ЧТО МИРУ МЫ и...

ЧТО МИРУ МЫ и ЧТО НАМ МИР

10
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

(Продолжение. Начало в #547)

Проходя по рядам, мы увидели молодого парня, который был в спортивной шапочке от Under Armour, известной фирмы по производству спортивной одежды из Балтимора. На мне же были кроссовки этой фирмы, поэтому я подошел к нему и показал, что мы вроде бы как близнецы-братья. Мы вместе сфотографировались (хотя фотографии в цехах категорически запрещены) и, чтобы закрепить дружбу, я подарил ему 10-долларовую купюру. Мой новый приятель был так растроган, что, увидев, как я пошел в туалет (кстати, для фабричного он оказался весьма благоустроенный и чистый), зашел туда и протянул мне штук 5 свежеизготовленных им сигар.

Так как нам к тому времени уже подарили по паре-тройке, то я решил отказаться от ”левого” подарка. По окончании экскурсии мы пошли в магазин, расположенный в старом здании фабрики. Там продавались различные виды сигар и рома. Признаюсь, недешево. Интересно, что потом в других местах, отнюдь вполне официальных мы купили их дешевле.

Еще один маленький музей мы посетили в Омане – Al Kamil Wal Wafi Old Castle Museum – Музей Старой крепости. Это частный музей, он находится внутри небольшой крепости 18 века, которую государство отдало в частные руки Калфану Ал Хашми и его семье, большим энтузиастам истории Омана. В музее более 14 тысяч экспонатов: керамика, стекло, кожа, посуда, утварь, одежда, украшения – все то, что хозяин собрал за долгие годы, путешествуя по стране.

Две милые девушки в национальных одеждах и с хорошим английским водили нас по многочисленным комнатам, рассказывая подробности жизни оманских бедуинов. А потом угощали прекрасным кофе из традиционных кофейников, разливая их в маленькие чашечки.

Сравнительно недалеко от музея Старой крепости находится производство традиционных оманских кораблей-лодок – дау. Иногда их называют “доу”. Это общее название разных арабских судов (багала, бателла, самбук, зарук и т. д.) с латинским парусным вооружением. Эти лёгкие, но прочные суда производят из тикового дерева, растущего в Индии, по выверенным веками технологиям.

Суда типа дау были широко распространены в прибрежных водах Аравийского полуострова, Индии и восточной Африки. Они появились задолго до нашей эры, но и сейчас их можно встретить во многих странах этого региона. Термин «дау» также используется для небольших, традиционно построенных судов, используемых преимущественно для торговли в Красном море, области Персидского залива и Индийском океане от Мадагаскара до Бенгальского залива. В Омане и других странах Персидского залива эти лодки широко используются для переправки торговых грузов на небольшие расстояния и как туристические. В частности, находясь в Дубаи, мы традиционно проводим вечерний круиз-ужин по Дубайскому заливу именно на такой лодке.

Площадка по производству лодок дау, которую мы посетили, находится на окраине города Сур на берегу небольшого морского залива. Производство практически ручное. Работают там рабочие из Индии. На стапелях обычно находятся по две-три лодки. Строительство каждой продолжается несколько месяцев. Заказчиков много.

Еще мы посетили фабрику керамики в Фесе, Марокко. Наряду с изделиями из металла, тканями и кожами, производство керамики в Марокко – это древняя культура и искусство страны. Фес – один из городов Марокко, который как раз славится своей керамикой. Это различного вида изразцовые плитки, ландшафтные украшения, такие, как фонтаны, и посуда. Главным условием успешного производства керамики в определенном месте является, конечно, наличие глины. Здесь по-прежнему все определяет мастер-гончар. А вот, когда будущее произведение искусства высохнет и наберет прочность, вступает в работу мастер по росписи. Он-то и ставит последнюю точку… Показав нам все стадии производства, нас повели в выставочные залы. К сожалению, мы не могли много купить: и из-за цены, и из-за размеров изделий. Но насладиться их красотой мы, да, смогли.

И конечно же, многочисленные художественные галереи. Они сопутствовали нам во всех странах. Это были шикарные художественные салоны в Испании и Гибралтаре, центры искусств в Гаване и Вьетнаме, и просто огромные художественные ряды-развалы в торговых центрах-базарах, деревнях народного творчества на Кубе, в Марокко, Вьетнаме, Эмиратах, Омане, Бахрейне, Зимбабве. Практически в каждой стране я покупал картинки с видами удивительных уголков этих стран. Так, в Марокко мы купили пару картинок, выполненных на растянутой тонкой коже. Это искусство требует не только художественного мастерства, но и уникальных навыков работы с кожей. Необходимо отметить, что иногда создатели талантливых художественных изделий продавали их просто за гроши.

 

“ИЗДЕЛЬЯ ЛЕГКОГО ИНДУСТРА”, БАЗАРЫ

Там серьги – это просто люстра.

В них сталь, и бронза, и стекло.

Изделья легкого идустра

Носить ужасно тяжело.

В своей ранней молодости я услышал эти иронические стишки о советских ювелирных украшениях из уст какого-то белорусского эстрадника. И вот до сих пор помню.

Большинство стран, в которых мы побывали в прошлом году, можно назвать ”экзотическими”, с точки зрения ювелирных изделий и бижутерии, там продаваемых. Самые экзотические – это, пожалуй, страны Ближнего Востока: Бахрейн, Катар, Эмираты, Оман. Понятия “Gold souk (сук) – Золотой рынок”, “Silver souk– серебряный рынок” имеют оттенки даже гордости в этих странах. Магазины по продаже золотых и серебряных изделий в Манаме, Дохе, Дубаи, Маскате, Низве… тянутся рядами, один зазывнее другого. При этом низкопробные (в смысле низкой пробы), ювелирные изделия (к примеру, золотые 14 карат) там вообще не продаются. Всё сравнительно высокого качества и относительно низким ценам (по сравнению с американскими).

Процесс продажи-купли там – целая церемония, забежать в такой магазин и что-то ”сходу” купить почти невозможно.

В магазине серебряных изделий и камней “Али Баба”, что на рынке в Маскате, моя жена – уже давно свой человек. Магазин этот существует добрые десятки лет, его владелец с самыми знаменитыми бусами в руках на фоне “главного интерьера” даже красуется на одной из страниц самой популярной иллюстрированной книги об Омане ”Oman, the Big Picture”, изданной Министерством туризма этой страны.

Почти все наши дамы, как правило, украшаются именно там. Меня тоже не обижают. Как только я туда захожу, один из помощников хозяина усаживает меня на маленькую табуреточку и наливает чашечку изумительного кофе, чтобы я не путался под руками. Иногда я роюсь в большой старинной корзине, наполненной всякой серебряной всячиной.

Наиболее известный золотой рынок – в Дубаи. Он занимает несколько улиц и даже кварталов. Это, как правило, отдельные магазинчики и магазины, продавцы там в европейских одеждах, окружают (во всех смыслах этого слова) потенциального покупателя большим и долгим вниманием. При покупке обязательно снабжают соответствующим сертификатом. Если вдруг выясняется, что покупатель не нашел в магазине то, что его интересует, то продавец, выдав ему чашечку кофе-чая или какую-нибудь сладость, а то и, “подставив” вместо себя коллегу, мигом слетает в соседний магазин и принесет еще и еще… И, вообще, там делают все, чтобы в следующий раз (если он будет иметь место) покупатель пришел именно к ним.

Марокко тоже может не обмануть ожидания тех, кто любит драгоценности. Но иногда может и обмануть…

Другие ”наши” страны не могут конкурировать с нашими Штатами, особенно в дни больших Jewerly Show.

Ну, а тем, кто не интересуется златом-серебром, желает приобрести украшения подешевле, вот те самые ”изделья легкого индустра”- большой простор везде. И в тех же Арабских странах, и в Марокко, и в Южной Африке, и в Зимбабве, и на Кубе, и Вьетнаме, и в Испании. Мастерство и изобретательность местных художников не знает границ. Тут и металл, и камень, и дерево, и пластмасса, и их сочетание. Порой совершенно изумительный и неожиданный дизайн и уму непостижимое исполнение: резьба, гравировка, пайка, ковка, все виды старинной и современной технологии. И порой почти ”за без деньги”, особенно в Зимбабве, да и на Кубе. В Гибралтаре – недешево, но зато зачастую постариннее.

И, конечно же, дело не ограничивается только украшениями. Огромное количество “сопутствующих” товаров: кинжалы (стоит отметить короткие кривые оманские), сабли, скульптурки зверей и птиц, металлическая инкрустированная и резная посуда, изделия из камня, и масса другого, что может украсить ваше жилище. Это разнообразие даже трудно просто перечислить. Иногда в таких магазинах и лавчонках можно встретить и антикварные изделия. В Маскате много изделий и инструментов, изготовленных из бронзы и латуни, залетевших туда еще со времен правления англичан. Так, в одной из лавок я купил солнечные часы. Поместил их на купленный в Балтиморе фонтан, получилось оригинально, красиво и время можно узнать в солнечную погоду.

Очень интересный рынок в столице Катара Дохе. Конечно, там продается все, что на других рынках этого арабского региона. Но есть и одна особенность: рынок животных и птиц. Почти в самом начале рынка – продажа соколов.

Это охотничьи птицы, специально на то тренированные. Вот сидит такой сокол на руке со специальной перчаткой его хозяина. Голова его покрыта специальной шапочкой-колпачком. Шапочки эти – особое произведение искусства, иногда их цена доходит до нескольких тысяч долларов. И вдруг хозяин увидел зверька. Он мгновенно снимает с сокола колпачок, сокол мгновенно взмывает в небо, находит добычу и камнем падает на нее. Еще несколько секунд и добыча у ног хозяина сокола. На птичьем базарном шестке соколы тихие и спокойные. Спокойные даже, когда хозяева садят их на руки наших женщин, конечно, на прежде одетую перчатку. Наши женщины наливаются гордостью и счастьем. Соколы – по-прежнему спокойны…

Еще один привлекательный участок – попугаи. Их много и всяких, включая очень больших. Красота неописуемая, стоимость – вполне доступная. Да вот беда: нельзя их ввозить в Штаты.

А еще – великое множество маленьких птичек, рыбок, мелких и покрупнее зверьков, черепах, змей… Особое умиление вызывают щенки, всех пород и мастей. Не хочется уходить, хочется купить. Но… нельзя. С неохотой уходим на другие участки рынка.

На огромный рынок в помещении мы наткнулись в последний день пребывания в Южной Африке в районе Кейптаунского мола. 4 этажа переполнены сувенирами дешевенькими и подороже, одеждой экзотической и обыкновенной, бижутерией и ювелирными изделиями всех мастей, какой-то мебелью стильной и не очень, звериными шкурами и изделиями из них.

Вот так мы плавно перешли к базарам. Вообще-то, первые несколько десятков лет своей жизни я провел в Минске, где под словом “базар” понимались продовольственные рынки и ”барахолки”, которых в Минске, в принципе, не было. Первый в жизни базар как место по продаже всего я увидел в Израиле. Это был ”блошиный рынок” в Яффо, где в конце 70-х годов прошлого века еще можно было купить чего-нибудь очень исторического и антикварного, и стариннейший в мире иерусалимский подземный базар, где я окончательно понял, что это не просто что-то купить, а величайшее удовольствие лицезреть потрясающие представления с участием удивительного набора товаров и продуктов, прекрасных артистов-продавцов и в большинстве статистов, но иногда тоже артистов – покупателей. А потом был лондонский ”Портобелло” – удивительная выставка-продажа антиквариата и просто радующих взгляд вещиц ”для дома, для семьи”. Европа не очень радует любителей подобными базарами, но Лондон в этой ипостаси на высоте!

А потом были Китай, Турция, Баку… Ну, разве не таешь от восторга от продавца помидоров, который увидев приближающуюся к его раскладу девушку, рассыпается в эпитетах: ”Иди сюда, красавица! Иди ко мне, чудо света!! Только я смогу удовлетворить тебя!!!” А когда она, не повернув глазом (таковы правила игры), проходит мимо, кричит ей вслед: ”… !” Или вопль продавца овощей на рынке ”Кармель” в Тель-Авиве: ”Посмотрите на сумасшедшего, посмотрите на самоубийцу! Кто еще может продавать так дешево?!”

Довелось мне побывать чуточку и с другой стороны: в качестве продавца. Я, кажется, уже писал об этом, но с удовольствием повторюсь. В первый раз это случилось на иерусалимском базаре, когда хозяин большой ювелирной лавки попросил остаться вместо него, пока он сходит куда-то принести что-то, что может заинтересовать потенциальную покупательницу – мою жену. Я с удовольствием остался и даже ответил на какой-то вопрос вновь вошедших ”потенциальных покупателей” Благо, они спросили на иврите. А когда зашел посыльный и принес на традиционном восточном подносе стаканчик традиционного кофе с традиционным стаканом холодной воды, сказав ”Хозяин прислал!”, счастью моему не было предела. На знаменитом базаре в Стамбуле хозяин крохотного столика по продаже кошельков и чего-то кожаного тоже попросил остаться вместо него, пока он сбегает за каким-то портмоне для меня. Я опять с радостью согласился. Но на сей раз мне повезло меньше: сначала кто-то потеснил меня с середины улицы на ее край, а потом и вовсе прогнал с этого места. Но “свой” столик я не бросил…

Базарные продавцы меня особенно восхищают. Ведь это не женщина с привычных мне с детства так называемых ”колхозных” рынков, приехавшая иногда с ”неблизко” продать излишки со своего огорода или лесную добычу. Это профессионалы, иногда потомственные. Вся его жизнь проходит на базаре, там он растет, там обзаводится семьей, там иногда и умирает. Он сидит там в любую погоду, с утра до вечера. Иногда дремлет, иногда кушает, иногда отлучается ненадолго. Но вот появляется потенциальный покупатель, иногда заходит вовнутрь, иногда просто проходит рядом. И тогда он оживляется… Предлагает, не всегда спрашивая, заставляет взять в руки, померить одно, другое… Может мгновенно забежав к соседу, одолжить товар у него (конечно, с ним потом разберется). И вот наступает самый главный момент: ”How much?” Да, возможно, это первый такой вопрос за день, да, возможно, он вообще еще сегодня ничего не продал, возможно, и вчера ничего… Но нет для него большего разочарования, если покупатель сразу же согласится на предложенную цену, обычно явно завышенную. Ибо главное в действе продажа-купля – это торговля. Он говорит – ты предлагаешь, он сбавляет – ты не соглашаешься, он больше не сбавляет – ты уходишь, он догоняет – ты возвращаешься… Ты даешь деньги – он упаковывает. Ты доволен – он сияет. Конец спектакля! Так что, торгуйтесь на базарах, обязательно торгуйтесь. Иногда можете купить за половину первоначальной цены. Но главное, – доставьте удовольствие продавцу и себе!

Самый мой любимый на сегодняшний день базар – в столице Омана Маскате. Может потому, что я уже там свой. Про традиционную чашечку кофе в лавке серебряных изделий я уже писал. Про удивительные старинные приборы-инструменты тоже. (Вдруг вспомнилось, как у классика шел по барахолке человек и продавал астролябию). А еще постоянно повторяющаяся история с ладаном.

Прошу прощения у читателей, но для начала немного отвлекусь. Несколько лет назад нам заказал экскурсию по Вашингтону для себя и своего друга человек по имени Иван Иванович. Когда мы встретились, то это оказались две пары. Они были странно одеты: в старинных русских одеждах, как на старинных картинках. Разговаривали на правильном русском языке, но странно правильном. Оказалось, они старообрядцы, родились и выросли в китайском Харбине, в России никогда не были. Сам Иван Иванович уже давно живет в Америке, ветеран Вьетнамской войны. Пригласил своего друга и его жену встретиться в Вашингтоне. Потому что заодно хотел посетить Мемориал этой войны и полистать книги с фамилиями всех там погибших, чтобы найти кое-кого из своих боевых товарищей. С собой Иван Иванович привез два альбома фотографий, снятых им во Вьетнаме, он воевал в районе Сайгона и в дельте реки Меконг. Что удивительно: в двух альбомах было только две фотографии, показывающих боевые действия. Остальные – мирные лица, мирные жители, мирная жизнь… Мы с сожалением с ними расстались.

А через несколько месяцев как-то вечером моя жена почувствовала сильную боль в животе, похоже было, по рассказам других, на наличие камней в почках. Она как-то провела ночь. А на утро раздался звонок, она взяла трубку. Звонил Сильвестр Нестерович, приятель Ивана Ивановича, который был с нами на экскурсии в Вашингтоне. Он звонил из Миннесоты, где сейчас живет, и рассказал, что у них накануне выпал снег, а в снег, “как известно, снятся сны вещие” и вот его жене приснилось, что моя жена больна. Моя жена нервно вздрогнула. А ее визави продолжал: ”Похоже, что у вас камни в почках (снова вздрогнула), вам надо попить ладан – смолу ливанского или оманского кедра”.

“А где ж его взять?”, – опять вздрогнув, спросила жена. “В Ливан вам не попасть, а вот в Оман можно. Но я вам уже приготовил. Вот только адреса вашего у меня нет”. Через несколько дней пришла коробочка вместе с инструкцией, написанной на русском с “ятями”. А еще через несколько дней все камни высыпались, что и засвидетельствовали врачи. Мы же вспоминали все эти дни известные выражения: ”Дышит на ладан”, “В доме пахнет ладаном”, “Бежит, как черт от ладана”…

Разумеется, попав впервые в Оман, мы поинтересовались, где его можно достать. Оказывается, наша гид Юля все про ладан знала и обещала на базаре показать. С тех пор мы и все наши туристы не проходят мимо тех нескольких лавок, где этот ладан продается. Конечно, самый лучший, конечно, для нас с большими скидками.

Ведь он помогает не только вывести камни из почек, но и от простуд, потери голоса и просто как дезинфекционное средство. Многие наши носят на шее специальные ”ладанки” с небольшим ладановым камешком (их, сделанных из серебра, я часто ищу в большом чане во время своих кофепитий), многие держат в холодильниках емкости с водой и растворяемым в ней ладаном и пьют потихонечку, некоторые излечились от более сложных болезней. Мы же планируем в будущих наших поездках в Оман добраться до Салалы, на крайнем юге страны, где ладановые кедры растут. Проблема еще в том, что вывозить ладан из страны в коммерческих количествах запрещено.

Однажды жена решила купить на базаре в Маскате пашминовый платок. Пашмина – это тонкая, мягкая, тёплая ткань, получаемая из пуха (подшёрстка) кашмирских горных коз, или как их ещё называют, кашемировых. В Гималаях, на высоте около 4500 м, где и обитают эти животные, очень суровый климат, и в этих условиях у кашемировых коз вырастает два типа шерсти: верхний – грубая, толстая шерсть (остевой волос) и нижний – тончайший пух. Каждую весну этот почти невесомый пух вычёсывают с области шеи и живота животных. Изделия из него характеризуются лёгкостью, приятны на ощупь (например, человеческий волос имеет толщину около 50 микрон, а волокно из пашмины около 13-14 микрон). Интересно, что таким пухом могут похвастаться только козы, обитающие в северных регионах Индии, Китая, Непала и Пакистана. Поэтому натуральная пашмина – дорогой и редкий материал. Для сравнения – из общего мирового количества произведенного кашемира только 7% приходится на пашмину.

Жена увидела в одной из лавок этого базара очень красивую пашминовую шаль. Она знала, что натуральная, качественная пашмина не может стоить дешево. Только себестоимость ее, как утверждает Стивен Карлсон, известный исследователь и автор книг о кашемире, составляет около $70.

(Продолжение следует)

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ