«СОЮЗ» «СОКОЛ...

«СОЮЗ» «СОКОЛУ» НЕ КОНКУРЕНТ

17
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Почему сотрудничество с компанией SpaseX вместо «Роскосмоса», как и стартовая площадка на базе Ванденберг в Калифорнии вместо Байконура оказались для Казахстана предпочтительней? Ответ в трех словах: надежней, дешевле, перспективней.

Как Москва Астану теряет

Как известно, в ночь с 3 на 4 декабря 2018 года на военно-воздушной базе Ванденберг в Калифорнии произведен пуск ракеты-носителя «Falcon 9» компании SpaseX. Американскому «Соколу» была поставлена задача – вывести на орбиту 64 спутника из 34 организаций 17 стран мира, среди которых и Казахстан. Речь идет о двух спутниках космической системы научно-технологического назначения (КС НТН), созданного совместной казахстанско-британской командой инженеров. Это микроспутник технологического назначения массой 100 кг с оптической полезной нагрузкой дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) с разрешением 17 метров и наноспутник массой 5 кг, с научной полезной нагрузкой для исследования ионосферы Земли.

Уместный вопрос в этой связи: к чему ехать за семь верст киселя хлебать?

Ведь в Кызылординской области Казахстана имеется первый и крупнейший в мире космодром Байконур, используемый с 4 октября 1957 года, когда отсюда был запущен первый в мире искусственный спутник Земли. Можно было бы использовать эту проверенную временем стартовую площадку.

Тут все не так просто. После распада СССР, когда Байконур стал территорией суверенного Казахстана, космическое хозяйство развалилось, оставив офицерский состав и гражданских спецов без работы. Лишь в 1994 году, когда комплекс, включая город Байконур, был передан в 50-летнюю аренду России, здесь стали появляться признаки жизни. Об эффективном обслуживании запусков не было и речи. А если они и случались, то доставляли массу проблем. 6 сентября 2007 года РН «Протон-М» после неудачного запуска упала в 40 км от города Жезказган, при этом на почву попало несколько тонн высокотоксичного топлива (гептила).

Проще было построить новый космодром Восточный, чем тратить огромные суммы на восстановление космического старья. В мае 2018 года в российской прессе появились сообщения о возможном уходе российских военных с космодрома до конца года в связи с сокращением бюджета.

Так Байконур стал частью советской космической эпопеи. Если бы он оставался в строю, можно было бы говорить о сотрудничестве Аэрокосмического комитета министерства оборонной и аэрокосмической промышленности Казахстана (АК МОАПК) с «Роскосмосом» и запуске ракеты-носителя «Союз» с Байконура, который находится, как говорят эксперты, в шаговой удаленности от АК МОАПК – научно-технического центра и испытательных стендов. От Астаны до Байконура – полтора часа лету. Однако этого не случилось.

Ключевые проблемы

А случилось с переподчинением космического хозяйства на Байконуре другое. Астана сочла за благо переключаться на сотрудничество с более надежными партнерами. Ее подстегивал ряд обстоятельств.

Первая проблема – геополитическая.

В связи с резким обострением российско-украинских отношений, которое началось в 2014 году и продолжается поныне, была закрыта созданная в 1992-2003 гг. российско-украинская космическая программа «Днепр» вместе с двумя стартовыми площадками (космодром Байконур, Республика Казахстан) и пусковой базой «Ясный» (Оренбургская область Российской Федерации).

Вторая проблема – финансовая.

Запуск одного спутника с одной ракетой «Союз» мог стоить $10-30 млн., как подчеркивает министр оборонной и аэрокосмической промышленности Казахстана Бейбут Атамкулов. При этом россияне при каждом удобном случае намекали: дескать, вам еще повезло, ребята, – деньги-то смешные. Но казахи начали активный поиск ракеты-носителя. Выбрав ракету «Falcon 9» компании SpaceX, Казахстан получил возможность запустить сразу два спутника при суммарной стоимости предварительной подготовки и страхования в $1,3-1,4 млн. Столь низкая цена объяснялась числом спутников (64 вместо двух). Правда, ряд ответственных работников аэрокосмической отрасли Казахстана, в том числе и Марал Жарасова, административный директор СП Gharal, уведомила: «Причина запуска данных спутников на Falcon 9 заключается не в «низкой цене», а в том, что российская компания, с которой был изначально заключен контракт на запуск, банально не выполнила своих обязательств. Переход на Falcon был вынужденной мерой для обеспечения запуска».

Третья проблема – степень надежности.

Разумеется, многое зависит от внешнеполитических причин, о чем говорилось выше. Все пуски, проведенные SpaseX, были успешными. Российские ракеты-носители «Союз» имеют иные параметры и обслуживаются не столь качественно. По этой причине «Союзы» выходили из строя (отказ в системе ориентации, сбой в работе бортовых систем третьей ступени), начиная с 1966 года. За «Falcon 9» – 64 успешных пуска, начиная с 2010 года. По-прежнему происходят аварии российской техники, хотя уровень аварийности снижается: если в 2014 году было 3 аварии, то в 2017-м – одна.

В США и Евросоюзе за это время не произошло ни одной аварии. В последние годы международные издания отмечали, что «Falcon 9» выигрывает в конкуренции с российской ракетой «Союз». Это подтверждается запуском в ночь с 3 на 4 декабря 2018: SpaceX использовала одну и ту же ступень ракеты-носителя в третий раз. Через несколько минут первая ступень ракеты совершила так называемый маневр перехода на обратный курс и опустилась на беспилотную платформу в Тихом океане. Полезная нагрузка из 64 спутников является рекордом для космического запуска с территории США.

Плюс бонусы

Первый – возможность закрепить успех с SpaseX, применяющей «Falcon 9», ракету тяжелого класса с одно- и многоразовым использованием. В 2018 году глава компании Илон Маск успешно протестировал систему возврата ракет на Землю, чем произвел прорыв в области коммерческого освоения космоса.

Второй – возможность кооперации с аэрокосмостроителями других стран по части обмена высокотехнологичными продуктами. А то, что это вполне вероятно, доказывает уже наработанный опыт сотрудничества с британскими инженерами.

Третий – наращивание мощностей компанией SpaseX. Еще около двух лет назад, 14 января 2017 года с той же базы Ванденберг был осуществлен пуск «Falcon 9» 10 спутников Iridium на орбиту. Сейчас – 64 спутника. Налицо прорыв.

По сути, на примере Казахстана состоялось наглядное приглашение к сотрудничеству всем постсоветским республикам, которые заняты космическими исследованиями. Астана создала прецедент, за которым последует всплеск интереса к американской компании SpaseX со стороны астрофизиков Украины, Узбекистана, Таджикистана, Азербайджана.

Желания и возможности

В 2017 году компания SpaseX обогнала прежнего мирового лидера «Роскосмос»: 16 гражданских запусков против 15. Причем все 16 были успешны, у россиян из 15 – один неудачный. В принципе, никто не застрахован от неудач. Другое дело – что надо сделать, чтобы их предотвратить.

В отчете госкорпорации «Роскосмос» за 2017 год ясно сказано: Россия по качеству космической техники не может превзойти конкурентов.

С одной стороны, есть очевидные успехи. «Роскосмос» сформировал орбитальную группировку из 87 космических аппаратов, завершил строительство первой очереди космодрома Восточный, и начал разработку ракеты-носителя «Союз-5».

С другой стороны, доля российского экспорта ракетно-космической техники в 2017 году составила не четверть от мирового, а втрое меньшую. Причины известны: санкции западных стран, из-за которых Россия не получает высококачественную импортную аппаратуру для спутников, и падение курса рубля.

В 2017 году «Роскосмос» планировал запустить 25 ракет-носителей, но осуществил только 21 запуск для государственных и коммерческих заказчиков. США за то же время осуществили 29 запусков, Китай – 19, следует из отчетности корпорации.

Конкурентоспособность России на рынке космических запусков в «Роскосмосе» связывают с частными компаниями из США. Госкорпорация считает, что они предоставляют услуги по «демпинговым ценам». В качестве примера в отчете привели компанию SpaceX Илона Маска и ее семейство одноразовых и частично многоразовых ракет-носителей Falcon. В этой связи непонятно, почему прикормленный Кремлем «Роскосмос», даже не пытается испытывать многоразовые ракеты.

Это деньги, господа…

В качестве обоснования этой инертности «Роскосмос» приводит сокращение бюджетного финансирования. При этом глава Счетной палаты Алексей Кудрин назвал «Роскосмос» рекордсменом по масштабам финансовых нарушений. В 2017 году Счетная палата выявила в «Роскосмосе» нарушений на 760 млрд. рублей.

В Генпрокуратуре РФ в свою очередь заявили, что выявили не менее 17 тысяч нарушений закона, допущенных при строительстве космодрома Восточный. Это 16 уголовных дел по российским стартапам, уточняет обозреватель «Эха Москвы» Юлия Латынина:

«Все они касаются воровства денег и изощренного способа, как чего вывести из бюджета… Это у американцев компании сделаны не затем, чтобы летать на Марс, а, на самом деле, для того, чтобы зарабатывать деньги. Но наши компании сделаны для того, чтобы деньги воровать (государственные). И так получается, что в результате, когда ты зарабатываешь деньги, в итоге ты летишь на Марс. А когда ты деньги воруешь, в итоге ты на Марс не летишь, а имеешь зато вышеуказанные уголовные дела и, конечно, Рогозина с его вечными рассказами. Значит, Рогозин – это, я бы сказала, такое, естественное следствие воровской экономики. А, вот, как мочевой пузырь выделяет мочу, так клептократия, естественно, выделяет Рогозина. Это такие естественные выделения клептократии (его высказывания)».

Как расхищаются бюджетные деньги? Последний пример. Предприятие «Роскосмоса» разместило заказ на устранение строительных дефектов на Восточном: неправильный деформационный шов на фундаменте стартового сооружения и прочая халтура. Закупка была размещена 23 ноября. В действительности проблему с деформационным швом на стартовом комплексе «Союза-2» решили еще 25 октября. То есть один и тот же шов (а это сотни тысяч рублей) оплачен дважды.

«Роскосмос» ужасно обижается, когда его упрекают в воровстве. Его руководители считают, что госкорпорация в очередной раз подверглась информационной атаке, направленной на то, чтобы космическую отрасль лишили средств при формировании бюджета. Удобнее всего чекистам объяснить это теорией заговора. Дескать, кому-то надо создать образ «Роскосмоса» как самого большого должника и отрасли, «пожирающей федеральные деньги».

Так, суммарно провалы «Роскосмоса» объясняются происками внешних врагов в лице Илона Маска и западных санкций, а также внутренних врагов, которые не называются.

Знакомясь с этими заявлениями, понимаешь, почему продолжается отставание России от США и почему даже очень близкие торговые партнеры из числа экс-советских республик считают, что база Ванденберг в Калифорнии ближе, чем Байконур, и намного предпочтительней с помощью американской техники запускать спутники – проще, дешевле и надежней.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ