ОСОБЕННОСТИ К...

ОСОБЕННОСТИ КРЫМСКОГО СЕЗОНА

33
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Это целый букет понятий, которые объединяет беспримерное вранье чиновников и их абсолютное равнодушие к нуждам жителей полуострова. В этих условиях говорить о том, каково приходится на старте курортного сезона туристам, означает одно – выразить им искреннее сочувствие.

Пляж по-крымски

По мнению независимых экспертов и большинства крымчан, ситуацию в начале лета можно обозначить словом «дефицит». Дефицит в Крыму – понятие многозначное. Он касается жизненно важных вещей. Скажем, воды, запас которой в 22 водохранилищах полуострова заметно поубавился, а в некоторых, к примеру, в Коктебеле, и вовсе иссяк. Прибавим к этому повышение уровня минерализации подземных рек.

От дефицита пресной воды – к дефициту доступных овощей и фруктов. Но главный дефицит – внимания власти к рядовому крымчанину. В правительстве Республики Крым могут возразить: какой такой дефицит внимания, если еще 1 мая в Министерстве курортов и туризма Крыма запустили «горячую» телефонную линию. С ее помощью, значится на сайте Минтуризма, можно будет получать консультации о местах отдыха в Крыму и оставить жалобы.

Но это декларация, за которой ничего не стоит. Такая же «горячая линия» работала и в прошлом году. Жалобы на благоустройство пляжей были главной темой ее сообщений. И что, помогло? Крымчане с тревогой наблюдают за ситуацией. Делятся впечатлениями в соцсетях (стилистика и орфография сохранены): «Сегодня была на Орловском пляже. Там чё то благоустраивают. Народу нет. Работница гостиницы сказала, шо такое впечатление, шо когда построили Крымский мост, по нему все свалили в расию. Ибо ТАК ПУСТО, не было с 14 года. Просто СУПЕРПУСТО».

«Еще в пятницу спокойно на него пришла и отдыхала, – пишет в соцсетях дама, посетившая ялтинский пляж «Солярис». – А сегодня замок на калитке. Подошла «охрана», сказали «закрыто по причине того, что обвалился пирс».

О каком пляжном уюте можно говорить, если в пик сезона с утра здесь гремит музыка, разносится чад от бесчисленных чебуречных и гарь от готовящейся шаурмы?! Это что, чистый воздух, возможность подремать?.. Не более, чем скопище общепитовских точек, по штуке на 50 метров пляжной полоски.

Арифметика по-крымски

– Ну, естественно, – парируют чиновники Минтуризма, – мы же заботимся о качественном питании. Тем более что, по предварительным оценкам, в Крым в нынешнем году приедут 8-10 миллионов туристов.

– Официальные цифры, начиная с 2014 года, надо делить, как минимум на два, – комментирует журналист, крымчанин, в прошлом – главный редактор феодосийской газеты «Кафа» Алексей Батурин. «Но лучше на пять», поправляет его рядовой крымчанин.

Крымская арифметика – вещь, неподвластная разуму. Недаром одна из самых ходовых маечек в многочисленных магазинах на пляжах, имеет длинное название «Умом Россию не понять, пока не выпито 0,5». Только приняв на грудь горячительное, можно смириться с реальностью цифр. Дело в методологии подсчета приезжающих. Прежде суммарная численность складывалась из тех, кто пересек российско-украинскую границу, кто купил билет на паромную переправу, кто приземлился в аэропорту Симферополя.

Сейчас вроде бы все иначе. Так, да не так. Сколько путешествует по только что отстроенному Крымскому мосту? Никто этого не знает. Кроме Минтуризма. Потому что ведомство априори считает: если в авто пять сидячих мест, то все они заполнены. Это неважно, сколько человек в салоне на самом деле. Так и вспухла, как чирей на лбу, цифра 8-10 миллионов. Это мы к зиме поймем, что на самом деле не больше 5. И то если повезет.

Везение туротрасли в Крыму зависит не только от вместимости салона. И от наличия Крымского моста тоже. «Глядите, сколько по мосту прибыло народу в мае», – гордо заявляют чиновники. Они не слышат ответной реплики транспортной полиции: «Так все больше с краснодарскими и с ростовскими номерами. Ездили-то не в Крым, а по мосту прокатиться. Он-то теперь достопримечательность покруче Ласточкина гнезда и музея Айвазовского!» За две недели мая 17% от общего потока туристов приехали по Крымскому мосту. Впечатляет.

Мост на самом деле сыграл злую шутку с транспортной системой Крыма. К примеру, удлинил дорогу в Керчь: теперь водителю надо делать крутой крюк, разворачиваться, пилить 15 километров, чтобы добраться до города. А пилить-то по раздолбанной дороге, рискуя побить узлы под салоном.

Транспорт по-крымски

Проблем здесь прибавилось. Завис ответ на вопрос, как можно планировать десяток миллионов туристов, если с вводом нового терминала (стоимость $516 млн.) аэропорт Симферополя повысил тарифы и сборы на услуги для авиакомпаний в 1,5-2 раза, что сразу привело к сокращению летних планов на полмиллиона пассажиров. Это, в свою очередь, провоцирует рост цен на и без того дорогие авиабилеты на 25-30%, а в этом случае весьма вероятно, что россиянин развернется в сторону уже давно опробованных маршрутов: Анапа, Сочи, Анталья, Хургада.

Транспорт в Крыму – вообще отдельная песня, это подтвердит любой водитель. Из соцсетей: «Когда еду по маршрутам экскурсий, я с ужасом думаю, что на те внутренние дороги, которые разбиты из-за строительства «Тавриды» и реализации других глобальных проблем, приедет поток туристов со стороны Крымского моста, мне становится страшно. Внутри нет готовности принять поток. Именно из-за ремонтов и переустройства общей крымской инфраструктуры».

90% автодорог разбиты, к тому же они двухполосные, что в пик сезона создает многокилометровые пробки. Из соцсетей: «Приехали знакомые из Москвы на машине… А после Керчи, когда попали в пробку и увидели это убожество и нищету в степном Крыму, реально хотели повернуть назад».

Щиты на обочинах «Добро пожаловать на отдых!» воспринимаются как издевательства. Раньше железнодорожный вокзал в Феодосии закрывал тему доставки: до 20 поездов ежедневно в пик сезона, и из Москвы, и из Киева. Сегодня здесь ходят исключительно пригородные поезда – крымские электрички. Причем, у привокзальной площади в Феодосии не предусмотрено остановок для городского транспорта – автобусов и маршруток. Таков сервис по-крымски.

Аэропорт в Симферополе в этом смысле транспорт продвинутый. Сюда ковыляет скрипучий нередко еще советского производства автобус, готовый развалиться на первом повороте. Посмотришь, как он мотыляет – сам раздумаешь садиться.

«Надежней такси транспорта не найти. Тебе куда, дядя? В Коктебель? Готовь 3 тысячи». «Сколько? – приседает дядя, спешно пересчитывая в уме на твердую валюту. – Полсотни долларов, что ли?» «Так ведь 120 километров отмахать надо. Не меньше двух с половиной часов езды». «Я-то на 50 долларов полмесяца прожить рассчитывал».

Таксист не выдерживает, закатывается со смеху. Вот дядя удумал, он же недели не продержится. Единственное, на что может хватить 50 долларов, так это если покупать лишь хлеб и клубнику. Даже на черешню не хватит. Тем более что нынче, при маловодье, и она может не уродиться на славу.

– А про колбасу и вовсе забудь, – наставляет таксист, впихивая объемистый чемодан в багажник. – Это тебе не Нижний Тагил.

– А ты почем знаешь, откуда я приехал?

– Так вот же нашлепка «Нижний Тагил» на чемодане.

Слово за слово и выясняется, что дядя, он же Семен Николаевич, действительно уралец. Но он не дикарем пожаловал. Прибыл недельки на две «чуток сердчишко поправить» в санаторий «Приморье».

– Там суточное пребывание около 35 долларов, – с уважением замечает таксист. – Но не дороговато ли для пенсионера?

– Не то слово. Неподъемная цифра. Повезло мне. – Оказывается, путевку Семену Николаевичу купила дочь, солидная газпромовская дама.

– Ваших уральцев и сибиряков тут, правда сказать, немного. Вот беда: нет, не полюбили вы Крым всей душой. Нет в вас любви к Родине, чтобы российский туризм поддержать.

– Да нам бы штаны поддержать – и то победа, – хмурится Семен Николаевич, которому третий месяц пенсию задерживают. – Лучше бы не звонил по инстанциям. Каждый день одно и то же. «У нас задержка». Сына на заводе теми же обещаниями кормят: «Потерпите, поднатужтесь». Слова какие-то странные. Живешь как не в стране, а в сплошном гинекологическом отделении.

Озабочен и таксист. Нынче турист обмельчал, на гроши готов прожить. Хотя прибыл как раз, чтобы потратить на себя. «К нам едет гопота без денег, но с большими претензиями. Им кондиционер, отдельный санузел с душем, кухню подавай. Люди с деньгами к нам на полуостров не поедут, они полетят в Турцию или в Сочи, где условия намного лучше, – жалуется таксист. – То ли раньше: приезжал богатеньский москвич, снимал дом на всю семью, купюры не считал».

Многие, как Семен Николаевич, по санаторным путевкам прибывали. Но тоже, народ все больше состоятельный.

Последние четыре года крымчане знакомятся с другой Россией. Сибирской. Запас патриотизма – в багажнике: тушенка, варенья, сухари, раскладушки. Через полстраны прет их в Крым вместе с женой и тремя детьми в салоне. Максимум, что может себе позволить отец такого семейства – попить пивка, сидя на пляже и щурясь на закат. Зато там, в Якутске, вся родня обзавидовалась, судит-рядит: вот ведь – в Крым укатили, здесь нищеброды, там вроде олигархов.

Ну какой навар тому же таксисту с такого туриста, особенно в условиях удорожания бензина – за май он поднялся в цене на 7,3%, почти как за весь прошлый год? Ясен пень, навар копеечный. А другого-то не видать.

Плоховато в России и с понятием «Родина». Скажем, в Коктебеле период получения патриотического адреналина завершился прошлой осенью. Раньше приезжали поорать «Крымнаш», сейчас «Хочуотдохнуть». Соответствие качества отдыха с доступными ценами – пока неразрешимая в Крыму проблема, такая же как в Израиле, жители которого едут на отдых не в родной Эйлат, а в чужую Болгарию или Грецию.

Ну куда крымчанину податься?

Патриотизм патриотизмом, но ведь семью надо как-то оздоравливать. И вопрос, зачем тушенку с собой брать, не праздный. К мясу в Крыму не подступиться. После аннексии в Крыму практически прекратилось промышленное производство мяса. На полуострове сейчас в достаточном количестве производят только курятину. А вот свинина и говядина теперь преимущественно российского производства. Крымчанина с мясного рынка просто вытеснили материковые производители.

А крымчанину семью кормить. Делать это с каждым годом после весны 2014-го все труднее. Остается испытанный метод – сдача жилья. 70-80% курортных мест на полуострове – это частный сектор.

Средняя зарплата крымчанина почти равна доходу от сдачи двушки, а это от 20 тысяч рублей ($330). Поэтому есть смысл никуда не устраиваться, а обслуживать туриста, сдавая дом внаем. Даже если этот дом всего-лишь однушка, которая в месяц стоит столько же, сколько в Москве или Санкт-Петербурге – около 15 тысяч рублей ($250).

Поэтому тот же Семен Николаевич из Нижнего Тагила при желании может почувствовать себя столичным жителем. А хозяин квартиры – «черным арендодателем». Таким он видится крымской власти. Формально верно. Он же не платит налоги государству. Чтобы пополнить бюджет полуострова, нужно ободрать частника как липку. Организуя внезапные набеги налоговиков, власть отбивает охоту что-то делать у человека, который вынужден еще сильней вздергивать цену, а то и уходить из малого бизнеса, тем самым сокращая и без того куцый фонд жилья для приезжих. По крайней мере, принужденные декларировать свои доходы 6000 крымчан всерьез думают: а оно мне надо?

Власть гнобит частника, забирая 13-15% суммы от аренды жилья, вместо того, чтобы или помочь ему привести это жилье в божеский вид или, кардинально преобразив инфраструктуру и сервис, привлечь массового туриста, который и сам с удовольствием отдаст деньги за качественное жилье и продукты питания. Причем, Крым получит средств раз в 10-15 больше, чем теперь.

Чаще всего сдача внаем жилья туристу превращается в привычку и долголетнюю кабалу. И добро-то копеечное, а бросить жалко. Если б не сковывал крымчанина начальный замысел, занозой застрявший в мозгу, плюнул бы на свою халупу, которую нарезал на крохотные, простынями нарезанные закуточки, огородик с садиком, да и дернул бы в тот же Краснодарский край. На отдых на ухоженном пляже, с продуктами, с нормальным размещением, которые на треть дешевле крымских, где нет проблем с питьевой водой, где работает канализация и где в море чистая вода.

Но парадокс в том, что, имея в наличии совковый набор – от гостиничного уюта и неухоженных пляжей до меню в общепите и проката зонтиков, – власть Крыма считает, что турист и за это поблагодарить должен. А поскольку «спасибо» не булькает, ему придется выкладывать по 10 рублей курортного сбора за каждый день более 24-часового пребывания совершеннолетнего гражданина в гостинице любом из семи прибрежных регионов. Этот эксперимент должен был быть введен с 1 мая 2019 года. Потом решили: а чего тянуть-то, введем на год раньше. Что это даст? Прибавку к бюджету. Миллиарды рублей. На ровном месте. Вкладывая копейки в развитие полуострова.

Заборный беспредел

– Слушай, вот мы едем, а по обеим сторонам – заборы да заборы, даже моря не видать, – теряется в догадках Семен Николаевич. – Ты туда ли меня везешь?

– Не волнуйся, дядя. Туда. А заборы – оттого, что все побережье отдано под строительство гостиниц, новых зон отдыха и спасательных станций. Ну и как без заборов обойтись, как понять, где чье добро? Не обойтись без заборов. Здесь еще куда ни шло. Мне рассказывали, что Нарышкинские камни в Симеизе, так называют пляж Башмак, теперь скрыты за шестиметровой высоты забором. Так распорядилось руководство санатория «Симеиз». Ну чтобы на пляж только постояльцы ходили.

В последний год полуостров стал зоной сплошных заборов. Заборный беспредел на пике. Заборы все выше, все толще, все страшнее. Причем, не только на побережье. Прилетающих в Симферополь и попадающих в павильон прилета и получения багажа встречает забор, увенчанный спиралью Бруно (разновидность колючей проволоки). Семен Николаевич, озабоченный идеей прибытия в Коктебель, просто не обратил на это внимания. Увидел бы – вздрогнул: в гулаговских зонах Урала он нередко такие картины видел.

Куда ты попал, Семен Николаевич? Неужели за углом встретят тебя вертухаи с овчарками?

При виде колючей проволоки совсем по-другому читается в Крыму плакат «ЗОНА отдыха приветствует вас!»

«До оккупации здесь можно было прогуливаться, любоваться морем, дышать свежим воздухом. Теперь здесь сплошная высокая бетонная стена. Посмотрите, во что оккупанты превратили мой Гурзуф». «Жителей оккупированного Крыма приучают к загонам, привыкшие к жизни в гетто жители России». «Царь-забором» нарекли сооружение вдоль южнобережной трассы в районе поселка Олива, где расположено жилье для слуг народа. «Заборы до небес по трассе. И главное по левой стороне, банер огромный: два строителя в касках и надпись «Мы строим будущее».

Таких криков отчаяния – тысячи.

Забор на трассе Ялта-Севастополь, ограждающий санаторий ФСБ, имеет 3-4 метра в высоту и камеры наблюдения. Может, появления «зеленых человечков» из Киева побаиваются, недоумевают крымчане.

Наиболее продвинутые поясняют: сами подумайте, если Россия ограждается от всего мира, от самой себя, живет благодаря идеологической накачке ощущением неминуемой войны, отчего ж застройщикам на полуострове отставать?.. Очень точно сформулирована картина одним из блогеров: «Национальная идея – отгородиться!»

Застройщики остаются безнаказанными, как и виновники недавней масштабной экологической катастрофы, произошедшей в Коктебеле: были слиты тысячи кубометров жидкостей с местного винного завода. Практически убита акватория Коктебелевской бухты.

 

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ