«ДАН ПРИКАЗ Е...

«ДАН ПРИКАЗ ЕМУ НА ЗАПАД»

15
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Сразу несколько стран Восточной Европы, бывшие когда-то республиками СССР, объявили о том, что твердо избрали свой путь: на Запад, в Европу, в Евросоюз, в НАТО. Балтийские государства этот путь уже проделали, за ними следуют Грузия, Молдова, Украина… даже белорусский Бацька нет-нет, да и пытается продемонстрировать «европейскость» своей колхозной диктатуры. Для тех же Украины и Грузии путь в НАТО и в Европу – это тяжкое выдирание из жирного болота «русского мира», это путь в широкие всемирные просторы – и намерение его пройти с недавних пор, в частности, закреплено в украинском законодательстве.

Однако же, этот самый широкий мир, к которому они стремятся, ныне стремительно меняется и может так получиться, что, преодолев долгую и тяжелую дорогу, в конце ее грузины, украинцы, молдаване, все остальные – увидят совсем не тот Запад, к которому стремились.

К величайшему сожалению, в постсоветском околополитическом сообществе укоренилась довольно-таки мерзостная привычка ругаться словом «либераст». Пришла она из России, где подобные ярлыки имеют давнюю традицию: достаточно вспомнить, как в 1917 году «революционные солдаты и матросы» ругались словом «кадеты», даже не понимая, кого, собственно, имеют в виду – то ли членов партии конституционных демократов, а то ли учеников первых-четвертых классов военных учебных заведений…

На самом же деле, либералом быть совершенно не зазорно: современная западная цивилизация стоит на либеральных основах. Права человека и права народов – именно такими были центральные понятия либерализма периода его бурного расцвета после Второй Мировой войны. Именно они обозначали то, что сегодня называется «послевоенным мироустройством». Дональд Трамп и Владимир Путин не помянули их и словечком в Хельсинки. Это можно воспринять, как намек: по их мнению, либеральный миропорядок, какой мы знаем, приближается к своему концу. Или вообще – уже кончился. Вместо него начинается эпоха «договорняков», когда большие и малые «паханы» станут забивать друг другу «стрелки» и «перетирать» про раздел зон влияния, совершенно не обращая внимания на «малых сих», которым не повезло в этих зонах проживать. Что-то вроде раннего Средневековья, с его баронами и главарями зловещих банд – но уже на современном уровне убийственной и шпионской техники…

Какой там еще либерализм, какая демократия? Оба этих понятия оказались «на линии огня» – во многих аспектах, как изнутри, так и снаружи.

В том, что Россия массированно повлияла на американские президентские выборы, вряд ли кто-либо сегодня сомневается – разве что сам Трамп, заявляющий, что доверяет российскому президенту, когда тот с честным-пречестным лицом божится, что ничего такого не делал. Впрочем, даже Трамп теперь уже нехотя сознается – мол, да, влезла Россия в наши выборы, но это ничего не значит, я все равно победил «по чеснаку», а россияне-де вмешивались в пользу… Хиллари Клинтон. Этими действиями и заявлениями американский президент легитимирует (по совершенно эгоистичным причинам) внешнее вмешательство в демократический выборный процесс, основу либеральной демократии – вмешательство, которое можно было наблюдать не только в США, а и, скажем, во Франции, в Великобритании и даже в Каталонии.

Можно не сомневаться, что и Путин из этого сделал свои выводы: подобное поведение, подобное преступление осталось для него, «по гамбургскому счету», без последствий. Это может оказаться для кремлевского сидельца серьезным шагом вперед – к цели, которую ему многие приписывают, а именно – к расколу и ослаблению либерального Запада и его самых мощных международных институций вроде НАТО и Евросоюза. Пожалуй, достижение этой цели было бы для него идеальной местью за уничтожение Советского Союза, которое Путин называл «самой большой геостратегической катастрофой XX века».

Впрочем, даже, если Путин и путинская Россия вызывают огромное восхищение как у крайне правых, так и у крайне левых «антисистемных» партий по всей Европе, даже, если «троечник из КГБ» стал нынче объектом поклонения для всяческих коммунистических и неонацистских лидеров и лидерочков – настоящая опасность грозит западному миропорядку из глубины самого Запада. В первую очередь – это Дональд Трамп, который рвет на клочки все, что долгое время составляло либерально-демократическую основу этого миропорядка. Международные правила и договоры вроде, скажем, парижского климатического; ООН или Всемирная торговая организация – все это, кажется, становится пустым звуком, а начинается эпоха верховенства «права сильного».

Кажется, что Трамп, в целом, мыслит о политике именно путинскими категориями – он разделяет мир на «зоны влияния» и оценивает страны, в первую очередь, исходя из их военного потенциала. Те, кто в этой категории имеют, чем похвастаться (Россия, Северная Корея) – имеют право на его, Трампа, вежливость и дружелюбие. Те, кто, как европейцы, отстают в количестве войск и вооружений – могут, чего доброго, быстренько превратиться то ли во «врагов», а то ли просто в «еду». Этот эффект отчуждения усиливается еще и нынешней экономической политикой США – протекционистской и полностью противоположной понятию «либеральной». Своими торговыми войнами чуть ли не против всего мира Трамп лишь ускоряет падение либеральной мировой идеи.

А что же Европа, в которую столь решительно направляются европейские экс-республики СССР? Старый континент еще, слава Богу, не превратился в эдакий волейбольный мяч в руках «сверхдержав». Но и тут давно уже не просто поднимают головы, а совершенно-таки уверенно чувствуют себя различные «геростраты либерализма», попросту презирающие и считающие несущественными или даже вредными основные постулаты либерального общества: правовое государство, свободные СМИ или, скажем, права меньшинств. В том же НАТО эрдогановская Турция наглядно демонстрирует, как наиболее эффективно бороться с любыми проявлениями правового мировосприятия. В пределах Евросоюза так же ярко борьбу с либерализмом, с правом, демонстрируют, скажем, Венгрия Виктора Орбана или Польша Ярослава Качиньского – оба лидера обладают собственными, весьма абсурдными представлениями о том, что есть демократия. Они не желают либеральной демократии – скорее, они являются поклонниками «управляемой демократии» по Путину.

Следует заметить, что эта самая либеральная Европа совершенно самостоятельно вызвала еще одну мощную атаку на себя: согласившись принять миллионы беженцев из стран, где демократии просто не существует, она собственными руками создала целый антидемократический фронт. С одной стороны – многие европейские противники миграции являются одновременно противниками демократии (за примерами далеко ходить не надо – та же немецкая пропутинская праворадикальная партия AfD или та же австрийская FPО, вошедшая нынче в правящую коалицию в Альпийской республике), с другого же – в Европу попали миллионы людей, чье мировосприятие является не либерально-демократическим, а религиозно-фундаменталистским.

Европейские неонацисты могут, если хотят, враждовать с исламистами, но у них есть еще и общий враг – либеральное европейское устройство. И в этой вражде они легко отыскивают общие позиции: скажем, права женщин для них есть зло, не говоря уже о правах сексуальных меньшинств. Наивная ультралиберальная идея о том, что все беженцы из исламских стран, попадая в Европу, оставляют за порогом взращенные в них с детства, базовые представления об окружающем мире – была бы смешной, если бы не была пагубной. Несчастный беженец из Нигерии, которого в Кельне осудили за то, что он изнасиловал и утопил девушку, в самом деле, обижается и никак не может понять, за что его наказывают – ведь он же, в конце концов, не человека убил, а какую-то там женщину… Палестинец, накинувшийся на американского профессора-еврея, увидев на том кипу, совершенно серьезно укоряет немцев на суде – мол, что же вы, братишки, не довели до конца дело вашего великого соотечественника Адольфа Гитлера? Все это – не бравада, не дурость отдельных недоумков. Это – выпестованное с детства восприятие окружающей реальности.

Вынужденный противостоять трамповой торговой войне, Евросоюз в отчаянии ищет себе новых партнеров, которые смогли бы хотя бы частично заменить США в этом качестве и поддержать либеральный миропорядок. И такой партнер находится почти сразу же – это… коммунистический Китай, на который теперь возлагают огромные надежды, разуверившиеся в Америке европейцы. Но ведь вряд ли КНР станет поддерживать европейский либерализм…

Впрочем, не следует считать, что таким себе зареванным европейским (и, кстати, американским!) слабакам-либералам вот-вот настанет «со святыми упокой». Демократия, правовое государство и иные либеральные ценности выкристаллизовывались в обществе слишком долго и сами собой являются слишком мощными, чтобы их можно было просто так отбросить и вернуться в Средневековье, к людоедству и Темным векам. И, что интересно – именно новые страны, движущиеся в Евросоюз, обладают огромными шансами стать теми самыми новыми опорами настоящей, сильной демократии – вместо изнемогающих под многочисленными ударами с разных сторон старых «грандов». Именно в этих государствах, вынужденных защищать свою жизнь, свою землю и свой выбор от жадных захватчиков, зреет шанс на укрепление новой демократии: сильной, постоянной и боевой (не путать с воинственной). И тогда, вполне возможно, они преодолеют свой путь в Европу несколько иначе: не нищими, которых жалко, не «учениками», нуждающимися в постоянных наставлениях и исправлениях – а, напротив, бойцами за самую основу нынешнего Запада, а может – даже его спасителями. Вопрос – выдержат ли и успеют ли?

 

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ