РЕГИОН ПОД ГР...

РЕГИОН ПОД ГРАДУСОМ

21
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Проводимые в странах Балтии компании по повышению акцизов на спиртосодержащие напитки породили алкотуризм.

Кто кого спаивает

Если учесть, что лето – традиционное время подготовки к зиме, которая обычно означает ремонт и заготовку продуктов, то у местных жителей сезон горячий. Финны в Эстонии, эстонцы в Латвии, и литовцы в Польше скупают все, что дешевле, чем дома – от продуктов до кирпичей.

Но алкоголь – продукт повышенного спроса. Страны Балтии оказались лидерами среди членов Евросоюза по доле потребительских расходов на алкоголь.

Случилось это оттого, что нарастает неопределенность по части заработной платы, наличия рабочих мест и несоответствия дохода и цен на основные продукты питания. Вот прибалтиец и прикладывается к бутылке, гася, таким образом, свое неудовольствие. Мог бы, возможно, выйти на митинг. Да менталитет не тот. И вдобавок нет уверенности в том, что лозунгами можно изменить жизнь. Алкоголь и стал формой социального протеста.

Власти в последние 2 года ответили акциями, очень напоминающие горбачевские новации образца середины 80-х, которые – по идее – должны отвадить народ от приема на грудь крепкого спиртного. Однако случилось обратно. Ограничения подстегивают потребительский спрос. Снова сработал принцип «Хотели как лучше, получилось как всегда».

Ничем хорошим очередной подъем акцизов в странах Балтии закончиться не может, но по какой-то неведомой причине эта простая истина никак не воспринимается теми, кто управляет алкоголе-содержащими потоками. Мысль, в принципе, хорошая – снизить волну страждущих алкоголя, чтобы уменьшить, а в идеале, и вовсе покончить с потреблением спиртного. Не получается.

Местные жители, ощущая надвигающуюся трезвость как общую прибалтийскую беду, практикуют массовый алкотуризм. Ищут, где алкоголь подешевле. И не обязательно крепкого градуса. За дешевым пивом финны едут в Эстонию, эстонцы – в Латвию, литовцы – и в Латвию, и в Польшу. Где оно дешевле, его берут охотнее и, насколько возможно, помногу.

Явление массовое. Поясним на примере Эстонии. Двое из пяти ее жителей либо сами покупают крепкие напитки в Латвии либо просят кого-то купить их и привезти. Треть выпитого в Эстонии пива в прошлом году была куплена в Латвии.

Своя бутылка ближе к телу

Итак, на постсоветском пространстве в формате Прибалтики самое заманчивое алкогольное местечко – Латвия. Это подтверждается цифрами. Прирост туристов за 5 лет, с 2012-й по 2017-й, составляет 64%, тогда как в Литву – 45%, в Эстонию – 15%. Притом, что достопримечательностей в Латвии, не в обиду ей будь сказано, не так уж много.

Заметим, что Литва и Эстония обеспечивают 20% туристического потока в Латвию. Между тем, как латыши составляют ничтожную долю туристов в Эстонии и Литве, возможно, доли процента, если судить по тому факту, что в статистике они даже не указаны.

Отчего Латвия оказалась лидером турпотока в балтийском регионе?

Во-первых, за счет низких акцизов на алкоголь. Этот факт поддерживается другими, не менее важными показателями. К примеру, в номинации «Европейский город выходного дня», который учитывает наилучшее соотношение цены и возможностей (гостиница, транспорт, ужин на двоих), Рига в числе лидеров континента – 192 евро. Для сравнения, в Таллинне – 288 евро, в Амстердаме – 610 евро. Понятно, что именно Латвия забирает себе основную часть турпотока в регионе Балтийского моря. Будет забирать еще больше: стране нужны средства на фоне самых угрожающих в мире темпов эмиграции, а к люду, прибывшему на ПМЖ, относятся более чем сдержанно.

Во-вторых, дело в менталитете. Социологи подчеркивают: латыши – традиционно необщительные люди. Уважение к личному пространству здесь передается из поколения в поколение.

Они замкнуты, обращены к своему внутреннему миру и предпочитают одиночество, покой и размышления.

То есть то состояние, в котором обычно находятся люди творческих профессий – писатели, художники, музыканты, философы. Кстати, латыши не думают это скрывать. Это заметно по укоренившейся привычке не улыбаться незнакомцам, по желанию лишь по большим праздникам общаться даже с близкими родственниками. Один из микрорайонов Риги с населением 20 тыс. человек зовется Золитуде (одиночество). Скажете, парадокс? Если и парадокс, то точно такой же, как Эрмитаж (в переводе «место уединения»), в который ежедневно приходят почти 15 тыс. посетителей. Так что советское изобретение Золитуде – скопище 6-10-этажных однообразных серых зданий – пошло по пути санкт-петербургского музея. Более двух третей латвийцев хотели бы жить в частных особняках, односемейных домах.

Другой пример. Хотя тяготение к массовой песне практически повсеместное, но выдержать столпотворение такого масштаба – 10 тысяч глоток на Вселатвийском празднике песни и танца – трепетная латвийская душа не в состоянии. Поэтому традиционное действо (первый Всеобщий Праздник песни состоялся в 1873 году) проводится 1 раз в пять лет.

Ностальгическая нота

Были чудные времена, когда финны отправлялись за алкоголем в Ленинград, где, реализуя первой попавшейся горничной несколько пар колготок, получали возможность пьянствовать неделю. Нередко запой в гостиницах города на Неве заканчивался коллективным соитием с персоналом, который отдавался не за «спасибо». Но случались и побоища типа «стенка на стенку». Славная эпоха стала основой саг из уст ветеранов алконавтики, которые сегодня, став отцами и дедами, привозят своих потомков в Санкт-Петербург, который от перемены названия не перестал быть местом водочной славы.

Но ностальгические поездки – дело, что ни говори, затратное. Приехать за евровалюту на Васильевский остров, чтобы обнять русскую березку и всплакнуть о дежурной по этажу Марине, готовой к сексуальным подвигам за дефицитную куртку, конечно, не возбраняется. Тем более что и Эстония долгое время не была обделена вниманием горячих финских парней, стремящихся овладеть бутылкой с высоким содержанием спирта.

Но это уже история. Теперь эстонцы и финны комплектуют спонтанные команды, которые отправляются за дешевым спиртным в Латвию. Там пиво в два раза дешевле, чем дома. Закупают обычно литров по 100-150. Это могут засвидетельствовать продавцы латвийского города Валка.

Экономисты со своей стороны подтверждают: банка датского пива в Эстонии стоит в 2.5 раза дороже, чем такая же банка датского пива в Латвии. Столь высокая разница цен побуждает эстонцев и финнов немедленно отправляться в дорогу. Здесь, у прилавка, заканчиваются споры о том, какая из постсоветских стран Прибалтики более продвинутая и кому Москва должна за оккупацию в два временных отрезка, ибо все движимы одной страстью – побыстрее отовариться, заполнить ящиками багажник своего авто и привезти на очередной мальчишник на родине достойную порцию спиртного крепостью от 4 до 7%.

Власти Эстонии, которые ведут борьбу с пьянством, повышая ставки акцизного налога, не одиноки в своем стремлении оздоровить нацию. Столь же активно (и безуспешно) ведут борьбу с алкоголизмом Литва и Латвия. Просто одна страна чуть активней. Литва в активистах. Больше, чем в Литве, не пьют нигде.

Вот Польша – та за три последних года акцизы не изменила, ни на пиво, ни на виски. Со стороны кажется, что ей все равно, что будет с народом. А с ним как раз все в порядке. Польша стала в регионе особой налоговой зоной, которая именуется алко-оффшором. Звучит почти криминально, но идея работает. Она является важным стимулом для развития алкотуризма, который стал одним из основных ресурсов развития оптовой торговли и доходов торговых сетей.

Экономисты стран Балтии фиксируют изменения потребительского спроса в последние 3-4 года, которые ярко свидетельствуют о том, что привлекает соседей по региону. Из перечня понятно, кто куда ездит за алкоголем. Естественно, наивысшая прибыль от продажи крепкого градуса. Больше всего вырос акциз на виски в Эстонии (на треть), тогда как в Литве и Латвии лишь на четверть.

Ну и какие проблемы для автолюбителя, если от одной страны Балтии до другой – считанные часы езды, и при этом – относительно стабильные цены на бензин?! Даже при высокой цене на топливо есть резон отовариться спиртным подальше от родины. Но и автомобильные расходы можно легко устранить – пользуясь водным транспортом. Так что сегодня мотив для массовых путешествий в регионе нередко именно этот – алкотуризм.

Сами судите: за бутылку виски в Финляндии надо отдать почти 35 евро, в Эстонии и Латвии 21 евро, в Литве – чуть более 17. Притом, что, даже покупая билет на паром (а паромов между Хельсинки и Таллинном около дюжины в сутки), если купить его заранее, турист все равно оказывается в безусловном выигрыше.

Чем южнее сосед, тем выгодней к нему ездить за спиртным. А зачем жителю Таллинна ездить в Ригу, когда можно у самой эстонско-латвийской границы развернуть сеть магазинов? Этой простой идеей объясняется появление в означенном приграничье россыпи торговых точек со спиртным.

Как соседи помогают Латвии?

С начала 2018 года в Литве ввели новые правила продажи алкоголя. Теперь спиртное можно будет покупать с понедельника по субботу с 10:00 до 20:00, по воскресеньям с 10:00 до 15:00. Кроме того, теперь покупать горячительное могут только те, кому исполнилось 20 лет. Новый график только обозлил литовцев.

Ну а что получила Эстония, которая дважды в 2017 году подняла ставки акцизов?! Национальная казна недобрала, по разным данным, от 32 до 40 млн. евро. То есть все эти деньги перекочевали к латышам. На предложение Вильнюса и Таллинна поднять цены на алкогольную продукцию Рига отвечает отказом. Чего стоит автопробег, в котором участвовали 5 тыс. человек: они проехали колонной из разных городов Эстонии до магазинов латвийского города Мазсалаца. Министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер возмутился и назвал акцию «самой антипатриотической вещью, которую только можно представить».

Отчего такие резкие оценки, понятно: латвийцы не скрывают, что хотят подзаработать на алкопроблемах соседей.

Расстояние между магазинами в эстонско-латвийском городе Валга – 200 метров. Обилие эстонцев на крохотном пятачке земли зашкаливает: акцизы в Эстонии в полтора-два с половиной раза выше, чем в Латвии, а виски – на четверть дороже. А финнов – просто немеряно. Для них Валга – настоящий Клондайк.

Что уж о Польше говорить: банку датского пива в Литве можно купить за 90 центов, в Польше – за 70 центов. Так что берут помногу. Объясняется желание просто: алкоголь – продукт не скоропортящийся, его можно покупать с запасом – что с ним станется? А коли кончится питье – граница рядом. Вывод тот же: охотней будут покупать алкоголь там, где он дешевле.

Русский акцент в балтийском регионе

Особенно это ощущается людьми со скромным доходом. Им не надо садиться за руль автомобиля и спешить на паром. Они довольствуются круткой, как в странах Балтии называют самогон. А тут аккурат русские умельцы подсуетились. Самогонный аппарат с разборным сухопарником (название его тоже целевое – «Финляндия») можно купить в интернет-магазине за $170. Есть и подороже, все зависит от емкости.

Самый продвинутый завод на Северо-западе страны – поселок Победа в Ленобласти. Здесь расположен единственный в регионе официально действующий завод по производству самогонных аппаратов. Используют для них алюминиевые бидоны для молока: они нынче без надобности после того, как с молочным животноводством в округе покончено.

Продажи ежегодно возрастают в 2 раза. Самогонные аппараты на любой вкус. Один подходит для производства чистого алкоголя, по типу водки, вторые – для виски и ягодного вина, третьи – для еще более широкого ассортимента производства.

Основатель компании по производству самогонных систем Никита Малыхин говорит, что в магазине бывают и финские покупатели, которые с удовольствием приобретают самогонные аппараты.

Похоже, возвращаются совковые времена, когда финны за спиртным в Россию снаряжались. Только теперь они едут за оригинальным и простым оборудованием, чтобы самим производить нужный вид дистиллята. Так что, глядишь, скоро им и вовсе и не понадобится ездить в постсоветские страны за спиртным.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ