ОХОТА НА ТРАМ...

ОХОТА НА ТРАМПА

5
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

С нового года в США начинает работать обновленный состав Конгресса – теперь в палате представителей большинством будут демократы, находящиеся в жесткой оппозиции к действующему президенту Дональду Трампу. Это значительно облегчает работу команде спецпрокурора Роберта Мюллера, который расследует связи Трампа с Россией. Станет ли Дональд Трамп первым американским президентом, против которого будет применен импичмент?

Следственные документы, накапливаемые Мюллером, несомненно, фокусируются на одной-единственной фигуре – на Дональде Трампе. Формально, в них обвиняются разные люди, в том числе – многолетний личный адвокат президента, Майкл Коэн. Но во всех этих бумагах постоянно «всплывает» фигура Трампа – юридически он называется «Individual №1» – то есть «персона номер один».

Мюллер четко демонстрирует этим, что он ни на миг не выпускает из поля зрения главную проблему аферы с «Рашагейтом». Несмотря на огромную кучу деталей, впечатляющее количество персонажей и связей между ними, фокус дела ни на миг не отклоняется от президента.

Комиссия Мюллера работает уже 19 месяцев подряд и завершение ее работы все еще даже не на горизонте. Трамп каждые пару дней ругается в Твиттере по поводу «охоты на ведьм», якобы направленной против него, его семьи и (как же без этого?) «доброго имени американской нации». Его постоянная ярость и постоянная брань в адрес Мюллера показывают, что работа следователей – далеко не «комариный писк» для президента. Многие считают, что Трамп переживает даже больше, чем пытается показать.

Что ж, ему есть, чего опасаться. В конце концов, Мюллер может сильно подпортить Трампу картину триумфа всей его жизни: победу на президентских выборах 2016 года. Мюллер, многолетний шеф ФБР, работавший как при президенте-республиканце Джордже Буше, так и при демократе Бараке Обаме, тщательно изучает российское влияние на эти выборы. То, что влияние это имело место – сейчас уже является БЕЗОГОВОРОЧНЫМ, ДОКАЗАННЫМ ФАКТОМ: скажем, в форме массовой дезинформации в Интернете со стороны «Ольгинской фабрики троллей», в форме хакерских атак на почтовые серверы Хиллари Клинтон, в форме прямой шпионской деятельности. Все это уже само по себе является поводом, чтобы американцы сильно задумались. Но еще более взрывоопасным остается вопрос, который пока является открытым – насколько плотно сотрудничал в этой афере с русскими сам Трамп?

Обвинение за обвинением

Роберт Мюллер пытается выяснить: было ли сотрудничество команды Трампа с русскими «заговором с преступными намерениями», чтобы получить преимущество над Клинтон?

Потому что, по американскому законодательству, подобные действия являются преступлением. В контексте этих подозрений, Мюллер «прочесывает» также и финансовые связи семьи президента, отыскивая возможные конфликты интересов – например, связанные с торговлей недвижимостью или с деятельностью финансовой империи Трампа. Если спецпрокурор докажет наличие незаконных действий – это может привести к импичменту и даже к аресту Трампа. Таким образом, Дональд Трамп может войти в американскую и мировую историю, как первый президент США, который будет отставлен от своей должности, или первый, попавший в тюрьму. Не очень приятный способ остаться в истории, не так ли?

Сам Трамп не устает повторять, что не было никаких тайных соглашений, не было никакого влияния на юстицию, вообще ничего не было. «Охотник» же Роберт Мюллер свои «козыри» не раскрывает, продолжая упорно трудиться. Выступить в качестве свидетеля Трамп отказался, но Мюллер смог допросить уже более двух десятков действующих сотрудников Белого Дома и бывших подчиненных Трампа.

В течение прошлых недель сразу два судебных процесса должны были пролить немного света на это действительно сложное дело. Бывший адвокат Трампа Майкл Коэн был в середине декабря осужден на три года тюрьмы. Федеральный суд в Нью-Йорке признал его виновным, помимо прочего, в уклонении от уплаты налогов и в ложных показаниях перед Конгрессом США. Коэн признался в том, что солгал Конгрессу о планах строительства в Москве огромного здания Trump Tower – из-за своей лояльности по отношению к Трампу. Проект лопнул, но переговоры о нем были прекращены только за 5 месяцев до президентских выборов в США. Коэн, кроме того, по приказу Трампа заплатил «отступные» порнозвезде Сторми Дэниелс, чтобы она молчала о своих сексуальных связях с президентом. Этот эпизод может расцениваться как нарушение закона о финансировании предвыборной кампании, а также, как влияние на выборы. В ходе процесса был рассмотрен целый ряд «горячих» деталей – так, Коэн признался, что россияне пытались расширить свое влияние на команду Трампа.

Чего материалы суда не поясняют – так это вопрос, были ли российские «авансы» приняты. Так или иначе, а Коэн, более десяти лет подряд сотрудничавший с Трампом, теперь с президентом вообще не разговаривает. Он считается ключевым свидетелем этого дела. Роберт Мюллер подчеркнул, что Коэн предоставил ему «важную информацию» – и таким образом заработал себе мягкий приговор. Три года – не двадцать, в конце концов…

За неделю до Рождества должен был быть вынесен второй приговор – но с ним вышло иначе. Бывший советник Трампа по вопросам национальной безопасности Майкл Флинн должен был быть осужден за то, что солгал ФБР о своих контактах с российским послом в США Кисляком. Судья обвинил его в тяжком преступлении, но адвокатам Флинна удалось отсрочить оглашение приговора. Флинн, мол, хотел бы получить время, чтобы продолжить свое сотрудничество со следствием. Приговора он все равно не избежит, но, если Роберт Мюллер и ему даст «положительную характеристику», то, возможно, отсидеть Флинну придется лишь полгода.

А вот другому фигуранту этого дела, шефу предвыборного штаба Трампа Полу Манафорту, «светит» очень долгий срок пребывания в тюрьме. Потому что его сотрудничество со следствием оказалась не таким уж и искренним, как это казалось поначалу. 69-летний лоббист, который годами подряд поддерживает наитеснейшие контакты с Кремлем, летом предстал перед судом по обвинению в отмывании денег, коррупции и банковских аферах. Все эти нарушения имели место до выборов, но Манафорт так же, как и Флинн, пошел на сотрудничество с командой Мюллера в деле «Рашагейта» и получил сравнительно небольшой срок. Однако в конце ноября Роберт Мюллер отменил это соглашение из-за того, что выяснил – Манафорт снова соврал. Новый приговор должен быть оглашен в начале марта этого года и ожидается, что он будет сокрушительным.

Всеми этими обвинениями и допросами Роберт Мюллер постепенно окружает президента США, загоняет его во все более тесный угол. Но приведет ли это к отставке Трампа? Ответ зависит напрямую от ответа на другой, ключевой вопрос: был ли Трамп напрямую «завязан» на сотрудничестве с русскими? И, если был – было ли это сотрудничество выражено в конкретных тайных сделках и акциях с целью манипуляции выборами? Бывший шеф-стратег Трампа Стив Бэннон уже успел обвинить президента в этом сотрудничестве в своей книге «Fire and Fury».

Впрочем, следует признать: чем дальше затягивается это следствие, тем легче Трампу утверждать, что оно является ничем иным, как чистым безумием. Мол – если бы у них на меня что-то было, то уже выложили бы, а так – «нет у вас методов против Костьки Сапрыкина». Вся эта история раскалывает страну, она привела к таким полемических баталиям, которых в Америке до сих пор не знали…

Для демократов, которые желали бы, по крайней мере, в 2020 году выставить Трампа из Белого дома, следствие дает шанс атаковать президента. В январе начинает работу новый Конгресс. Демократы намерены использовать свое большинство в палате представителей, чтобы начать собственное следствие и допросить новых свидетелей. Джерри Надлер, который вскоре должен стать председателем комитета юстиции Конгресса США, уже успел пригрозить: «Мы привлечем Трампа к ответственности». Но даже, если Мюллер выложит свой доклад в скором времени – неизвестно, обвинит он напрямую президента.

Сам Трамп, кажется, пытается защититься от любых случайностей. В ноябре он прогнал министра юстиции Джеффа Сешнза, поставив на его место 68-летнего Вильяма Барра. Сешнз подчеркнуто отстранился от следствия Мюллера, а вот Барр, который был министром юстиции в 90-е годы при президенте Буше, может, как считает Трамп, и вмешаться – например, сократить бюджет следователям Мюллера или засекретить важные документы.

Для Трампа подобная «модернизация» была бы очень удобным решением всех проблем. Тогда не надо было бы освобождать Мюллера и провоцировать этим конституционный кризис – можно было бы просто забрать у следствия необходимые деньги. Но пока Барр молчит и ни во что не вмешивается…

На самом деле, Роберт Мюллер не может лично решить, как Вашингтон должен отнестись к результатам его работы. Он не имеет права единолично предоставить свой доклад Конгрессу – о предоставлении его или не предоставлении выносит решение министр юстиции – то есть, Вильям Барр. В деле «Рашагейта» он до сих пор считался лояльным к Трампу … но не следует забывать, что и его предшественник, Джефф Сешнз, тоже много лет был последователем действующего президента. Так же, как и Майкл Флинн, и Майкл Коэн, и еще много людей из окружения Трампа, с которым президент теперь и знаться не желает…

Можно ли «вынести» Трампа из Белого дома?

Может ли вообще действующий президент США быть официально обвиненным перед судом – этот вопрос сам по себе является причиной многих споров среди американских юристов. Решения Верховного суда по этому поводу нет. Перспектива начала процедуры импичмента тоже маловероятна – по крайней мере, пока в Сенате республиканцы сохраняют большинство. Может так получиться, что, в конце концов, Трамп будет полностью оправдан.

Возможно также, что «Рашагейт» никогда не будет раскрыт до конца. «Мюллер должен найти и представить доказательства нескольких частных встреч небольшого числа людей, имеющих опыт в сокрытии следов», – пишет Дов Левин, профессор международных связей Гонконгского университета, в популярном среди юристов блоге Lawfare.

После окончания Второй мировой войны манипуляции выборами стали в мире регулярными – ими, кстати, вовсю занимались и США, которые в 1964 году пытались блокировать социалистического кандидата на пост президента Чили, Сальвадора Альенде. Но доказательства, как напоминает Левин, появились «лишь частично и только после того, как прошли десятилетия». «История учит нас, что доказать тайный сговор бывает невозможно» – заключает он.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ