ИСААК ШВАРЦ Г...

ИСААК ШВАРЦ ГАРМОНИЮ ИЗ ХАОСА ТВОРЯ…

60
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

«Счастлив он, чей путь не долог, пальцы злы,

смычок остер, –

Музыкант, соорудивший

из души моей костер.

А душа, уж это точно, ежели обожжена,

Справедливей, милосерднее

и праведней она» –

Это фрагмент известной песни, которую Булат Окуджава посвятил другу и соавтору многих своих произведений, композитору Исааку Шварцу. 13 мая человеку, подарившему нам музыку, сотворенную для вечности, исполнилось бы 95 лет, и он мог еще быть среди нас.

На свет Исаак появился в 1923 году, в городе Ромны (ныне – Сумской области Украины). Туда в начале минувшего века перебралось из Прибалтики его семейство. Дед Исаака по отцовской линии был раввином, а бабушка по линии матери состояла в родстве с известным скульптором Марком (Мордухом) Антокольским. Отец Исаака – Иосиф Евсеевич получил филологическое образование, а мать – Рахиль Соломоновна (в девичестве – Бергер), окончив коммерческий институт, работала школьной преподавательницей. Родители, и в первую очередь, глава семейства, обладавший красивым и сильным голосом, с детства привили Исааку и двум его сестрам – Софье и Марии любовь к музыке, что, в разной степени, предопределило их судьбу.

В 1930 году Шварцы переехали в Ленинград и поселились в центре города, неподалеку от Невского проспекта. Исаак начал заниматься музыкой в Доме художественного воспитания детей – по классу рояля, у преподавателя и автора сборников для начинающих музыкантов А.С. Замкова, позже стал брать уроки у профессора Леонида Николаева, пианиста, композитора и авторитетного педагога. По воспоминаниям родных, у Шварцев нередко устраивались настоящие музыкальные вечера. Старшая сестра, студентка консерватории Софья виртуозно играла на фортепиано. В ее исполнении Исаак услышал впервые произведения Моцарта, Бетховена, Чайковского, Бизе и других классиков мировой музыки.

В 1935 году 12-летний Шварц принял участие в концерте молодых дарований в Большом зале Ленинградской филармонии. В сопровождении оркестра вундеркинд блестяще исполнил 1-ю часть из Первого концерта Шопена. Весной следующего года он снялся в кино, в фильме «Концерт Бетховена», где участвовал в сцене проводов товарища на музыкальный конкурс, и был упомянут в титрах картины. Все бы хорошо, но над семьей незримо сгущались тучи. Убийство в Смольном Кирова, руководителя Ленинградской парторганизации 1 декабря 1934 года послужило сигналом к началу массовых репрессий в городе на Неве. 9 декабря 1936 года отец Исаака, профессор Ленинградского университета, едва оправившийся, к тому времени, от перенесенного им инфаркта, был арестован – «за антисоветскую агитацию». После изнурительных допросов, когда большинство арестованных под пытками готово было признаться в чем угодно, его приговорили к пяти годам лишения свободы. На всю жизнь Исааку запомнилось последнее свидание с отцом – оно происходило в ленинградской пересыльной тюрьме, откуда Иосифа Шварца отправили в лагерь. 4 апреля 1938 года его дело было вновь рассмотрено. На этот раз – «тройкой» при УНКВД по Дальстрою. «Суд» назначил обвиняемому высшую меру наказания. 11 апреля 1938 безвинного человека расстреляли в Магадане. Ну, а у семьи «врага народа» конфисковали все имущество, включая музыкальный инструмент и богатую библиотеку, выслав Рахиль Соломоновну с детьми из Ленинграда в далекую Киргизию. Во Фрунзе, где Шварцы поселились в домике с саманной крышей, мать устроилась на швейную фабрику, а Исаак стал подрабатывать, давая частные уроки музыки отпрыскам местных чиновников, хотя ему, 14-летнему в ту пору, и самому нужно было продолжать музыкальное образование. И он занимался у пианиста Владимира Фере, а по вечерам выступал в роли тапера в кинотеатре, сопровождая игрой на фортепиано фильмы немого кино. По-видимому, именно тогда юный музыкант почувствовал особенности искусства кинематографа, что отразилось в его творчестве в зрелые годы. А еще помогло общение с семьями «спецпереселенцев», среди которых были замечательные люди с широким кругозором, в том числе – историки и филологи. Во Фрунзе Шварц познакомился с родными Дмитрия Шостаковича, находившимися в том же положении, что и его семейство. Позднее сестра Дмитрия – Мария, отменная пианистка, рекомендовала брату принять Исаака Шварца в Ленинграде. Но это произошло уже в 1945 году, а перед Великой Отечественной войной Исаак Шварц был концертмейстером в Киргизском государственном театре, а когда грянула война, руководил хором и оркестром Красноармейского ансамбля песни и пляски Фрунзенского военного округа. Ну, а потом довоенный тапер был отправлен на фронт, где стал сапером. Судьба уберегла его от ошибки, которая у саперов, чаще всего, бывает единственной, но не спасла от контузии, когда подразделение Исаака попало под артобстрел в районе Харькова весной 1942 года. Он был эвакуирован в глубокий тыл. В 1943 Шварц женился – на подруге детства и юности, пианистке Соне Полонской, и у молодой четы вскоре родилась дочь Галина.

По просьбе сестры, Дмитрий Шостакович принял Шварца, возвратившегося в Ленинград в 1945, отнесся к Исааку с теплотой, рекомендовал ему учителей, а его – людям, от которых во многом зависело будущее Шварца, как музыканта. Более того, Шостакович, как выяснилось позднее, конфиденциально оплачивал обучение Исаака в Консерватории имени Римского-Корсакова, куда Шварц поступил – опять же, при содействии своего знаменитого опекуна. Шварца зачислили в класс композитора и педагога Бориса Арапова, особое внимание на своих занятиях уделявшего крупным музыкальным формам. В годы учёбы Шварц написал сонату соль минор для скрипки и фортепиано, струнный квартет, сочинил романсы на стихи Пушкина, Тютчева, Фета, Полонского, Гейне, а также вариации для фортепиано, арию для скрипки с фортепиано. Творчество Шварца впервые привлекло тогда внимание музыковедов: у молодого автора отметили сочные контрасты лирических и жанровых музыкальных образов, естественную свежесть мелодики и гармонического языка. Романсы Шварца, написанные в студенческие годы, исполнялись на концертах известными ленинградскими певцами Сергеем Шапошниковым, Надеждой Вельтер и другими. Последние два года пребывания в консерватории Шварц учился у композитора Ореста Евлахова. Под его руководством Исаак сочинил кантату на стихи А. Чепурова для баса, хора и симфонического оркестра в трёх частях, балладу для баритона с оркестром на стихи Михаила Светлова, романсы на стихи Сергея Щипачева и других поэтов, а также 1-я часть Симфонии фа минор – сочинения, которое принесло Шварцу первый серьезный успех. Работа над симфонией была завершена в 1954 году. Это произведение стоит из 4 частей, в лирико-эпической форме повествуя о молодом современнике автора, которому присуща искренность, пылкость и непосредственность. Премьера симфонии состоялась 6 ноября 1954 года, и потом она часто исполнялась, прозвучав и на VIII Всесоюзном пленуме правления Союза композиторов в Москве, на котором Исаак Шварц был принят в эту творческую организацию. Стоит добавить, в годы учебы в Консерватории Исаак стал на каникулах выезжать в живописную дачную местность Сиверская на берегу Оредежа в южном пригороде Ленинграда. Там он выступал в домах отдыха, в детских лагерях и на танцплощадках, а также обучал музыке детей. Но поездки эти не только давали студенту приработок, Исаак успевал отдохнуть на природе и вдохновиться на продолжение своего творчества. В последующие годы Шварц сочинил Молодежную увертюру для симфонического оркестра, а также музыку для балетов: «Накануне» и «В стране чудес». Балет «Накануне» передавал «лирический пафос» тургеневских героев, смелый порыв и особенные интонации речи взволнованных людей. Балет «Страна чудес явился итогом сотрудничества композитора с хореографом Леонидом Якобсоном. Повествование о войне с фашизмом ими было облачено в форму народной сказки, концептуально связанной с музыкальной традицией Римского-Корсакова, Стравинского и Прокофьева. Сотрудничество с Якобсоном явилось важной вехой в творческой биографии Исаака Шварца. Для ставших знаменитыми «Хореографических миниатюр» Якобсона Шварцем были созданы сцены «Сильнее смерти», «Подвиг», «Вакханалия» и «Лирический вальс». Творческое содружество Шварца с театральными режиссерами было продолжено. Им была написана музыка к ставшим классикой сценического искусства постановкам Георгия Товстоногова – «Идиот» – по Достоевскому и «Горе от ума» – по Грибоедову. Вновь к музыке Шварца Товстоногов обратился, работая над спектаклями «Не склонившие головы» и «На всякого мудреца довольно простоты». Шварц сочинил музыку и к спектаклям «Доходное место» в Ленинградском театре имени Пушкина режиссера Р. Сусловича, «Лес» в ЦТСА режиссера В. Мотыля, «Молва» в Московском театре имени Маяковского режиссера А. Гончарова и еще боле, чем к 35 спектаклям, проявив удивительное чутье тонкостей драматургии.

«Самое трудное для каждого композитора и самое большое для него счастье, и почти никому это не удаётся, потому что не придумывается, а сваливается с неба, озаряет… – сочинить свежую, сильную, запоминающуюся мелодию!» – так писал о своих исканиях Исаак Шварц. А диапазон его творческих поисков был необычайно широк. Трудно переоценить вклад, внесенный Шварцем в искусство кинематографа. Музыку для кино писать он стал шесть десятилетий назад, приняв участие в работе над кинофильмами «Неоплаченный долг», «Наш корреспондент» и «Балтийское небо». С этих пор работа в кино на долгие годы стала главной для плодовитого композитора. Он успешно сотрудничал с Иваном Пырьевым, Михаилом Роммом, Иосифом Хейфицем, Сергеем Микаэляном, Владимиром Венгеровым, Михаилом Швейцером, Юрием Карасиком, Владимиром Мотылем, Сергеем Соловьевым, Николаем Губенко, Григорием Ароновым, Анатолием Бобровским, Алексеем Германом, Петром Тодоровским, Родионом Нахапетовым, Сергеем Бодровым, Павлом Лунгиным, Владимиром Бортко и Евгением Татарским. Исаак Шварц сочинил музыку более чем к 110 фильмам, многие из которых вошли в золотой фонд российского и мирового кинематографа: «Братья Карамазовы», «Живой труп», «Дикая собака Динго», «Семейное счастье», «Карусель», «Бегство мистера Мак-Кинли», «Соломенная шляпка», «Егор Булычов», «Станционный смотритель», «Сто дней после детства», «Дерсу Узала», «Из жизни отдыхающих», «Избранные», «Белое солнце пустыни», «Звезда пленительного счастья», «Обрыв», «Нас венчали не в церкви», «Мелодия белой ночи», «Блондинка за углом», «Проверка на дорогах», «Каникулы Кроша», «Необычайное пари», «Не стреляйте в белых лебедей», «Последняя жертва». С Исааком Шварцем в кино работали замечательные дирижеры Ю. Темирканов, Э. Хачатурян, А. Лазарев, В. Понькин, Е. Колобов, В. Джордания, М. Эрмлер. По отзывам критиков, его музыка для кино насыщена состраданием, сопереживанием, как экранным персонажам, так и зрителям, исполнена доброты и человеколюбия. Сам Шварц называл отличительными качествами своей музыки (и не только звучащей с экрана) повышенную чувствительность и сентиментальность. Эти свойства он считал необходимыми в искусстве, правда, делая при этом оговорку: «в меру, в пределах вкуса». Когда режиссер Акира Куросава начал снимать в России фильм «Дерсу Узала», из тех многих композиторов, с чьей музыкой он познакомился, знаменитый японец остановил свой выбор на Шварце. Эта картина в 1976 году удостоилась премии «Оскара» – как лучший иностранный фильм. По мнению Владимира Мотыля, Шварц обладал умением «не рисовать события на экране, а лирически объяснять их в музыке». Он сумел создать свой, особый стиль. Даже слушая тот, или иной фрагмент не с начала, можно безошибочно утверждать: «Это Шварц!» Наибольший успех сопутствовал композитору в фильмах Мотыля и Соловьёва. Можно долго перечислять мелодии, пьесы и романсы композитора из кинофильмов, которые обрели самостоятельную жизнь на эстраде и принесли автору всенародную любовь. Вот – некоторые из них: «Вальс» и «Песенка кавалергарда» из кинофильма «Звезда пленительного счастья», «Ваше благородие, госпожа разлука» из «Белого солнца пустыни», песни из кинофильма «Соломенная шляпка». Исаак Шварц был удостоен Гран-при на нескольких международных кинофестивалях, ему трижды присуждалась высшая кинематографическая награда России – премия «Ника». Излагая свои взгляды на музыку в кинематографе, Шварц отмечал: «Композитор в кино должен полностью подчинить себя режиссёру. Никто не знает фильма лучше, чем режиссёр. Он живёт им. Часто не может конкретно выразить словами, что нужно, но зато всегда точно знает, чего не нужно в музыке. Однако и режиссёр должен поверить в композитора, довериться ему, не препятствовать реализации творческих замыслов». И еще: «Кино плохо согласуется со сложными музыкальными формами; для экрана писать нужно мелодично, просто, но, ни в коем случае, не банально». Широкую известность завоевала полная грустного очарования музыка Шварца, написанная для фильма «Мелодии белой ночи» с любовным тандемом Юрия Соломина и Курихары Комаки. «Композитору, написавшему такую музыку, по мнению режиссёра Сергея Соловьёва, уже не надо беспокоиться о месте в истории». Через десятилетия Шварц вспоминал, что в настроении пронизывающей фильм темы «Прогулка по ночному городу» отразились ностальгические воспоминания о его детстве, о предвоенном Ленинграде. Критики отмечали: «Будучи «простой до гениальности», его музыка входит в фильмы, как неотъемлемая часть их художественной сущности, «вступает в полифоническое взаимодействие с видеорядом, открывая в запечатлённых образах заранее непредставимые глубины».

Рассказывая об Исааке Шварце, нельзя не упомянуть о его многолетней плодотворной дружбе с поэтом-бардом Булатом Окуджавой, на стихи которого он написал 32 песни и романса. Некоторые из них стали действительно народными: «Не обещайте деве юной», «Ваше благородие…», «Любовь и разлука», «Капли датского короля» и другие. По оценке ученого, поэта и эссеиста Бориса Кушнера, таланты Шварца и Окуджавы оказались весьма созвучными. Их сближала не только схожесть художественного вкуса, но и общность судеб: почти ровесники, и Шварц, и Окуджава были сыновьями «врагов народа», оба немало лет, по воле рока, жили вдали от родных мест, затем воевали, были ранены на фронте; и того, и другого в начале творческого пути упрекали в «формализме». Родство душ ощущал и сам Булат Шавлович: «У Шварца были какие-то струны в душе, совпадавшие с моими». С семейной драмой Шварца, с его переживаниями, продолжавшимися потом всю жизнь, связано его участие в фильме «Приговоренный» режиссёра Аркадия Гордона. Для этой трагедийной картины, вышедшей на экраны в 1988 году, в разгар горбачевской перестройки, когда заново осмысливались чудовищные злодеяния эпохи сталинизма, композитор создал мощную симфоническую музыку. Как отмечал режиссёр ленты, Шварцу удалось вместить в созданные им мелодии стоны миллионов безвинных жертв репрессий, погубленных в неволе. В начале 1990-х эта тема была продолжена Исааком Шварцем в документальном фильме «Будь ты проклята, Колыма». Есть свидетельства тому, что Шварц недолюбливал телесериалы. Тем не менее, свое слово он сказал и в этом, вошедшим в моду киноформате, написав музыку к 12-серийному телефильму «Шахматист» и к 4-серийной саге «Дом на набережной» по прозе Юрия Трифонова.

С 1964 года Шварц «перебазировался» в давно облюбованный им поселок Сиверский. В Питер выбирался редко. Изредка выезжал к родственникам – в Киев и в Одессу, чаще бывал по делам в Москве, на отдых и на лечение отправлялся в Дом ветеранов кино, располагавшийся неподалеку от прежней дачи Сталина в Кунцево. Вид на это былое поместье «вождя народов» наводил на Исаака печаль, воскрешая в его памяти трагическое прошлое: в санаторной тиши ему слышались голоса и крики из далеких лет, оставивших рубцы на душевных ранах. У Шварца, в разное время, в поселке гостили, называя его «сиверским отшельником», Владимир Высоцкий, Андрей Миронов, Акира Курасава, Зиновий Гердт, Иннокентий Смоктуновский, Сергей Соловьев, Иосиф Бродский, Булат Окуджава, Владимир Мотыль, Алексей Баталов, Олег Басилашвили и многие другие творческие деятели и друзья. Мало кому известно, что в 1964 году Шварц хлопотал о трудоустройстве на киностудии «Ленфильм» вернувшегося из ссылки безработного поэта, в будущем Нобелевского лауреата Иосифа Бродского. (Скорее всего легенда новодел. Не закончившего школу Бродского на киностудию могли взять только на рабочую должность. Такой позиция, как штатный поэт ни на одной киностудии СССР не было – прим.ред.)

Брак с первой супругой продолжался у Исаака до середины шестидесятых годов. Их дочь в 1989-ом репатриировалась в Израиль, ставший родиной для его внуков и правнуков. Во второй брак – с поклонницей своего таланта Антониной Нагорной Шварц вступил в 1979 году, когда ему было уже 56, а ей – только 20. Они прожили вместе три десятилетия. А между этими браками, по свидетельству Сергея Соловьева, Исаак пользовался «даром своего всесильного обаяния и невероятного мужского шарма», причем, «весьма широко и непринуждённо». В дачном поселке Шварцу во всем помогала вторая его избранница: она вела хозяйство, отвечала на звонки и письма, составляла графики работы композитора по дням и неделям. А Исаак продолжал творить музыку. В 2000 году он вновь обратился к симфоническому жанру, с которого начиналось его творчество, в каком-то смысле возвратившись на круги своя, причем возвращение это было обращено к народу, принадлежности к которому Шварц никогда не забывал. Он создал концерт в семи частях для оркестра «Желтые звезды» («Пуримшпиль в гетто»). Замысел этого масштабного произведения возник у него под впечатлением документальных свидетельств одной из узниц Каунасского гетто – об отмечавшемся там весёлом еврейском празднике Пурим, ставшем, накануне массового уничтожения узников, «праздником с верёвкой на шее». Композитор посвятил это свое сочинение светлой памяти Праведника народов мира, шведского дипломата Рауля Валенберга. Впервые «Желтые звезды» прозвучали в мае того же, 2000 года. Премьера была приурочена к 52-ой годовщине Независимости Израиля, а в сентябре «Пуримшпиль в гетто» исполнялся в Москве, в честь 60-летия творческой деятельности Исаака Шварца. В 2002 году концерт был записан Национальным филармоническим оркестром под управлением Владимира Спивакова и выпущен в 2005 году на компакт-диске и в DVD-версии. Автором этой публикации, в свое время, на израильском русскоязычном радио была подготовлена специальная программа, в которой фрагментарно звучал Концерт «Желтые звезды» с необходимыми слушателям пояснениями и комментариями. Это творение Исаака Шварца стало свидетельством глубокого его проникновения в традицию идиш-культуры, в искусство народных музыкантов-клезмеров. Замечательны сольные партии традиционных «еврейских» инструментов – скрипки и кларнета. Незабываемое впечатление производят и эпизоды, где чарующе звучит виолончель. Концерт – это и реквием по исчезнувшему в пламени Холокоста миру еврейских местечек, кадиш по шести миллионам безвинно убиенных соплеменников, и в то же время, – гимн человеческому достоинству, не сломленному нацистами, мужеству обреченных на смерть людей, бросивших вызов фашистским палачам, как это было в восставшем Варшавском гетто. Рассказывают: там, где звучала траурно-торжественная композиция Шварца, длящаяся более часа, некоторые слушали ее стоя – от начала до конца. И спасибо людям за это.

… Вечером 27 декабря 2009 года, поработав за роялем, Шварц прилег подремать и больше не проснулся. Душа его, надо полагать, поднялась туда, откуда нисходила к нему божественная музыка. Похоронили его на следующий день. По воле композитора, заранее позаботившегося об этом, его погребли по еврейскому обычаю. Поминальную молитву по Исааку прочитал один из раввинов религиозной общины Санкт-Петербурга. В 2011 году в Сиверском открылся мемориальный Дом-музей Исаака Шварца. Но лучшая память о нем – его музыкальные творения. Вот как высказался о Шварце упомянутый уже Владимир Мотыль: «Он был скромным человеком, не любил шумихи и рекламы, но если собрать все им написанное – для фильмов, для исполнения в концертах, собрать песни, собрать симфонические произведения воедино, многим откроется, какой великий композитор был нашим современником». Музыкальным педагогом Шварц, как известно, не стал, свою школу композиции, о чем можно только сожалеть, не создал, к его воспитанникам специалисты никого не причисляют. Предпочтя находиться от «шумного проспекта жизни» в стороне, он так и остался – самим собой – яркой индивидуальностью, по достоинству, как это представляется, не оцененной еще до конца. Можно с уверенностью сказать одно: неповторимость – это один из признаков гениальности.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ