УКРАИНСКИЙ ГА...

УКРАИНСКИЙ ГАСТАРБАЙТЕР В ЕВРОСОЮЗЕ

18
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Одной из основных причин слабого реформирования экономики Украины является усиливающийся в Польшу и страны Балтии поток заробитчан (так именуют в Украине гастарбайтеров). Официальный Киев не спешит преобразовывать страну, в которую трудовые мигранты в 2017 году перевели в 5 раз больше денег, чем инвесторы.

Нужные работники или незваные гости?

Введение безвизового режима с Евросоюзом сыграло с экономикой Украины злую шутку.

С одной стороны, миллионы украинцев воспользовались возможностью за считанные месяцы напряженного труда в странах Старого Света резко поправить состояние семейных бюджетов и сформировать финансовый задел на будущее. По данным Госпогранслужбы, за рубежом на постоянной основе работают 3,2 млн. украинских граждан трудоспособного возраста, оставившие прежние рабочие места. Утешить в этой катастрофической ситуации может только то, что это вдвое меньше, чем во время первой миграционной волны 90-х.

С другой стороны, за 2015-2017 годы 3,2 млн. заробитчан перевели в Украину $23,8 млрд. Это на 30% больше, чем все валютные резервы страны к началу 2018 года. Только в 2017 году они перевели на родину в 5 раз больше денег, чем прямые иностранные инвесторы.

На самом деле денежный поток намного больше. К примеру, если по предыдущим оценкам НБУ объем переводов из Польши в Украину по официальным и неофициальным каналам составил $1,35 млрд. в 2017 году, то Национальный банк Польши эту сумму увеличивает более чем вдвое – до $3,123 млрд.

Разночтения оттого, что гастарбайтеры предпочитают не «светить» истинно заработанное: как относится государство к своему гражданину, так и он к государству. Если власть устами главы МИД Украины Павла Климкина предупреждает «Не пользуйтесь безвизовым режимом для того, чтобы работать» и при этом неспособна достойно платить согражданам, побудив их лучшую жизнь строить дома, в Украине, а не шляться по миру, то те должны “делать морду кирпичом” и врать, что едут в Европу исключительно для того, чтобы посмотреть достопримечательности Варшавы, Вильнюса, Риги и Таллина.

Пусть себе Национальный банк Украины (НБУ) довольствуется при оценке частных денежных переводов отчетностью официальных каналов перевода денег, но есть еще способы передачи неформальные – в наличной или товарной форме. Кроме того, учитывая, что работают они за кордоном краткосрочно, то нет особой нужды прибегать к переводам и тратить деньги на трансфер. Проще привезти основную часть заработанного в своем кармане.

Большие деньги текут рекой – на самые главные нужды жителей Украины. Имеет ли в таком случае смысл правительству страны резко переформатировать народное хозяйство, чтобы соответствовать критериям ЕС, куда они по-прежнему стремятся или, оставив все как есть, использовать народную инициативу «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих»? Тем более, что утопающих вынуждают искать спасение где угодно. Прежде всего, у ближайших соседей – в садах и огородах Польши, на стройках Литвы, Латвии и Эстонии.

Каждую минуту два человека из незалежной уезжают на заработки. В год 1 млн. 53 тыс. человек ногами голосуют против бедственной ситуации на родине.

Гастарбайтеры Украины – не просто огромный человеческий ресурс, но еще и ресурс самоуправляемый. К тому же весьма выгодный официальному Киеву. Ресурс способен при минимальных усилиях власти обеспечить ей солидный приток капиталов и одновременно – эффективный распил твердой валюты, которая выдается ей Европой и другими международными фондами на внедрение реформ. Так что Киев охотно соглашается на то, что украинцы ломанулись в ЕС и уже одной ногой там. Поэтому эксперты подчеркивают: евроинтеграция Украины происходит не на уровне страны, а на уровне отдельно взятого и весьма недовольного проблемами на родине гражданина. Учитывая, что пришлому и неприхотливому трудяге платить можно в разы меньше, чем своему, для Варшавы, Таллина, Риги и Вильнюса заробитчане – нужные и особо ценные работники.

Всем вроде выгодно. Но… Украинец мечтает никуда не срываться, получая достойную оплату на родине. Это пока мечта. Не от жизни хорошей он едет на чужбину на многомесячную пахоту. Там ему будут платить за 10-часовой труд, как человеку без квалификации, а то и вовсе обсчитают. Ему всегда могут «на законных основаниях» (особенно если он нелегал) сказать, что его никто не звал, он не знает местных традиций, не говоря уже о государственном языке. Учитывая нередко криминальное прошлое теперешних работодателей, не мудрено услышать от них «Место твое – у параши».

Несправедливо, конечно. Но в семейный карман кладут не обидное слово, а звонкую монету. Приходится терпеть.

Украинские мигранты спасают Польшу и свои семьи

Многие годы украинцы пополняли ряды гастарбайтеров России, создавая конкуренцию соискателям работы из республик Средней Азии. С 2014 года, когда был аннексирован Крым и на востоке Украины был создан кровоточащий до сих пор пророссийский регион, конкуренция сведена к минимуму.

Но нет худа без добра.

Взоры устремились на динамично развивающуюся Польшу, с одной стороны, и с другой стороны, на страны Балтии, стремительно теряющие рабочие кадры. В 2018 году объем частных денежных переводов на Украину вырос в поквартальном исчислении на 25-30% по сравнению с аналогичными периодами 2017 года. Лидером по переводам является Польша. В первой половине 2018 года зарегистрировано 692,5 тыс. заявлений о поручении выполнения работы гражданам Украины. Несмотря на тяжелые условия труда и более чем скромную ее оплату, каждый пятый заробитчанин в Польше мечтает остаться на ПМЖ. Тысячи украинцев уже обосновались в стране, прибыв из Крыма и Донбасса.

За последние 10 лет – с 2008 по 2017 год – карту поляка получили 102 тыс. граждан Украины. 90% запросов о получении вида на жительство в Польше – от граждан Украины. Большинство из них потом устраивается на работу помощниками по хозяйству, на стройки или фермы.

Правда, не обошлось без конкуренции. Ее составили Польше Чехия, Венгрия, балтийские и скандинавские страны, Израиль.

И все же не меньше 1 млн. украинцев постоянно трудятся в Польше, если судить по количеству выданных национальных виз, разрешений на работу или проживание. По наблюдению польского эксперта Кшиштофа Мрозека, представителя Фонда им. Стефана Батория, трудовых мигрантов из Украины около 2 млн. Поток в Польшу столь велик, что появилась необходимость переустройства пунктов пропуска на границе с Украиной. Украинцы делают серьезный вклад в польскую экономику. Данные Центрального банка Польши и Европейского статистического ведомства показывают: польская экономика в лидерах по развитию в Евросоюзе. Это не в последнюю очередь объясняется присутствием заробитчан. Многие польские предприниматели откровенно заявляют: «Без украинцев нас ждала бы катастрофа». Заявление становится понятным, если учесть, что украинцы охотно берут сверхурочные часы.

Поэтому, кстати, и зарабатывают столько же или даже чуть больше поляков. Три четверти заробитчан в Польше получают минимум 2,5 тыс. злотых в месяц ($675). Почти 90% из них тратят на себя менее 1000 злотых ($ 270).

К чему заробитчанину Прибалтика?

Во-первых, географическая близость, транспортные расходы относительно небольшие. Во-вторых, в трех странах Балтии все понимают русский язык. В-третьих, заробитчанин там востребован, поскольку готов получать зарплату, которая не устраивает местных строителей и водителей. В-четвертых, для стран Балтии украинцы являются европейцами, они легче интегрируются, не создают таких проблем, какие создают Евросоюзу люди другой культуры, которые тысячными группами пытаются попасть в ЕС. В-пятых, относительно несложная процедура легализации. В-шестых, отсутствие конфликтов на этнической и политической почве между украинцами и коренными жителями стран Балтии.

Украинцы в Литве составляют 28% от общего количества иностранцев. Ежегодно сюда прибывают от 20 до 50 тысяч украинцев, половина из которых работают бетонщиками, каменщиками и укладчиками кирпичей, а остальные водителями, в основном, дальнобойщиками, а также экскаваторщиками, монтажниками корпусов кораблей, сварщиками. Они зарабатывают в пересчете на доллары от $600 до $800, тогда как дома при аналогичной нагрузке – не более $300. Добавим к этому и еще одну деталь: с начала 2018 года национальная валюта гривна утратила 11% стоимости. Хрячить за копейки украинец больше не хочет. Патриотические чувства при нем. Но семья требует не только звонких лозунгов, но и звонкой монеты.

Цель за рубежом одна: ограничив свои потребности в жилье и еде до минимума, главную часть заработка довезти до семьи. Отсюда весьма скромные жилые метры на окраине городов и посещение бюджетных магазинов. Главное достижение приезжих из Украины – обрушение местного рынка неквалифицированного труда: ведь они согласны работать за минимальные деньги, оставляя за бортом местные кадры.

В Литве ситуация обстоит сложнее, чем в Латвии и Эстонии. Здесь самый низкий в странах Балтии уровень зарплат – на 10% ниже, чем в Латвии, и на 20% меньше, чем в Эстонии. Официальный Вильнюс тревожит ситуация с занятостью в связи с притоком украинских гастарбайтеров. Нужно защищать рынок труда, поскольку нет возможности для того, чтобы поднимать уровень зарплат даже до уровня ближайших соседей. Значит, введение для гастарбайтеров квот для представителей рабочих профессий (в частности, высок процент водителей) – мера вынужденная. С другой стороны, как может расти зарплата жителей страны при таком объеме дешевой рабочей силы из Украины? Где тут причинно-следственная связь, не ведают даже бывалые политики.

Если не вводить квоты, то, как подсчитали местные экономисты, в Литву к 2050 году может переселиться до полумиллиона граждан Украины. Учитывая, что и до приезда гастарбайтеров литовцы отправлялись искать счастье за далекими морями, такое состояние приведет к сокращению коренного населения в полтора раза. Похоже, дело идет к тому, что через пару поколений литовцы могут стать этническим меньшинством. Это особенно тревожно воспринимается жителями страны, которая в разные исторические эпохи перенесла тяжкие испытания: полонизация, которая началась в конце XVI века; русификация в XIX-XX веках; советизация в XX веке с ее массовыми расстрелами и депортацией.

Напомним, что подобные опасения характерны также для Латвии и Эстонии. За 25 постсоветских лет страны Балтии потеряли суммарно 20% населения. И чем дальше, тем мощнее тенденция, которую усиливают и собственные граждане, отправляющиеся за достойной оплатой, и прибывающие трудовые мигранты.

В Латвии, где также наблюдается сокращение трудоспособного населения, за счет собственной эмиграции и превышения уровня смертности над рождаемостью, в последние 10 лет потеряно до 25% населения. Чтобы добиться развития страны, необходимы не 2 млн. жителей, как сейчас, а вдвое больше. Демографическая и экономическая ситуация таковы, что впору смягчать режим пребывания в стране трудовых мигрантов.

Латвийская строительная компания Pro Dev уже не первый год привлекает на свои объекты гастарбайтеров из Украины по 100-200 человек. Дело в том, что она осваивает солидные европейские фонды, а рабочей силы не хватает. Так что украинская соломинка для Pro Dev поистине спасительная. Председатель правления Pro Dev Марис Стакенс признался, что для украинцев характерный стиль работы – с полной отдачей, без перекуров, вполне квалифицированно. Они не жалуются на холод, отсутствие национальных землячеств, национальных ресторанов с привычной едой. Поэтому компания идет на расходы, снимая трудовым мигрантам жилье и арендуя помещение под общежитие.

Популярным направлением для украинцев является Эстония – поначалу в качестве места для реализации своих рабочих талантов, а затем, если получится, и в качестве места постоянного проживания, ведения собственного бизнеса. Причина – низкие налоги, несложное их администрирование, «оцифрованность» республики, бесплатный проезд в Таллине и другие социальные льготы. Тем более что начало уже положено: в собственности украинских граждан в Эстонии – более 400 компаний, а по темпу их регистрации украинцы занимают первое место. Тем не менее, есть свои проблемы. Легально работающие в Эстонии украинцы, несмотря на наличие всех необходимых документов, порой сталкиваются с невыплаченной зарплатой, двойной нагрузкой и угрозами работодателей, отмечают эстонские СМИ.

Успех украинской трудовой миграции следует оценивать двояко: он и удачен, и не очень. Число легально регистрируемых в Эстонии иностранных работников для выполнения краткосрочных работ с 2015 по 2017 выросло почти в 8 раз, при этом число выявляемых нелегалов увеличилось втрое. Среди незарегистрированных работников преобладают граждане Украины.

Работать у соседей выгодней, чем дома

Картина трудовой миграции в целом ясна: украинцы (прежде всего, квалицированные кадры) хотят более адекватной оплаты труда. По мнению экспертов, тягу к евро можно умерить единственным способом, при сохранении высококвалифицированного персонала – приближением уровня зарплат к показателям ближайших соседей, не говоря уж о дальних. Хотя и в этом сегменте не все так однозначно. К примеру, тревогу забили латвийские фермеры: поскольку коренные жители в ряде регионов страны не согласны даже на зарплату в 1100 евро.

Говоря о Польше, где заробитчане в среднем получают 19 200 гривен в месяц ($690), средняя зарплата в Украине должна быть хотя бы 15 тыс. гривен ($535). Это не ликвидирует трудовую миграцию, но может притормозить ее. Официальный Киев считает, что 15 тыс. гривен – уровень, на который можно выйти через 3-4 года. По крайней мере, в нынешнем декабре запланирован уровень средней зарплаты в 10 тыс. ($350). Понятно, что Киев расписывается в своей несостоятельности решить проблему и фактически гарантирует: до 2023 года поток заробитчан останется, как минимум, на нынешнем уровне.

Но к тому времени многие из них могут а) освоить польский язык, б) повысить квалификацию и в) так врасти в польские реалии, что получат право на ПМЖ.

То есть речь идет о безвозвратной потере Украиной квалифицированного персонала. «Кого через год-другой нанимать будем? – уже сейчас задумываются шефы украинских фирм. – Жителей Средней Азии, 90% которых трудятся чернорабочими и сезонными рабочими и не планируют массово пополнять население Украины?!»

Работать у соседей выгодней, чем дома. Потому что дома – на доброго дядю, который кормит обещаниями, платя гроши. А сосед кормит семью, выплачивая за ту же работу в несколько раз больше, чем дома. Хотя, по его, соседа, понятиям, тоже гроши. В состязании грошей много лет подряд верх держит не украинский грош: купить на него можно в 3-4 раза больше. Холодильник побеждает телевизор – обычная история на постсоветском пространстве, в которое вписалась и Польша.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ