АНГЕЛА МЕРКЕЛ...

АНГЕЛА МЕРКЕЛЬ: Я ПРОЩАЮСЬ, НО НЕ УХОЖУ…

6
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В последнее воскресенье октября канцлер Германии Ангела Меркель подорвала «политическую бомбу»: объявила, что покидает пост председателя Христианско-демократического союза – пост, который занимала бессменно последние 18 лет. Кое-кто от неожиданности решил даже, что Меркель решила покинуть пост главы немецкого правительства – но нет, этого не произошло. Тем не менее, даже такой «уход наполовину» самой могущественной женщины Европы – событие весьма неординарное.

В принципе, какого-то жесткого решения, так или иначе, следовало ожидать: после очередных провальных земельных выборов, теперь в федеральной земле Гессен, где консерваторы потеряли более чем 11% голосов избирателей, иначе и быть не могло. Кто-то должен был «снять шляпу» и Ангела Меркель решила взять вину на себя. Госпожа канцлер заявила, что не будет больше баллотироваться на пост председателя ХДС, а по окончании своей канцлерской каденции вообще уйдет из политики – как немецкой, так и международной. Кроме того, она подчеркнула, что не намерена работать ни в какой крупной компании, быть чьим-то консультантом или возглавлять коммерческий проект, как это сделал ее предшественник Герхард Шредер, которого за откровенный лоббизм в пользу «Газпрома» его собственные товарищи по Социал-демократической партии прозвали «русским немцем».

Так что, по большому счету, Ангела Меркель объявила о своем «прощальном туре», который может оказаться довольно длинным – если не развалится правящая в ФРГ коалиция, то трехлетним. У немцев, европейцев и жителей всей планеты будет достаточно времени, чтобы попрощаться с «Мутти» и ее политическим наследием. Германию же, без сомнения, ожидает период серьезной политической турбулентности и переформатирования – период, могущий оказать влияние на весь Евросоюз.

И это, собственно, не потому лишь, что с политической сцены уходит столь яркий лидер. Суть в том, что Ангела Меркель является, пожалуй, последней в Европе выразительницей и поборницей классической системы европейских ценностей, последней, кто отстаивал ее классическими же методами. Именно эти методы и эти убеждения и подтолкнули Европу к наиболее мощному за последние десятилетия миграционному кризису – кризису, использованному в своих целях врагами Европы и европейских ценностей, в первую очередь – Путиным.

Очень многим не без оснований кажется, что сам этот кризис был попросту срежиссирован Кремлем – уж в чем – в чем, а в способностях шпиона КГБ Владимира Путина планировать и творить мерзости сомневаться не приходится. Воспользовавшись сирийским восстанием против Асада и слабостью «президента-миротворца» США Барака Обамы, он отдал российским «их-там-нет-ам» приказ хорошенько пробомбить Сирию. Для него не было важно, скольких мирных сирийцев он при этом убьет – гораздо важнее было, сколько их сбежит из страны. Эти сбежавшие были искусно направлены в Европу.

Понятно, что если бы управляемый демократами Белый дом оказался бы тогда порешительнее, если бы он добился устранения Башара Асада, установления в Сирии бесполетной зоны по иракскому или ливийскому образцу – возможно, никакой волны беженцев бы просто не было. Увы – хотеть не вредно. Европе очень не повезло с тогдашним американским президентом – так же, как 70 лет назад не повезло с собственными «миротворцами», Чемберленом и Даладье.

А отдуваться за все пришлось никому иному, как Ангеле Меркель. Не стоит упрекать ее в совершенной ошибке: с ее опытом, политическим багажом и биографией эта ошибка была запрограммирована. Решение пригласить сирийцев «пересидеть грозу» было продиктовано теми самыми, накрепко забитыми в ее голову представлениями о европейских (а также христианских) ценностях. Путин, которому эти ценности абсолютно чужды и, возможно, просто смешны, считает их глупой слабостью и поэтому не преминул этой «слабостью» воспользоваться. На самом деле, удивительно не то, что Ангела Меркель совершила эту трагическую ошибку с «приглашением» – удивительно, что после этого она так долго продержалась на своем посту, да еще и привела свою партию к победе на федеральных выборах в Бундестаг. Пожалуй, это достижение вполне сравнимо с ее первой победой, когда она одолела Шредера и стала первой в истории женщиной на посту канцлера Германии.

Увы, но даже столь долгий период все же окончился. Как ХДС/ХСС, так и социал-демократы, похоже, вот-вот потеряют право называться «народными» партиями – избиратель массово уходит от них. Трудно сказать, произойдет ли это в самом деле – возможно, тренд будет остановлен. Но возможно, что процесс зашел уже слишком далеко. Ангела Меркель «вызвала огонь на себя», постаравшись таким образом дать возможность собственной партии переломить негативную тенденцию – возможно, избиратели злятся именно на нее, а не на всех консерваторов скопом? В конце концов, не первый год она слышит о том, что немецкие бундесбюргеры просто устали от нее, бессменно сидящей в своем канцлерском кресле вот уже четвертую каденцию подряд…

Если это так, если фрау канцлерин удастся сыграть роль «козла отпущения» для своих соратников – то, возможно, присущий немцам консерватизм, а также устойчивость немецкой политической системы не дадут ей пойти вразнос. В свое время подобное в Германии уже происходило: стоит вспомнить историю о том, как долго оставался «у руля» Гельмут Коль и как трудно уходил он, оставив Меркель своей преемницей, но проиграв при этом Герхарду Шредеру именно потому, что немцы устали от «последнего из могикан Холодной войны». Так же, как Меркель сегодня, Коля обвиняли в том, что он «вытоптал все вокруг себя», не оставив в партии ни единой яркой личности, способной подхватить знамя. Его преемницу воспринимали, как «серую уточку», неспособную оказать достойное сопротивление «веселому Герту», рубахе-парню Шредеру с закатанными рукавами и риторикой «простого парня».

Понадобились годы, чтобы немцы устали уже от «поколения простаков», сокращавших свои имена (Герт – вместо Герхарда Шредера, Йошка – вместо Йозефа Фишера), не носивших галстуки и весело раздававших обещания, которые даже не собирались выполнять. На волне недовольства ими и вернулись консерваторы, возглавляемые теперь строгой и неулыбчивой педанткой (одно из давних прозвищ Ангелы Меркель – «канцлер минус улыбка»), скупой на обещания, но крайне точной и настойчивой в осуществлении своих планов. Сегодня в ее политическом весе вряд ли кто-нибудь в мире сомневается, и неправомерно сравнивать ее с весельчаком Шредером, которого в Германии многие попросту презирают за то, что он радостно побежал служить Путину, стоило поманить его большими деньгами.

Но тот кризис Германия пережила все-таки достаточно легко, опираясь на устойчивость своей политической системы. Сегодня эта устойчивость оказалась под сомнением – явный парадокс, учитывая тот факт, что экономическая стабильность ФРГ, развитая и укрепленная Ангелой Меркель, весьма возросла за минувшие годы. Во времена Коля было понятно: проигрывает он со своими союзниками-либералами – на смену приходят социал-демократы со своими союзниками-«зелеными». На худой конец, имелась временная, не слишком эффективная, но приемлемая на «короткой дистанции» модель Большой коалиции – из ХДС/ХСС и СДПГ. Эта модель была опробована дважды: канцлером (крайне неудачным, к слову) Куртом Георгом Кизингером и его партнером и преемником, блестящим социал-демократом Вилли Брандтом.

О том, что подобная коалиция может править страной годы подряд – просто потому, что другого выхода нет – никто в те времена даже не задумывался. Так же, как и о возможности превращения СДПГ из «народной», «рабочей» партии в центристскую партию с весьма узким кругом последователей. Никто не мог представить, что к левым крикунам-популистам, появление которых в парламенте было обусловлено воссоединением Германии, добавятся правые крикуны-популисты, и они вместе начнут раскачивать страну, как в недобрые старые времена Веймарской республики…

Социал-демократы поддались искушению – попытались использовать «левых» в качестве возможной альтернативы строптивым «зеленым». Не зря лидером партии «левых» стал никто иной, как один из старейших руководителей СДПГ Оскар Лафонтен – бывший председатель социал-демократов и министр шредеровского правительства. Сегодня же подобное искушение маячит теперь уже перед христианскими демократами: они могут, чего доброго, попытаться наладить партнерские отношения с крайне правыми крикунами из «Альтернативы для Германии» вместо столь же, сколь и «зеленые», строптивых либералов. Не зря поговаривают, что министр здравоохранения нынешнего правительства и один из возможных кандидатов на пост нового председателя ХДС, Йенс Шпанн, весьма близок к руководству АдГ, а один из лидеров этой правопопулистской партии – ни кто иной, как бывший известный деятель христианских демократов Александр Гауланд. Подобный союз, если представить, что он реален – может дать консерваторам возможность стабильного собственного правления – без зависимости от СДПГ и даже от постоянных союзников – либералов.

Именно в этом и состоит главная опасность для Германии и для Европы теперь, когда Ангела Меркель освободила первый из двух своих крупных политических постов. Подобное искушение консерваторы уже испытывали – в 20-30-е годы минувшего столетия. Тогда они не устояли, легитимизировали крикунов-нацистов… а чем это кончилось для всего мира, знает сегодня каждый школьник. Сегодняшняя ситуация выглядит столь же непредсказуемой – по крайней мере, со стороны. Слишком много в ней центров притяжения, слишком много игроков, слишком много случайных вариантов. Плюс – усердный труд «гибридного» соседа, обожающего разрушать ненавистный Запад с помощью вбросов, дезинформации и вранья, красиво называемого «постправдой».

Наверное, именно поэтому Ангела Меркель все-таки не решилась уйти сразу и бесповоротно. У нее есть три года, чтобы обставить свой уход наиболее мягким, предсказуемым и скучным образом – так, как она привыкла работать. Без фейерверков, но и без ошибок. Ради Германии и ради ее любимой Европы.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ