БРАЧНЫЙ БАЛАН...

БРАЧНЫЙ БАЛАНС ПРИ ГЕНДЕРНОМ ПЕРЕКОСЕ

16
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Армения теряет невест, России не хватает женихов, Литве – и тех, и других. Проблемы республик, прежде входивших в Советский Союз, различны. Способ их решения один: государство должно обеспечить право на свободный выбор и достойную жизнь, а сами люди – быстрее избавляться от стереотипов.

Главное – пристойно выглядеть

Армения теряет 1400 девочек в год. Этим девочкам просто не дают возможности родиться. Поскольку дело происходит в стране, где мальчики традиционно рассматриваются в качестве надежды семьи, а девочки – как бремя, понятно, почему Армения – в числе мировых лидеров по количеству абортированных эмбрионов женского пола.

Что такое девочка, с традиционной точки зрения? Бесконечные траты, которые продолжаются до ее замужества. А попала в семью мужа, считай, вообще отрезанный ломоть. Мальчик – другое дело. Всегда может помочь родителям в старости. Траты на него фактически являются инвестициями в будущее. К тому же мальчик – будущий солдат, он защищает границы. Хотя никто в Армении не собирается воевать. Но Нагорный Карабах никуда не исчез.

Есть ли смысл заводить девочек? Общественное мнение в армянской среде однозначно: нет. Отсюда и популярность абортов по коммерческому принципу «Кто выгодней?» в Севанском медицинском центре в Ереване.

Его шеф доктор Храчия Халафян искренне удивляется такому перекосу, хотя что-то не позволяет полностью поверить ему. Ведь подобная избирательность абортов происходит в центре не первый год, и вряд ли это происходит без ведома руководителя. Во-вторых, многие пациентки здесь частые гости: есть дамы, которые освобождаются от эмбрионов женского пола по 8-9 раз. Так что речь идет о секрете, который знает любой, начиная с вахтера.

Экономическая ситуация в Армении сегодня катастрофична: уровень средней зарплаты в месяц в пересчете с национальной валюты драм не превышает $115. Так что иметь двух детей в семье считается непозволительной роскошью. Будущая мать перед выбором. Ей нельзя ошибиться. Муж ждет только мальчика. Он возлагает на жену ответственность, не понимая, что Y-хромосома, отвечающая за мужской пол ребенка, передается из мужского генома. Поэтому женщину просто заставляют лгать – ссылаться на якобы неожиданные недуги женских органов, из-за чего, дескать, и приходится жертвовать эмбрионом. Так она выглядит пристойней в глазах мужниной, да и собственной родни.

Причем, все понимают, в чем на самом деле причина. Поголовное в масштабах страны лицемерие. С одной стороны, окрик из государственных органов: дескать, нас всего 3 миллиона, как мы сохраним армянскую нацию? Ведь если нет девочек, нет и рождаемости. С другой стороны, вопль мужа «С девочкой на пороге не появляйся!». Поэтому появляются с мальчиками. В прошлом году в Армении на 100 девочек пришлось 110 мальчиков. Это – прогресс по сравнению с 2010 годом, когда на каждые сто новорожденных девочек приходилось до 120 мальчиков.

А что будет потом? Если сегодняшняя тенденция сохранится, Армения в ближайшем будущем не досчитается 93 тысяч женщин.

Страна перед выбором. Жить или вымирать. Если все же жить, то ей предстоит научиться уважать женщин, верно определять их ценность в семье и в обществе. А для этого надо положить конец узаконенному убийству в больницах, которое инспирируется мужчинами. Иначе раздающиеся из высоких инстанций призывы об угрозе выживанию нации останутся просто призывами.

Нерусский жених для русской невесты

Как показывают данные Национального бюро статистики КНР за 2015 год, соотношение незамужних мужчин и женщин, родившихся после 1980 года – 136:100, родившихся после 1970-го – 206:100. Серьезный дисбаланс между численностью мужчин и женщин.

Статистика и подсказала выход. В России, где не осталось женихов, появился новый вид бизнеса – брачный туризм. Ряд брачных агентств освоили перспективное направление, которое предполагает солидную предварительную подготовку. Сотрудники этих ведомств, став туроператорами, подыскивают за рубежом солидных женихов, которые затем прибывают в Россию – на смотрины.

В качестве пилотного направления избран Китай. Главной причиной запуска проекта стали два встречных фактора: дефицит мужчин в России и избыток мужчин в Китае.

В качестве пункта приема «экспортных» женихов, которым от 25 до 50 лет, избраны приграничные города – Благовещенск и Хабаровск. Сюда они прибывают из Пекина, Шанхая, Шэньчжэня и Гонконга. Основное условие – каждый холост, здоров, успешен, финансово благополучен. Первые же встречи показывают, что довольны обе стороны.

Никакого языкового барьера: рядом квалифицированные переводчики. Говорят об обычных вещах – любимые блюда, готовность к компромиссам, соответствие интересов. Первое же общение убеждает русских красавиц в том, что китайцы подходят к делу ответственно. На Дальнем Востоке знают: китайский мужчина, который, как правило, отлично готовит, способен избавить жену от кухни. Он уважает женщину, создает семью, полагаясь на истинные чувства. К тому же они «западают» на красоту – белую кожу и голубые глаза невест. Если учесть непритязательность русской девушки и умение ее хозяйствовать, она воспринимается китайцем, как подарок судьбы.

В Китае и в России по-разному оценивают брачный эксперимент. Кто-то, к примеру, считает, что «экспорт» в Россию женихов не решает проблемы китайских холостяков. Но главное – результат. Одно из брачных агентств в Хабаровске подвело итоги прошлого года. Шестеро китайских мужчин познакомились с 25 россиянками. В результате сложилось пять семейных пар.

Этот пилотный проект воспринимается в Китае как новшество. Между тем, он имеет свою историю в Швеции, где переизбыток мужчин характерен: он наблюдается в 190 из 290 коммун. Исследователи считают, что это – повод для беспокойства: общества, где слишком много мужчин, более склонно к агрессии. Поэтому местные активисты, которых беспокоит то, что ряд населенных пунктов может вовсе обезлюдеть, 25 лет назад придумало «женские автобусы»: группы потенциальных русских невест доставляли прямо сюда.

Сначала все воспринималось как шутка. Русские красавицы, в основном, искали гламура, но то была шведская глубинка, селение без особых изысков. Но все же… Вот присмотрелись друг к другу Ханс Ойя, житель Паялы, по профессии организатор народных фестивалей, и мурманчанка Елена – и вместе уже с 1992 года.

На вопрос, чем Ханс покорил ее душу, Елена отвечает откровенно – подарками. Если конкретно, парой традиционных вязаных варежек из поселка Ловикка и керамической кружкой с надписью «Лена». «И мне сразу стало так тепло и уютно!» Она не ошиблась. Ханс оказался очень заботливым мужем и отцом. «В России мужчины не такие. Там все поделено: это – мужское дело, это женское». Она не воспринимает свою ситуацию, как жизнь на чужбине. Климат такой же, как в Мурманске. Природа та же, суровая, но по-своему красивая.

Конечно, течение жизни в Паяле несколько замедленное, да и народу в шведском поселке несравненно меньше, чем в Мурманске. «Но сейчас я и представить себе не могу, чтобы переехать обратно. Паяла – мой дом». Точно так же рассуждают десятки русских девушек, которые находят свое счастье в Швеции, садясь в «женский автобус». Они тоже считают, что получили выигрышный билет.

Общее мнение: шведского мужчину есть за что любить и уважать. Ну а отечественного? Его любить не надо. Он нуждается в жалости: кто-то его постоянно недооценивает, кто-то ему мешает. За такими формулировками скрывается отсутствие желания что-то кардинально изменить, по причине чего русский мужчина берется за стакан, где пытается утопить свои проблемы. Шведу такой стиль поведения не свойственен. Отсюда и крепкие семьи.

Потенциальные молодожены становятся эмигрантами

За последние 25 лет страны Балтии потеряли 20% населения, из которых 90% – молодежь или желающая учиться в вузах, или уже получившая высшее образование, или строящая планы по трудоустройству вдали от родины. То есть именно та продвинутая часть общества, на которую оно вправе возлагать надежды. В том числе и демографические.

Если на глазах уезжает будущее, с кем остается страна? С пенсионерами, которых кто-то должен кормить, у которых внуки должны спрашивать совета. Но, похоже, балтийское древо жизни остается без плодов. Особенно тревожна ситуация в Литве, которая по масштабам трудовой эмиграции удерживает первенство среди трех государств Балтии. А сама Балтия, напомним, в данном контексте – лидер Евросоюза по темпам убывания населения.

В 2005 году, на следующий год после вступления в Евросоюз, из страны уехало почти 58 тысяч человек. Динамика эмиграции остается высокой и сейчас. В 2010 году эмигрировало 83 тысячи литовцев, в 2013 – 39 тысяч, а в 2016 – 50 тыс. Всего же с 2005 года Литву покинуло более полумиллиона ее граждан. Литовские социологи объясняют тенденцию самым низким среди стран Балтии уровнем доходов: значительная часть населения живет в сельской местности, где не то что высокооплачиваемую, а просто работу найти проблематично. Причем, государственные программы по созданию рабочих мест для молодежи и поддержке молодых семей остаются на бумаге.

Нельзя сказать, что власть вообще ничего не предпринимает. К примеру, 3 года назад Сейм принял поправки к Гражданскому кодексу, которые разрешили заключать брак в любом ЗАГСе Литвы. Это определенным образом простимулировало молодежь. В 2016 году в Литве было зарегистрировано около 23 тыс. браков, на 400 больше, чем в 2015. Но это не может особо радовать, так как молодожены предпочли расписаться и венчаться на родине, а вить семейное гнездышко, в основном, за ее пределами.

Вернуть молодых литовцев в родные пенаты можно, предложив им привлекательный вариант, который, похоже, так литовской властью не изобретен. Это означает: если сегодня все еще под сукном программа воспроизводства человеческого ресурса, то через 10 лет возникнет катастрофа с положением в детских садах, школах, за которой последует нехватка рабочих рук и падение жизненного уровня, который и нынче не внушает доверия.

Страна окажется на грани выживания. В столице, где рождается каждый третий литовский ребенок, еще куда ни шло. А периферия? Причем, тяжелей всего придется пенсионерам. Пенсии в Литве и нынче невысоки – в среднем 287 евро. Но откуда взяться их повышению, если минимальная зарплата в Литве – 400 евро, причем, 80% ее обладателей как раз та самая молодежь, на которую вся надежда?!

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ