КНР – Р...

КНР – РОССИЯ: СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО СОБАКИ И ХВОСТА

9
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

На первый взгляд, глобальные исторические процессы сами собой толкают Москву и Пекин в объятия друг к другу: сырьевую экономику – к бурно развивающейся индустрии. Обе страны являются ядерными державами, обе «неровно дышат» в сторону США. Тем не менее, в этих отношениях не хватает одного – равноправия.

Словно в ответ на саммит министров иностранных дел «Большой Семерки», который состоялся в конце апреля в канадском Торонто, и на который не пригласили главу российского МИДа Сергея Лаврова, тот гордо отправился в Пекин – встречаться с президентом Си Цзиньпином. Традиционно, для журналистов прозвучали стандартные слова о «стратегическом партнерстве» России и Китая, о многочисленных «конструктивных встречах» между Путиным и «товарищем Си» и об «атмосфере доброжелательности» между двумя странами.

Ни малейшего сомнения нет в том, что в этих словах имеется большая доля правды. Интересы КНР и России довольно часто совпадают: обе страны очень хотят натянуть нос американцам, обе видят в Вашингтоне угрозу своим интересам. Россия ревниво и раздраженно следит за тем, что делают американцы в Восточной Европе – бывшей сфере влияния СССР, и на Ближнем Востоке, а Китай переживает из-за американской активности в азиатско-тихоокеанском регионе.

Не зря ведь Си Цзиньпин в свое время, 5 лет назад, сразу после того, как стал Президентом КНР, первую свою зарубежную поездку совершил именно в Москву. Это должно было показать особые отношения, единство, союзничество и все такое. В самом деле – в первую очередь, экономические отношения между этими двумя странами становятся все более тесными, особенно – с того времени, как Россия «выстрелила себе в ногу», напав на Украину и рассорившись из-за нее со странами Запада. Обе страны вместе осуществляют большие энергетические проекты. Китай инвестирует миллиарды в российскую «Роснефть», а недавно, благодаря китайским деньгам, «Газпром» запустил в Северной Сибири терминал для сжиженного газа «Ямал LNG».

Более того: в данный момент Россия решается на такие шаги, каких никогда не позволял себе даже Советский Союз, а именно – предоставляет Китаю образцы вооружений, которые сама считает наисовременнейшими (по крайней мере, хвастается их современностью и инновативностью на весь мир). Такие, как зенитные ракетные комплексы С400 или истребители Су-35. Похоже, россияне больше не боятся, что хитрые китайцы скопируют их драгоценные технологии и станут, как привыкли, изготовлять такие же образцы техники, но под собственными именами и дешевле. Возможно, это происходит из-за того самого «возросшего уровня доверия между двумя государствами», о котором заявил Лавров в Пекине, но, скорее – из-за того, что Китай уже обогнал Россию в области военных технологий и «наисовременнейшие» российские разработки более не интересуют китайских инженеров на предмет «свистнуть и скопировать». Можно просто купить и как-то пристроить к делу, а красть лучше у европейцев с теми же американцами…

Не конкуренты

«Русский с китайцем – братья навек» – пели в старой пропагандистской песне, появившейся в 1949 году, когда с помощью Москвы появилась Китайская Народная Республика. А что же теперь? Старые времена возвращаются?

Скорее всего – нет. Реальность оказалась намного сложнее: невзирая ни на какие уверения в вечной дружбе, нынешняя Россия для Китая – никакой не партнер. Скорее уж – вассал, неравный ни в чем. Это можно отследить по трем «зонам влияния»: Центральной Азии, российскому Дальнему Востоку и Арктике.

В бывших азиатских советских республиках Россия еще до недавнего времени, казалось, чувствовала себя вполне неплохо: элиты стран вроде Казахстана все еще общаются по-русски, все еще не идут на конфликты с Россией – особенно, после подлого нападения россиян на Украину – и поддерживают российский «Евроазиатский экономический союз». Но в этом регионе Китай «распространяется» все сильнее: разрабатывает совместные энергетические проекты с Туркменистаном, Таджикистаном и Казахстаном, инвестирует миллиарды в инфраструктуру этих государств в рамках проекта так называемого «Нового Шелкового пути», становится центральным покупателем местных товаров и поставщиком импортных.

Китай – очень привлекательный партнер для местных постсоветских автократий: он не оказывает открытое политическое давление, как это делают самовлюбленные кремлевские бонзы, но и не жужжит постоянно про права людей, как привыкли западные страны. Китайцы просто «продавливают» свои экономические интересы, в первую очередь – энергетические. Ведь, если нефть и газ можно будет получать через новые нефте- и газопроводы из Центральной Азии – то россиянам тогда китайцы смогут просто диктовать свои условия, вообще не обращая внимания на их «хотелки».

Объем китайской торговли с центрально-азиатским регионом перерос в 2017 году отметку в $30 млрд. В то же время соответствующий российский торговый объем не достигает и двух третей от этой суммы – да еще и с тенденцией к снижению, невзирая на хваленую «евроазиатскую интеграцию» по московскому сценарию. На риск, что Китай станет долгосрочным экономическим гегемоном в этом регионе, Москва молча соглашается – просто потому, что вообще не имеет, что этому риску противопоставить. Россияне давно уже прекратили составлять китайцам экономическую конкуренцию.

Дареная нефть, дареный газ

Впрочем, как минимум, в политическом и военном отношении Москва еще может как-то проявить себя в Центральной Азии – по большей части, потому, что Пекин в этом регионе подобной активности старается не проявлять – по крайней мере, открыто. А вот в тихоокеанском регионе российские карты – явно слабее. Собственный, российский Дальний Восток – малонаселенный, экономически неразвитый регион, в котором Путин надеется на развитие… за китайские деньги. Но до сих пор Пекин в этом регионе, по площади равняющемся приблизительно двум третям Китая, но населенном всего-навсего шестью миллионами жителей, интересуется, в основном, транзитными проектами для российских полезных ископаемых, текущих в КНР: в 2009 году китайцы профинансировали продолжение Восточно-Сибирского нефтепровода до Дакина ($25 млрд.) и выбили за это ценовую скидку на нефть от россиян. Так же и с газопроводом «Сила Сибири»: россияне вынуждены строить его за собственный счет (китайцы лишь предлагают дать кредит на это строительство – то есть, деньги придется вернуть) и продавать в КНР газ по ценам, значительно уступающим европейским рыночным.

Что касается инвестиций и инфраструктурных проектов, не относящихся к сырьевому сектору – то они еле живые. Правда, китайцы пообещали миллиардные инвестиции, но ни один проект не набрал силу. И не из-за китайцев, а из-за россиян – те не торопятся выполнять собственные обещания…

Лучшим примером подобного «сотрудничества» может послужить строительство нового железнодорожного моста через Амур: в то время как китайцы построили свою секцию, как и планировали, уже в 2016 году, россияне строят свою еще и по сей день. Реальные инвестиции Пекина в этот регион не достигают и одного миллиарда долларов. Для сравнения: лишь в один-единственный Казахстан Китай инвестировал на протяжении последних пяти лет более $10 млрд.

«Холодная» конкуренция

Также и в Арктике сотрудничество между Пекином и Москвой никак не назвать равноправным. Терминал для сжиженного газа «Ямал» в Сибири – это, пожалуй, самый большой совместный проект. Недавно Китай вообще объявил себя «близкой к Арктике державой», чтобы подчеркнуть свои интересы в этом регионе – то есть, вступил в прямую конфронтацию с Москвой, которая традиционно претендует на Арктику, как на «своё». И в этой конфронтации Китай пользуется не «ноу-хау» своего «стратегического партнера», а услугами… маленькой Финляндии: вместе с финнами строит целый ледокольный флот и пытается договориться со всеми остальными арктическими странами (в первую очередь – с США)… за исключением России.

Китай поддерживает арктические исследовательские станции в Норвегии – ищет там нефть, прокладывает оптоволоконные кабели в Гренландию и инвестирует миллиарды, покупая канадский нефтегазовый концерн Nexen. Москве же от этого разнообразия не перепало вообще ничего.

Для России это означает, что она проиграла конкуренцию за китайские инвестиции для своих арктических проектов – в первую очередь, из-за отсталости собственных технологий, но еще и потому, что китайцы хотели бы заранее вытеснить россиян из любых возможных проектов в этом регионе. Это еще раз подчеркивает, что отношения России с Китаем в данный момент являются абсолютно “ассиметрическими”, а это самое хваленое «стратегическое партнерство» все более напоминает неравный брак – с разочарованиями и нарушенными обещаниями. Скорее всего, запланированный на июнь визит Путина в Пекин в этом раскладе тоже ничего не изменит.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ