«ЛОНДОНГРАД» ...

«ЛОНДОНГРАД» ПОД ВОПРОСОМ

29
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

«Грязные российские деньги» стали угрозой национальной безопасности Великобритании. Таков главный вывод авторов парламентского доклада, который подготовил комитет палаты представителей по международным делам.

Повод и тенденции

Поводом для расследования «Золото Москвы: российская коррупция в Великобритании» послужил случай в английской провинции. Напомним: 4 марта 2018 года в Солсбери нервнопаралитическим веществом класса «Новичок» отравили экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь Юлию.

Это заставило политическую элиту приступить к тщательному изучению влияния России на жизнь английского общества. Покушение на британской земле воспринято парламентом, как акт коррумпированного путинского режима. Его больное место – это его карманы. Ударив по нему, можно отучить Путина от попыток использовать Лондон в своих политических целях. В Кремле, чей кошелек рассован в том числе по карманам российских засланцев в Великобританию, публикацию доклада назвали «провокацией, устроенной британской стороной».

Так на первый план выступает финансовый аспект российского присутствия в Великобритании. А именно – на чьи деньги Кремль может эффективно проворачивать политические убийства своих экс-соотечественников. Выстраивается подозрительно стройная цепочка: отравление Литвиненко, сомнительное самоубийство Березовского, двойное отправление – Скрипаля и его дочери.

Преступная серия рождена преступными деньгами. Поток «грязных денег» из России Британия не может остановить годами, поскольку банки стараются не вникать в происхождение этих капиталов. Состоятельные россияне отмывают их в оффшорах британских заморских территорий. Затем капиталы становятся средством оплаты лондонской элитной недвижимости, воплощаются в акциях и предметах роскоши, поступают на счета компаний, которые обслуживают состоятельных людей, не задавая неудобные вопросы.

Проблема «грязных денег» из России (и не только из нее), находящихся в обороте Великобритании состоит в том, что закачанные в последние 20-25 лет сотни миллиардов долларов – уже в финансовой системе, они инвестированы. Поэтому закрыть каналы для российских денег означает ущемить интересы лондонского Сити. С другой стороны, доказать преступное происхождение денег – значит схлестнуться в суде с лучшими адвокатами, услуги которых могут себе позволить российские миллиардеры.

Таким образом, Лондон раздираем двумя взаимоисключающими тенденциями: стремлением максимально облегчить ведение бизнеса и желанием пресечь движение капитала, нажитого преступным путем.

Есть желание, нет воли

Пока же царствует неутихающий много лет вал русского «черного нала» в финансовых институтах Великобритании. Sunday Times сообщило, что российские граждане хранят в британских банках в общей сложности 34 млрд. фунтов стерлингов.

Почему сюда стремятся именно коррупционеры РФ? Потому что Россия – «единственная страна, которая не считает, что отмывание денег является уголовным преступлением», как полагает со-основатель ClampK («Кампании за законодательство против отмывания денег клептократов через недвижимость») Роман Борисович.

То, что коррупционер перекидывает «грязные деньги» в банки Лондона, свидетельствует об отсутствии у российского бизнесмена внутренних моральных тормозов. Он, безнаказанный на родине, убежден, что останется таковым в Великобритании.

Разумеется, у королевства формально имеется преграда в виде антиотмывочного законодательства, включая недавно принятый Закон о богатстве. Но он или по загадочным причинам не срабатывает, или все еще несовершенен. Тот факт, что российские компании без проблем способны обходить санкции, является индикатором дееспособности английского закона. По мнению авторов доклада, он не стал эффективным инструментом борьбы с коррупционерами из-за отсутствия политической воли у британского руководства. Но если так, то кому же доверено рулить финансами в Альбионе? Неужели тем, кто готов стать частью коррумпированной системы?

Можно, конечно, сослаться на то, что специализированные агентства по борьбе с коррупцией и мошенничеством, как и полиция, не обладают достаточным опытом, профессионалами высокой квалификации, полным пониманием масштабности задачи. Однако это слабое утешение для налогоплательщиков и пахнет крупным скандалом. Он и разразился.

Согласно докладу и сделанным на его основе предложениям парламентариев Британия должна безотлагательно создать единую стратегию противодействия российскому политическому режиму, усиливая инструменты финансового давления на Владимира Путина и его окружение.

Каково сегодня путинское влияние?

Об этом говорит информация, предоставленная аудиторскими фирмами и исследовательскими центрами. Как считают эксперты британского подразделения Transparency International, в британский рынок недвижимости вложено не меньше 4,4 млрд. «грязных фунтов», каждый четвертый из которых – доля богатеньких русских буратин. Понятно, что это – цифра, что называется, в первом приближении. На деле, она может быть в любой момент и удвоена, и удесятерена. Все зависит от степени углубления в тему, изучения других документов.

Как подчеркивал в своих показаниях комитету по международным делам научный сотрудник Гарвардского университета Эмиль Симпсон, выход на лондонскую биржу En+ Group в ноябре 2017 года сразу должен был вызвать вопросы регулятора в лице Управления по финансовому регулированию и надзору. En+ Group принадлежит «Русал», который в том числе осуществляет поставки российской армии. Часть En+ Group принадлежит обслуживающему кремлевскую элиту, включая Путина, банку ВТБ, против которого были введены санкции и у которого En+ взяла кредит в размере $1 млрд. Ничего из этого никак не зацепило внимания регулятора, зато теперь правительство присмотрится к санкционному законодательству, прорехи в котором позволили En+ Group разместиться на лондонской бирже и собрать там 1,5 млрд. фунтов.

«ВТБ – один из крупнейших российских государственных банков, который работает на международных рынках капитала, – уточняет исполнительный директор Фонда борьбы с коррупцией Владимир Ашурков. – Он котируется на Лондонской фондовой бирже, поэтому инвестиции открыты для вдов и сирот, и это одно из самых коррумпированных учреждений»: по данным 2012 года, объем коррупции в ВТБ составлял около $150 млн.

Важную роль в подготовке доклада сыграли свидетельства антикоррупционных активистов и журналистов, в числе которых были и российские граждане. Показания в британском парламенте давали и выше упомянутый со-основатель ClampK Роман Борисович, а также исполнительный директор Фонда борьбы с коррупцией Владимир Ашурков и оппозиционер Гарри Каспаров.

Transparency International указывает: Лондон по-прежнему является «главным местом назначения» для российских олигархов, которые связаны с Кремлем и которые отмывают свои доходы от коррупции и скрывают свои активы.

Роман Борисович иронизирует: «Вместо того, чтобы бить по самому больному месту клептократии – по ее кошельку – Британия высылает 23 дипломата, и 123 российских олигарха устраивают вечеринку, потому что их активы остались в целости и сохранности. Их влияние и место в обществе никак не изменились. Сохранился статус-кво: business as usual [бизнес как обычно]».

По мнению авторов доклада, существует более эффективный набор мер, которые помогут решить проблему «грязных денег» из России в Великобритании. Начать с перечня российских фирм в создаваемом едином реестре иностранных компаний. Так можно определить тех, кто владеет недвижимостью в Великобритании и получает государственные контракты. Сделать надо это не к 2021 году, а немедленно. Одновременно внедрить практику точечных санкций против российских бизнесменов, обслуживающий режим Путина, обнародовать списки лиц, против которых вводятся санкции из-за нарушений прав человека.

«Остается … надеяться, что британский политический истеблишмент наконец-то что-то предпримет в отношении коррумпированных финансовых потоков, которые приходят из России», – считает Владимир Ашурков, который получил в Британии политическое убежище от преследований в России.

Фактор Абрамовича

Притяжение и опасность Лондона. Они, по мнению Гарри Каспарова, объясняются рядом обстоятельств.

Одна из причин притяжения, вероятно, – географическая близость к России. Здесь много уголков «с российским акцентом», из-за чего его сами русские часто называют «Лондонградом». Финансовые законы в Великобритании более мягкие, чем в США и других странах Запада. К тому же у богатых россиян был пример. «Это началось с решения Абрамовича о покупке «Челси». Они увидели, что они могут построить сильный бизнес в Лондоне, что было удобно как с политической, так и с финансовой точки зрения».

Дополним реплику Каспарова: Роман Абрамович приобрел клуб «Челси» в 2003 году. В основе его состояния лежит компания «Сибнефть», приватизированная в 1995 году на аукционе, который многие эксперты сочли подстроенным. В ходе судебного процесса в 2008 году Р.Абрамович признал, что он платил миллиарды долларов за различные политические услуги и покровительство, которые и позволили ему приобрести долю минеральных богатств России. Это происходило, предположительно, по прямому указанию Путина, иначе сложно объяснить то, что Абрамович подарил Путину яхту стоимостью в 25 млн. фунтов стерлингов, о чем сообщила в 2016 году программа Panorama на телеканале BBC.

Примечательно, что, следуя духу доклада, Лондон именно с Абрамовича начал акцию против состоятельных россиян. Законный вопрос: что вдруг за всплеск интереса к активам человека, чье состояние в $11,5 млрд. делает его 13-м богатейшим человеком в Соединенном Королевстве, и который много лет живет в Великобритании?

Ничего не вдруг. Причина – публикация доклада о «грязных деньгах» из России, который призывает к усилению инструментов финансового давления на Владимира Путина и его окружение, в которое входит и Роман Абрамович. (Хотя есть мнение экспертов, что это Путин входит в окружение Абрамовича). Сейчас МВД Великобритании приступил к проверке сотен виз, выданных состоятельным россиянам. Иными словами, под подозрением все. Если на вопрос о происхождении капитала государственные представители получат неудовлетворительные ответы, то будет наложен арест на имущество иностранных владельцев недвижимости и активов.

Российских – в первую очередь. В своих письменных показаниях Комитету Гарри Каспаров назвал олигархов гангстерами: «Они не бизнесмены, а агенты российского преступного блатного режима. Они причастны к бесчисленным преступлениям Путина. Их деньги на самом деле не их, это деньги России. Их компании – не просто международные корпорации, это средство для отмывания денег, для распространения коррупции и влияния».

 Путин больше не защитит

Отношения по вектору Абрамович – Путин стали своеобразной моделью поведения между президентом и олигархами, и те, пусть не буквально скопировали ее, но сделали знаковым ориентиром на пути российского освоения финансового поля Великобритании.

Годами, а, по сути, все путинское правление состоятельные русские переводили коррумпированные средства, в конечном счете, в банки Лондона. «Они считали Лондон безопасным убежищем, где раньше никто не задавал вопросы», подчеркивает Г.Каспаров. Сейчас, когда британский парламент инициирует тотальную проверку этих средств в аспекте происхождения, «среди многих россиян ощущается паника, люди чувствуют себя менее комфортно».

Санкции Запада и стартующая компания расследований в Великобритании направлены на коммерческие интересы богатых россиян, и, по словам Каспарова, будут иметь важный психологический эффект. Они начинают понимать, что Путин больше не выполняет условия сделки «Лояльность в обмен на защиту».

Защищаясь от борьбы с коррупцией, Госдума ее легализовала, приняв в ответ на лондонский доклад поправку к закону «О государственной охране», разрешающая засекречивать персональные данные лиц, охраняемых ФСО, и членов их семей. То есть по новому закону все персональные данные президента, премьера, спикеров обеих палат парламента, глав двух высших судов и генерального прокурора, в том числе сведения об имуществе, станут государственной тайной. Поскольку понятие члена семьи не отрегулировано в российских законах, то под новую защиту подпадают члены семьи охраняемых персон, включая родственников из серии «седьмая вода на киселе».

Это значит, что прежде бесстрашная кремлевская элита теперь всерьез испугалась своего электората, который может узнать об истинном материальном положении слуг народа. Она думает о том, как бы сохранить на счетах зарубежных банков, в том числе и в Лондоне, все заработанное непосильным, а зачастую «рабским трудом на галерах». Сделать из олигархов «зеленых человечков» крымского розлива не получится. Срочно перемещать миллиардные капиталы из экономики Великобритании тоже не получится: крупные финансы отныне под особым контролем. Поневоле занервничаешь…

Каспаров отмечает: «Когда Путина больше не считают окончательным защитником своего личного риска, они могут решить, что лояльность, которую они дают, уже не самый хороший вариант». Взаимная надежность под вопросом.

Похоже, в Лондоне завершается русская эпоха, когда олигархи родом из Мухосранска демонстрировали только что приобретенные квартиры в эксклюзивном жилом комплексе One Hyde Park, финансировали проводившиеся на Трафальгарской площади фестивали, посвященные русской Масленице, парились в русских банях и сорили деньгами в русских ресторанах, после чего дома с удовольствием смотрели 28-серийный российский сериал «Лондонград. Знай наших!» – об агентстве, решающем проблемы, с которыми сталкиваются богатые россияне, живущие в британской столице.

Нынче у них такие проблемы, которые никакое агентство разрулить не сможет: «наших» уже не просто знают, а знают хорошо. И желают знать намного больше, чем хотят «наши».

Означает ли это закрытие «Лондонграда», покажут ближайшие месяцы. В любом случае, парламент Великобритании наконец ясно обозначил опасность наличия россиян – держателей «грязных денег» – для страны и акцентировал проблему: насколько коррупция с русским акцентом искажает облик открытого рынка, которым гордятся англичане.

 

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ