ПЕРВАЯ МИРОВА...

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ: НЕДООЦЕНЕННАЯ ВОЙНА

4
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

11 ноября в Европе – очень странный день. Поляки радостно празднуют свою независимость, в Германии, Италии и многих других странах ровно в 11 часов 11 минут начинается «пятое время года» – то есть, карнавал … А еще – отмечают завершение Первой Мировой войны. Правда, эту дату из года в год забывают: только сейчас, когда этому завершению исполнилось ровнехонько 100 лет – о ней вспомнили. Недаром эта война, в результате которой были уничтожены целых 4 империи (Российская, Австро-Венгерская, немецкий Рейх и Оттоманская Порта) и которая раньше, до Второй Мировой, называлась просто Великой войной, потом стала справедливо называться «забытой».

После четырех лет и трех месяцев боевых действий, 11 ноября 1918 она закончилась. В то время это была самая кровавая из всех известных человечеству войн. Ее еще называли «первой механической». Миллионы погибших, миллионы искалеченных … и призрак новой войны – вот что принесла она и победителям, и побежденным.

Капитуляция

Под конец все происходило очень быстро. Где-то 72 часа раздумий и переговоров уделил французский маршал и командующий союзными войсками Фернан Фоше немецкой делегации, когда она 8 ноября прибыла в его командирский вагон с серийным номером 2419 D, который стоял в Компьенском лесу, и попросила предоставить условия капитуляции. В перечне тяжелых условий, который был им предъявлен, немцы так или иначе почти ничего изменить не могли, потому что переговоры они вели с нижними чинами, а сам Фоше демонстративно отсутствовал.

11 ноября делегации где-то в два часа ночи собрались в последний раз. В 5.12 началась церемония подписания капитуляции, которая длилась всего 8 минут. С 11 утра в силу вступило прекращение огня. Война была окончена.

Не один лишь немецкий статс-секретарь Маттиас Эрцберг, руководитель немецкой комиссии по прекращению огня, был в отчаянии от выдвинутых командующим Антанты условий: немедленное отступление немецких войск, контроль Антанты над прирейнскими территориями, полная выдача тяжелого вооружения, боевых кораблей, транспортных средств – при том, что британская блокада Германии должна была сохраниться. Но это была только политическая сторона дела. Потому что Эрцберг потерял на этой войне своего сына. И миллионы семей по всей Европе потеряли своих.

Кровавая война

Если смотреть на цифры, то Первая мировая была на то время самой кровавой войной в истории человечества. В 30-летней войне соотношение между теми, кто выжил, и теми, кто погиб, правда, было гораздо больше, но потери, которые принесла с собой первая современная «война машин», по размерам были такими, что кое-кто считал тогда: после этого человечество просто не осмелится больше воевать. Наивные…

«Баланс страданий», зажатый в сухие, холодные цифры, поразителен. Между 1914 и 1918 годами с обеих сторон погибли 9.442.000 солдат: на фронте, в дороге, в лазаретах, дома… Правда, эта цифра не является точной, так как невозможно было подсчитать все потери, скажем, на Балканах или на огромных пространствах Российской империи, где жизнь человеческая так или иначе никогда не ценилась.

Большинство известных жертв этой войны – немцы (2 миллиона), а не жители Российской империи, как это долгое время утверждалось (1.8 млн.). Это указывает на структуру этой войны: она была более благосклонна к тем, кто сидел в обороне. То, что немцы в 1914 и в 1918 пытались склонить военную удачу на свою сторону с помощью больших наступлений, стало причиной наибольших потерь. В августе 1914 они потеряли 12,4% наступающих солдат, в сентябре – целых 16,8%. Примерно такая же картина наблюдалась и весной 1918, а также во время боев в отступлении того же года. Российские потери были большими, но выход правительства большевиков из войны в 1917 году заставил историков записывать российские жертвы уже на счет внутренней, гражданской войны.

Эта война выкосила целые поколения. Почти половина всех погибших с немецкой и английской сторон находились в возрасте от 19 до 24 лет. Хотя солдаты в возрасте старше 35 лет составляли более 30% войск, на них приходится лишь десятая часть всех погибших. Видимо, их не так часто посылали на передовую. В ходе второй половины войны особой опасности погибнуть подвергались большей частью новички-призывники – так, по крайней мере, утверждает историк Беньямин Циманн в своей статье «Солдаты», обнародованной в «Энциклопедии Первой Мировой войны».

Также очень показателен перечень оружия, от которого гибли или получали ранения солдаты – он тоже рассказывает многое о характере этой войны. С конца 1914 года и до 1917 наибольшие потери французские войска несли от артиллерии противника – 76%. Примерно такими же были цифры потерь и на немецкой стороне. Далее – 16% погибших и раненых от пехотного огнестрельного оружия, около 2% – от ручных гранат, 1,7% от боевых отравляющих веществ и всего лишь 0,1% – от холодного оружия. Эта война окончательно отправила «атаки на ура», наступления большим числом и тому подобное в прошлое.

Искалеченные солдаты, искалеченные гражданские

И это все изменило самоощущение, самую ментальность солдат с обеих сторон. Те, кто вынуждены были торчать в окопах, воспринимали самих себя, прежде всего, как жертвы, в то время как артиллеристы со второй и третьей линий, имея в руках мощное и страшное оружие, имели другое самовосприятие – в роли эдаких «богов войны». «Интенсивность технических средств убийства, которыми обладали артиллеристы, просто абсолютно изменяло их нравственное восприятие» – считает Циманн.

Впрочем, технический прогресс принес солдатам этой войны и немного добра. Уровень смертности в лазаретах, который еще во время войн XIX века был большим, чем уровень смертности на фронтах, ощутимо снизился. Улучшенная медицина привела к тому, что лишь десятая часть немецких потерь пришлась на болезни (на французской стороне – пятая).
Зато участились психические травмы. Постоянное пребывание в блиндажах под постоянным огнем, жизнь в мокрых окопах и траншеях между крысами и трупами, постоянный страх перед артиллерией, снайперами и разведывательными группами привели к массовому возникновению военных неврозов. Появилась совершенно новая «солдатская» болезнь, которая была названа shellschocks или «военная дрожь». Сегодня это называется «посттравматическими эффектами». Только в немецкой армии этот диагноз был вынесен почти 600.000 раз.

К этому добавилась необходимость переживать страдания многих собратьев, которые, хотя и остались в живых, но были искалечены страшными ранами. Когда в июне 1919 года немецкая делегация подписывала Версальское мирное соглашение, ей пришлось пройти в зал мимо группы тяжелораненых французских ветеранов, чьи лица были изуродованы. Таких несчастных насчитывалось во всех странах, участвовавших в Великой войне, сотни тысяч. В одной только Германии физические и психические травмы получили 2,7 млн. человек.

Но война прошлась не только по военным. Ее, в конце концов, вели не только армии, но и целые общества, поэтому массово гибли и мирные люди. Со стороны «немецкого» альянса погибли: в Германии – 700 000 гражданских (по большей части – жертвы голода 1916/1917 годов, который разразился из-за британской блокады), в Австро-Венгрии – 400 000, в Болгарии – 300 000. Гражданские жертвы в Османской империи составили более 2 миллионов человек.

Со стороны Антанты – похожие цифры. Франция и Великобритания потеряли по 600 000 гражданских лиц, Италия – 700 000, Российская империя, по неточным данным – миллион (на самом деле, больше, потому что, как уже было отмечено, огромное количество жертв записывается на счет Гражданской, а не Первой Мировой войны).

В конце концов, никакой разницы между солдатами и гражданскими не делала и пандемия так называемого «испанского гриппа», или «испанка», которая прокатилась по планете, начиная с 1918 года. Во всем мире, по последним данным, от этой болезни погибло около 50 млн. человек. Только в Индии и развалившейся России – 17 млн. впрочем, в России эта болезнь не была главной причиной массовой гибели. Потому что убийства там продолжались даже и после завершения Первой Мировой войны. Правда, не только в России: тянулись вооруженные конфликты в Ирландии, на Балтике, в Румынии… В 1921 году разразилась польско-советская война, в которой погибла украинская независимость, в 1923 – греко-турецкая война, в которой погибла Османская империя… А установление диктаторских режимов по всей Европе привело к массовым внутренним «чисткам» – где национальным, где политическим… Таким было кровавое наследство Первой Мировой – наследство, которое, в конце концов, привело уже ко Второй Мировой войне, после которой Первая Мировая перестала считаться «Великой». И кто знает – не будут ли историки будущего (если человечество вообще выживет) писать когда-нибудь о новой мировой войне, которая затмит своими масштабами первые две?

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ