АТАКА НА ЦЕРК...

АТАКА НА ЦЕРКОВНОМ ФРОНТЕ

28
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Из-за океана это, конечно, не так хорошо видно, но в Украине произошло событие, значение которого попросту трудно осознать: украинские православные церкви (УПЦ Киевского патриархата и Украинская автокефальная православная церковь) решением Синода так называемого Вселенского патриархата (материнской церкви всех православных церквей в мире), получили, во-первых, каноничность (то есть, религиозное признание в качестве полноценных церквей), а во-вторых – независимость от Русской Православной церкви. Почти 350-летнее религиозное рабство, неправомочная зависимость от РПЦ завершились.

А было это именно рабство. Синод признал, что решение (так называемый Синодальный лист) Константинополя 1686 года, предоставившее так называемому Патриарху всея Руси право назначать киевского митрополита и, таким образом, признающее его право распоряжаться украинской церковью, являлось неправомочным и принятым не в результате христианского согласия, а в результате обычного политического и военного давления со стороны Москвы. С предстоятелей обеих украинских церквей – УПЦ КП и УАПЦ – Филарета и Макария, были сняты наложенные на них патриархами РПЦ анафемы, они были признаны полноправными священнослужителями.

Это, правда, еще не означает, что новая украинская православная церковь уже появилась, но процесс ее создания (а называться она будет Украинской Православной Поместной церковью) вышел на финишную прямую. Обеим украинским церквям, а также желающим священникам из так называемой УПЦ МП (то есть, украинской православной церкви Московского патриархата) предстоит теперь провести общий, объединительный собор, на котором будет избран предстоятель этой церкви, также в ранге патриарха. Именно ему и будет вручен томос (в переводе с древнегреческого – документ) о признании новой православной церкви.

Фанар уполномочен заявить

Впрочем, предоставление томоса – процесс все-таки отнюдь не формальный, механический. Предоставить его может только и исключительно тот же Священный Синод Вселенского патриархата (он собирается ежемесячно). По тому, как проходил октябрьский синод, можно представить, насколько напряженным оказался «украинский вопрос»: до того, как он был собран, из Греции были высланы российские дипломаты, занявшиеся запугиванием и подкупом местных церковных иерархов, чтобы те отказались признавать украинскую самостоятельную церковь, а позднее в Фанар (стамбульскую резиденцию патриарха Вселенской церкви Варфоломея Первого) летал лично патриарх РПЦ Кирилл (Гундяев), дабы «в обстановке братской христианской любви» предотвратить выскальзывание богатейших украинских приходов из цепких лап Русской Православной церкви. Эта попытка оказалась также неудачной.

Но даже после всего этого о снятии неправомерной анафемы с украинских церковных иерархов и об упразднении постановления 1686 года о передаче Киевской митрополии ведение РПЦ Синод объявил лишь на третий, последний день, 11 октября. До этого нетерпеливые наблюдатели успели не выдержать и обнародовать ряд сколь ложных, столь же и противоречивых заявлений: украинские политики заявляли, что, мол, уже все, поместная церковь получила томос, а российские – что, мол, ничего подобного, нахальным украинским раскольникам отказали. Всем спасибо, все свободны.

Правда оказалась посередине. Томоса еще нет, но путь к созданию единой украинской православной церкви, независимой от РПЦ, открыт. Решение Синода оказалось благоприятным для Украины. Причем интересно, что, так как РПЦ потеряла право распоряжаться на украинской территории, украинские православные церкви, так сказать, «откатились» на исходные позиции, которые Киевская митрополия занимала в конце XVII века – а именно, она опять (временно) была подчинена патриарху Константинопольскому. Для осуществления этого временного руководства в Киеве будет восстановлена так называемая ставропигия (церковное представительство) Вселенской церкви – первая за сотни лет, расположенная за пределами канонической территории этой церкви. Решением украинского парламента, согласованным с Украинской автокефальной православной церковью, в бессрочное безвозмездное пользование Фанару была передана знаменитая Андреевская церковь в Киеве. 

Кремль – против!

Неудивительно, что решение Синода буквально взорвало не только российских церковников, но и Кремль. По сути, РПЦ теряет теперь абсолютно все. Она не может более распоряжаться в Украине, так как Украина была признана чужой канонической территорией. Она потеряет огромные деньги, которые приносят ей украинские приходы. Но, что хуже всего – она теряет присвоенную себе 350 лет назад историю. Украинская православная церковь, Киевская митрополия – все это гораздо старше РПЦ и князь Владимир, которому с такой помпой поставили в Москве памятник, крестил Киевскую Русь, а не Залесье, где в те времена православием вообще не пахло. То есть, по сути, отныне история РПЦ насчитывает где-то 500 «законных» лет и пышные праздники «тысячелетия крещения Руси» – не для нее. Пуще того: оказалось, что как раз РПЦ-то подобного томоса о признании от материнской церкви вообще не имеет. Так что, основной аргумент московских священников о том, что украинские-де независимые церкви «лишены благодати», теперь оборачивается уже против них самих. Это они превращаются в каких-то непонятных самозванцев… И, как вишенка на торте: в 1686 году в каноническую территорию Киевского митрополита входила также территория современной Беларуси, а также часть польских православных приходов. То есть, по закону, РПЦ должна потерять еще и белорусских прихожан…

Но, естественно, РПЦ даже не думает выполнять решение Вселенского синода. Она немедленно провела свой собственный синод, причем сделала это не где-нибудь, а демонстративно – в Минске, чтоб показать, что уж Беларусь-то от нее никуда не денется. И в самом деле – белорусские священники послушно присягнули на верность Кириллу, который заявил о том, что теперь, мол, РПЦ прекращает евхаристическое общение со Вселенской (материнской) церковью. До такой степени, что прихожанам из России теперь запрещено входить во храмы, принадлежащие Константинопольскому патриархату и, в частности, посещать популярное место паломничества массы российских «православнутых» политиков, олигархов и просто бандитов – монастырскую гору Афон в Греции. А недавно некий отец Илларион, пресс-секретарь патриарха Кирилла, вообще объявил Константинопольскую церковь раскольнической. Вот такая христианская любовь и смирение…

При этом формально отделенное от церкви государство российское отреагировало еще более бурно – так, словно его, государства, это касается даже больше, чем церковь. Путин срочно собрал заседание Совета безопасности, на котором было официально заявлено, что Россия-де «готова защищать православных на Украине так же, как защищало русскоязычных» (напомним, что «защита русскоязычных» осуществлялась с помощью военного вторжения на Донбасс и вооруженной аннексии Крыма). В эфирах российских федеральных каналов и местных медиа поднялась настоящая истерия, связанная с «ущемлением православных», а Варфоломея обвинили в том, что он «пересек красную черту». Эти маневры, очевидно, должны подтвердить, что Россия не хочет терять влияние на Украину с помощью церковных рычагов.

Последний по времени акт этой вакханалии – это, пожалуй, заявление Путина в так называемом Валдайском клубе о том, что, мол, «агрессоры просто сдохнут, а мы попадем в рай, как мученики». Кое-кто расценивает это, как угрозу тотальной ядерной войны, хотя, откровенно говоря, это напоминает классическую истерику уркагана из питерской подворотни, зажатого в угол: «Ща всех пар-р-режу, я психический!!!».

…А караван идет.

Украинская власть действует более взвешенно. Президент Порошенко, который начал диалог о предоставлении томоса со Вселенским патриархом Варфоломеем еще в 2015 году, отметил, что государственной церкви в Украине не будет. Глава государства назвал врагом каждого, кто будет призывать к захвату лавры, храма, монастыря. В украинских реалиях это определение оказалось не лишним: например, на Покров, 14 октября, возле Киево-Печерской лавры правоохранители задержали около 120 молодых людей спортивного телосложения, частично – граждан России, отрекомендовавшихся «здешними семинаристами». Эти «семинаристы» только и ждали случая устроить кровавое побоище, «защищая русскую веру». Правда, захватывать лавру никто так и не явился…

Порошенко призвал в процессе образования Украинской православной церкви избежать ситуации, где при двух украинцах будет три гетмана – увы, именно такая ситуация неоднократно возникала в украинской истории, из-за чего украинское государство гибло, по крайней мере, дважды.

Непростой выбор стоит перед главой УПЦ КП Филаретом. С одной стороны, он вынес на себе тяжесть борьбы за восстановление самостоятельности украинского православия, сумел создать надлежащие условия для восстановления каноничности украинской церкви. В объединительном соборе большинство епископов будут представлять именно УПЦ КП. С другой – выглядит логичным, чтобы новую Украинскую церковь возглавлял новый предстоятель, фигура которого откроет двери для представителей УПЦ МП, которые сегодня колеблются в своем выборе. Впрочем, не будем забегать вперед, ведь сегодня куда важнее провести объединительный собор и создать церковь, которая создаст юридические основания получить томос об автокефалии. Шансы лидера УПЦ КП являются объективно высокими, и пока Филарет отметил, что процесс присоединения к Украинской православной церкви будет исключительно добровольным, а язык богослужения определять сама религиозная община.

Сравнивая действия украинской и российской сторон, можно сделать вывод, что РПЦ сделала ставку на обострение ситуации и консолидацию своих прихожан, плюс пытается заручиться поддержкой своих союзников в других государствах. Участие в заседании Синода митрополита Онуфрия, главы УПЦ МП, выглядит довольно показательным – борьба за сохранение позиций УПЦ МП будет продолжаться, об этом свидетельствует и наступательно-агрессивная позиция украинского народного депутата Вадима Новинского, который претендует на роль лидера «политического православия», ориентированного на Москву. Интересно, что белорусские церковные иерархи на встречу в Минске не были приглашены, однако сам факт проведения синода РПЦ в столице Беларуси свидетельствует о ее претензии на влияние в этой стране.
УПЦ МП, которая имеет более 12 000 религиозных общин в Украине, тем не менее, не является самой мощной церковью в стране. Преимущество в количестве верующих принадлежит УПЦ КП, плюс значительная часть верующих называют себя православными, не привязываясь к одному из патриархатов. Не стоит забывать и еще один факт: УПЦ МП является самой мощной частью РПЦ, и перспектива ее ослабления вызывает негативные эмоции в Кремле.

Процесс образования поместной православной церкви в Украине уже не остановить. Это очевидно. Однако не стоит принимать в этом вопросе повышенные обязательства и использовать исключительно арифметические правила. Церковная жизнь все же происходит по собственным канонам, которые формировались на протяжении веков. Нам, изумленным мирянам, остается лишь констатировать, что мы опять живем в «интересные времена» – в точном соответствии со знаменитым китайским проклятием…

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ