КАК КРЕМЛЬ ФР...

КАК КРЕМЛЬ ФРАНЦУЗСКИХ НАЦИОНАЛИСТОВ ФИНАНСИРОВАЛ

10
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Издание Washington Post обнародовало доказательства связей Кремля с французскими националистами. Если опираться на них, то можно сделать вывод, что Путин «прикупил» себе во Франции целую большую партию. Обошлось это ему не очень дорого: 9,4 миллиона евро кредита выдал «Национальному фронту» российский банк, который после этого тихо лопнул – так, что «кредит» отдавать теперь надо совсем другим людям, которые, как выяснили американские журналисты, все имеют прямые и очень крепкие отношения … с российской военной разведкой ГРУ.

Так уж сложилось, что пару лет назад «Национальный фронт», возглавляемый доброй подругой Владимира Путина, мадам Марин Ле Пен, оказался в затруднительном положении. Партии надо было начинать весьма дорогостоящую подготовку к президентской гонке, а денег в кассе не оказалось. Хуже того – ни один европейский банк не захотел выдать бедным французским националистам ни евро. Кто уж его знает, почему? Банк, как говорится – это такое заведение, где вам с радостью дадут денег, только вы сначала докажите, что в них не нуждаетесь. А госпожа Ле Пен в них нуждалась, да еще и в приличной сумме – очень уж ей хотелось стать первой женщиной-президентом Французской республики.

И вдруг на помощь пришел некий банк с пышным названием «Первый чешско-российский банк». Название пышное, а вот ни репутации, ни, так сказать, важности – никакой. Впрочем, это не беда: главное – деньги дал. Да еще и не так уж, чтобы маловато: 9,4 миллиона евро.

Этого банка уже нет. Он лопнул почему-то сразу после провала Марин Ле Пен на президентских выборах в 2017 году, а все его имущество и все активы попали в одну тихую московскую фирму, о которой Washington Post утверждает, что основали и контролируют ее люди, напрямую управляемые из московской штаб-квартиры ГРУ. А долг свой «Национальный фронт» понемногу отдает – одной московской нотариальной конторе, по 145 тысяч евро в месяц.

О «французском Манафорте» и «российских соотечественниках»

Откровенно говоря, статья в «Washington Post» читается, как крутой политтриллер. Журналисты исследовали особенности этого загадочного российского кредита, который, как оказалось, имеет значение, далеко выходящее за пределы финансовых отношений.

Статья демонстрирует: каким образом работает машина кремлевского управления, как Россия пытается выстроить свое политическое влияние за рубежом. В данном случае, финансовые и персональные связи между французскими правыми и кремлевскими кругами были извлечены на поверхность и дали возможность заглянуть в московский «теневой» мир, бросить взгляд на людей, предприятия и сети, которыми руководит Кремль, пытаясь воплотить в жизнь свои внешнеполитические интересы, даже если кажется, что никакой связи между теми или иными планами просто не существует. При этом граница между легальным и противозаконным зачастую стирается.

Впрочем, все по порядку. Примерно 5 лет назад, как уже отмечалось, «Национальный фронт» в полном отчаянии искал себе денежный источник, поскольку тех 4.5 млн. в год, которые выделяло этой партии по закону французское государство, катастрофически не хватало. Кто его знает, почему – возможно, из-за супер щедрых партийных выплат националистам, которые заседали в Европарламенте (в том числе, конечно, и самой Марин Ле Пен), а возможно – из-за того, что сторонники национальной идеи оказались не очень щедрыми и не слишком торопились жертвовать деньги своим кумирам. Проблема заключалась лишь в том, что ни французские, ни другие европейские банки с французскими националистами никаких дел иметь не желали.

Но тут на помощь пришел некий Жан-Люк Шаффхаузер: человек, не очень известный широкой общественности, но довольно популярный в определенных политических кругах Франции: он долгое время работал как лоббист российских интересов, своеобразный французский Манафорт. Шаффхаузер всегда был близок к «Национальному фронту», а с 2014 года даже стал с помощью этой партии европарламентарием. Его знакомства в Москве, как утверждает Washington Post, оказались очень впечатляющими: например, в числе его друзей можно отметить Александра Бабакова, депутата Госдумы и спецпосланника Кремля, занимающегося российскими организациями за рубежом – скажем, он является куратором известного «Всемирного Координационного Совета российских соотечественников», некоего форпоста «Русско мира», объединяющий многочисленные организации российских (точнее – советских русскоязычных) эмигрантов во многих странах мира.

Именно Бабаков посоветовал Шаффхаузеру и Ле Пен обратиться к «Первому чешско-российскому банку», штаб-квартира которого была расположена, конечно, отнюдь не в Чехии, а в Москве. Номинальным владельцем этого удивительного банка был тогда некий предприниматель по имени Роман Попов, но на самом деле этим банком владел российский банк «Стройтрансгаз» известного олигарха Геннадия Тимченко. 64-летний Тимченко, если кто не в курсе – один из самых богатых российских олигархов, член так называемого «кооператива «Озеро» и спарринг-партнер Путина по дзюдо.

В сентябре 2014 года финансовый руководитель «Национального фронта» Валлерано де Сен-Жюст отправился в Москву. Там он встретился с господином Поповым и подписал кредитное соглашение. Никому не известный «Первый чешско-российский банк» выдал партии Марин Ле Пен 9,4 миллиона евро под 6% годовых на срок до 23 сентября 2019 года. За свою посредническую деятельность Шаффхаузер получил около 140 000 евро. Это соглашение должно было остаться секретным, но тайну сохранить не удалось: всего лишь через 2.5 месяца французский Интернет-портал Mediapart обнародовал статью об этом кредите. За ней были обнародованы еще несколько материалов, в которых описывались контакты других представителей французских «правых» с «кремлевскими кредиторами».

Националисты и автофирма

Но после выдачи этого кредита, «Первый чешско-российский банк» просуществовал весьма-таки недолго. Уже в 2016 году он был ликвидирован (собственно, он лишился лицензии еще в марте) – как официально объяснялось, в результате консолидации российского банковского сектора, проводимой в то время Центральным банком. Его руководитель Эльвира Набиуллина решила упразднить все банки, которые имели слишком «тонкое» капитальное покрытие и «неосторожно» раздавали кредиты. Так или иначе, но в августе 2016 «чешские русские» объявили о банкротстве. Много денег по себе они не оставили. Вице-шеф банка оказался за решеткой по обвинению в раздаче многочисленных кредитов непонятным фирмам-«почтовым ящикам».

Кредита, который был выдан партии Марин Ле Пен, касается одна интересная подробность этого банкротства: 18 марта, менее чем за неделю до того момента, как банк потерял лицензию, «французский» кредит был официально передан фирме с названием «Конти». Это отнюдь не финансовая организация: род занятий, записанный в ее уставе, называется… «сдача внаем и лизинг автомобилей». То есть, фактически, большая французская партия задолжала … московским торговцам автомобилями.

Может так случиться, что кто-то, кому было известно, что банк вот-вот обанкротится, пытался вывести в «безопасную гавань» девять с половиной миллионов евро? И, если да – то кто же это был такой умник, владевший самой свежей информацией из Центробанка России? Официально, российские регулирующие учреждения не признают передачу кредита фирме «Конти», поскольку эта фирма практически ничего не уплатила банку за эту сделку. Владельцем автомобильной конторы является некий Сергей Евсеев. По данным Transparency International Russia, он же был шефом службы безопасности «Первого чешско-российского банка».

Как кредит научился летать

Но на этом загадочные события вокруг кредита «Национальному фронту» не закончились. Потому что «автомобилисты» из «Конти» передали в конце 2016 право собственности на него теперь уже «пилотам» – а именно, московскому предприятию «Айязапчасть» – поставщику механизмов для самолетов, который, к тому же, ремонтирует самолеты и вертолеты. Эта компания тесно связана с российской армией, а еще – с режимом сирийского диктатора Башара аль-Ассада, который ремонтирует у нее свои самолеты после того, как их в очередной раз «обидят», например, израильские ракеты. Руководители фирмы сделали себе карьеры в российской, а до того – в советской армии. Интересно, что фирма обладает эксклюзивной лицензией на проведение работ от ГРУ. Ее владельца зовут Валерий Захаренков – олигарх, контролирующий целый ряд российских оборонных предприятий и имеющий, кроме всего прочего, роскошную квартиру в Париже, недалеко от Триумфальной Арки. Зачем «летчику» понадобился тот кредит Ле Пен – вообще непонятно.

Что касается самого банка, а также его владельца, господина Попова – то ситуация еще более загадочная. Против банка ведется следствие, а господин Попов разыскивается через Интерпол и скрывается где-то за пределами России. В то же время есть данные, что он находится в Москве и ни от кого не прячется…

Статья в Washington Post опирается на расследование, которое проводили параллельно несколько Think Tanks в Европе и США. Случай с российским кредитом «Национальный фронт» является типичным примером, который дает возможность лучше понять взаимодействие политического и финансового влияния Москвы. Впрочем, как подчеркивает эксперт по российским вопросам Марк Галеотти, у россиян нет единого сценария, который они использовали бы в каждом из случаев. «Они много экспериментируют», – говорит Галеотти – «Они просто приходят к европейским политикам, предлагают им деньги и смотрят, что получится». С Марин Ле Пен – получилось. С кем еще?

 

 

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ