бабушку передать внука бывшему зятю, а также прекратить настраивать сына против отца. Вместе с тем судья Згури разрешил бабушке время от времени видеться с внуком (в суде женщина заявила, что жизнь без внука для нее равносильна смертному приговору), однако перед началом таких свиданий она должна будет пройти специальный инструктаж семейного психолога.

В случае если бабушка будет снова замечена в настраивании внука против отца, она будет вообще лишена права с ним встречаться.

5) ЧИСТО ТЕЛЬ-АВИВСКАЯ ИСТОРИЯ

Не меньшая драма развернулась в Тель-авивском суде по семейным вопросам, где встретились две мамы одного мальчика – биологическая и та, которая, была для него как бы папой.

Стоп! Мы опять позволили себе совершенно неприемлемое с точки зрения жителей Тель-Авива выражение! Нет никаких пап и мам, а есть только родители! Так что давайте попробуем вести дальше рассказ, держась в рамках политкорректности.

Итак, речь идет о семье, в которой оба родителя женского пола. Два этих родителя начали сожительствовать друг с другом еще в 2007 году, а в 2012 году одна из родителей с помощью искусственного оплодотворения родила ребенка (если использовать традиционное выражение, то следовало бы написать «мальчика»).

Некоторое время назад жившие в гражданском браке женщины (никуда не денешься, но время от времени приходится пользоваться гендерными характеристиками) решили расстаться. При этом биологическая родитель ребенка заявила, что он принадлежит только ей, и отныне она запрещает своей бывшей партнерше с ним видеться.

Та в ответ подала в суд, в котором заявила, что хотя официально она не предъявляла никаких прав на ребенка и не зафиксировала себя в документах в качестве его родителя, на самом деле она воспитывала ребенка на равных вместе с партнершей и требует предоставить ей возможность с ним встречаться. По словам истицы, это также отвечает интересам ребенка, который очень переживает разлад между двумя родителями.

Судья, рассматривающий это дело, пока воздержался от окончательного решения. Вместе с тем он отметил, что между небиологическим родителем и ребенком и в самом деле существует эмоциональная связь, и на данном этапе процесса разрешил истице раз в неделю встречать мальчика после школы, гулять с ним до вечера, после чего она должна будет возвратить его биологической матери.

6) ГЛАВНОЕ НЕ СДАВАТЬСЯ

Супруги из Мизкерет-Батьи доказали, что простые граждане вполне могут выйти победителями (или почти победителями) из схватки с городскими властями.

Горсовет Мизкерет-Батьи подал в мировой суд Ришон ле-Циона иск, в котором утверждал, что эта супружеская пара задолжала горсовету в период с 2005 по 2013 год 70 000 шекелей за неуплаченный муниципальный налог.

Супруги, в свою очередь, заявили, что большая часть долга – 50 000 шекелей – относится к 2005-му году, когда они оказались в необычайно тяжелой материальной ситуации. Но, во-первых, по этому долгу давно прошел срок давности, а во-вторых… большую часть его они давно выплатили. В настоящее время, по мнению супругов, они должны родному муниципалитету порядка 8000 шекелей.

И вот в этот момент в суде произошло нечто интересное. Судья Кармит бен-Элиэзер не стала требовать от ответчиков предъявить доказательства того, что они погасили большую часть долга по «арноне», а, наоборот, потребовала от муниципалитета доказать, что супруги и в самом деле должны ему деньги, причем именно указанную в иске сумму.

И тут выяснилось, что таких доказательств городские власти представить не могут. В итоге судья Кармит Бен-Элиэзер выговорила ответчикам за то, что они задерживают выплату «арноны», и обязал их выплатить накопившуюся задолженность в размере 10 000 шекелей.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ